Село Пруссы. Здесь был Шехтель (29 фото)

Пруссы — третье поселение на берегу Пяловского водохранилища, стоит на правом высоком берегу затопленной поймой Учи. На автотранспорте сюда без пропуска не доедешь, но пешком или на велосипеде через лес можно добраться. Рядом с Пруссами была ещё деревня Пялово. в честь которой и названо водохранилище, но, похоже, она ушла под воду целиком.


Краткая историческая справка из Википедии
По писцовым книгам 1623—1624 гг. село Прусы на реке Уче с храмом во имя Рождества Пресвятой Богородицы находилось во владении князя Ивана Михайловича Катырёва-Ростовского.
В 1646 году принадлежало боярину князю Никите Ивановичу Одоевскому, а в 1678 году — князю Василию Фёдоровичу Одоевскому, после которого его жена вдова княгиня Акилина Фёдоровна завещала продать село, а вырученные деньги отдать в Ростовский девичий монастырь. В 1688 году из Приказа Большого Дворца село продано боярину Алексею Семёновичу Шеину, позже принадлежало его жене и сыну.
В 1721 году село приписано к дворцовым вотчинам, затем пожаловано Петром II графу Семёну Леонтьевичу Гендрикову. В 1759 году владельцем стал его сын граф Иван Семёнович, от которого в 1780 году село перешло к его жене вдове графине Екатерине Сергеевне.
XIX—XX вв. В середине XIX века сельцо Прусы относилось ко 2-му стану Московского уезда Московской губернии и принадлежала коллежскому асессору Крымовой Марье Ивановне, в сельце была церковь, господский дом, дворовых 12 душ мужского пола и 16 душ женского.
В «Списке населённых мест» 1862 года — владельческое село 2-го стана Московского уезда по левую сторону Ольшанского тракта (между Ярославским шоссе и Дмитровским трактом), в 20 верстах от губернского города и 10 верстах от становой квартиры, при реке Уче, с 4 дворами, православной церковью и 24 жителями (12 мужчин, 12 женщин).
По данным на 1899 год — село Троицкой волости Московского уезда с 23 жителями.
По материалам Всесоюзной переписи населения 1926 года — сельцо Кузнецовского сельсовета Пушкинской волости Московского уезда в 5,5 км от Болтинского шоссе и 8,5 км от станции Клязьма Северной железной дороги, проживало 63 жителя (50 мужчин, 13 женщин), насчитывалось 7 хозяйств, из которых 6 крестьянских, работала трудовая коммуна.
С 1929 года — населённый пункт в составе Пушкинского района Московского округа Московской области. Постановлением ЦИК и СНК от 23 июля 1930 года округа как административно-территориальные единицы были ликвидированы.

С одной «С» писать название села или с двумя — вопрос для меня открытый, но на кадастровой карте и дорожных знаках — с двумя. Село никогда не было большим, но свою церковь имело, причём каменную. Аутентичных сельских домиков здесь практически не осталось. То, что было, обшито сайдингом, перестроено или вообще снесено, и на его месте построены коттеджи. Статус водоохранной зоны и окружающий с трёх сторон лес не дают расползаться коттеджной застройке.


Село интересно тем, что в своё время в нём были две усадьбы — Шиловых и Абрикосовых. А главный дом усадьбы Шиловых известен тем, что построил его вроде как сам Шехтель. Но случилось это ещё в домодерновую эпоху, в 1888-м году.


Предположительно, изначально землю в Пруссах приобрел Александр Александрович Шилов — основатель и совладелец Александровского Пассажа в Москве. Видимо благодаря общим интересам, А.А. Шилов был знаком с молодым тогда еще архитектором Федором Шехтелем, результатом этого знакомства и стал проект усадьбы.
Сын Александра Александровича Николай был достаточно известным учёным-химиком. Главные его достижения связаны с противохимической защитой войск от отравляющих газов, широко применявшихся во время Первой мировой. Но в нашем случае важнее то, что он был фотолюбителем, имел внушительную коллекцию фототехники и занимался исследованиями в области фотографических процессов. Оставил после себя обширную коллекцию фотоснимков, в том числе стереографических. Вот благодаря этой коллекции мы и можем узнать, что же было раньше на территории Пруссов. Он сделал в Пруссах около 100 фотографий. Понятно, что фотографировал он в основном людей, но и усадебный дом тоже попадал в кадр.
С Пруссами связан и другой известный учёный-химик. Здесь родился академик Иван Алексеевич Каблуков (1857-1942).


Про второй усадебный дом, принадлежащий Абрикосовым, известно меньше. Есть картина и фотография, на которых изображён предположительно он. В архивах созранился также схематический рисунок местности 1923-го года, где упоминаются обе эти усадьбы, правда уже с припиской «бывш.»

Вид, скорее всего, с нынешней Центральной улицы. Сразу за домом должен быть крутой спуск к Уче.



Абрикосовы — это те самые «кондитерские короли», владевшие фабрикой на Верхней Красносельской улице в Москве. Как это часто бывало, соседи породнились. В 1887-м году сын Алексея ивановича Абрикосова Георгий женился на сестре Николая Шилова Марии. А через 10 лет уже сам Николай женился на внучке А.И. Абрикосова, племяннице георгия Вере.
В том же 1897-м отец Николая умер и имение было поделено между Марией и Николаем. Таким образом половина имения отошла Абрикосовым. После революции Шиловы и Абрикосовы уехали из Пруссов. Николай пригодился новой власти, он продолжил научную и преподавательскую работу.
А усадьба Абрикосовых была передана Московскому Отделу Народного Образования (МОНО) в 1922 г., в неё переехала колония для дефективных девочек.

Колония в Пруссах сущестовала и до революции.


Всё имущество и хозяйственные постройки вместе с усадебным домом и участком были таже переданы колонии. Детский дом просуществовал в Пруссах до 1937-го года. К тому времени завершилось строительство канала Москва-Волга и водохранилищ для снабжения Москвы водой. Здания оказались в жёстко-санитарной зоне. К тому времени здания без должного ухода обветшали, к тому же в них не было канализации, и решением Президиума Пушкинского Райисполкома детский дом было предложено закрыть. Куда дели девочек — не знаю.

Вот эта схемка с расположением усадеб.


Она не сориентирована по сторонам света, сориентироваться можно только по направлениям. Вверх — в Никульское, вниз — в Пялово. Значит север у нас справа, там же и пойма Учи. А сама дорога — это нынешняя улица Центральная. Ответвление от неё внизу слева — это может быть дорога на Манюхино, ныне не проезжая. Получается, что в усадьбе Абрикосовых разместился детский дом, а усадьбы Шиловых заняла контора колхоза.

Скорее всего усадьба Шиловых находилась на этой поляне. Но каких-то следов фундамента я там не знаю, хотя места эти посещаю регулярно.


Так это место выглядит с воды. Фотография сделана с того места, где проходит русло Учи.


К востоку от поляны был усадебный парк.


Основу парка составляли липы. Сейчас они совсем старые, доживают свой век.


Больше половины лип уже спилены.


А лиственницы на самом склоне к реке сохранились.


Как и куда бесследно исчезли немаленькие усадебные дома? Этот вопрос может прояснить судьба церкви, которая по всей видимости стояла между двух усадеб.


Каменный однокупольный храм Рождества Пресвятой Богородицы в Пруссах в стиле ампир с достаточно оригинальной объёмной композицией был построен в 1814-м году на средства Е.Г. Березниковой. В трапезной были приделы Никольский и Григория Нисского. Скорее всего. он был не домовым, а приходским, так как фамилия Березниковой в числе владельцев усадьбы мне не попадалась. Кто такая Е.Г. Березникова и почему она построила храм именно в Пруссах я не знаю.
Тот же Президиум Пушкинского Райисполкома, который ликвидоровал детский дом, 15 мая 1939 года принял решение «Передать Стройконторе РИКа здание бывшей церкви в Пруссах на слом, так как здание находится в жёсткой запретной зоне водохранилища Водопроводного канала Сталинской насосной станции и не может быть использовано под какие-либо нужды. Предложить начальнику Стройконторы т. Переверзеву немедленно приступить к разборке здания бывшей церкви и использовать кирпич и камень от здания на строительство Ивантеевской школы. Скорее всего, и оба усадебных дома постигла участь церкви — разборка на стройматериалы. И, как от церкви, так и от домов не осталось даже следов фундамента. По тому пятачку, на котором стояла церковь, я много раз ходил — там было ровное место.

В 2005-м на том же месте построен новый храм, на этот раз деревянный.



Не так давно в Пруссах была построена новая усадьба.


Здание симпатичное, но в водоохранной зоне, да ещё и в непосредственной близости с Пяловской плотиной. Опять же большой кусок берега отгородили вопреки Водному кодексу.



Соседи тоже наплевали на все законы, построили летний домишко прямо над водой.


И тоже отгородили себе часть береговой линии.


Из современных известных личностей здесь отметилась вторая в истории женщина-космонавт Светлана Савицкая. В конце 1980-х она построила себе здесь дом. Тогда ещё все ходили, цокали языками — ну куда ей такая громадина? какими наивными мы были…


В 1990-х под застройку выделили последний свободный участок между Пруссами и лесом. Его хватило на три коттеджа с большими участками. Какой-то из них принадлежал Ю.А. Гулько, ставшего в 1987-м году директором мытищинского Метровагонмаша.



Есть и совсем скромные дачки, есть немножко и деревенских домиков.


Наличники интересной формы.


Из «градообразующих» предприятий здесь есть дом отдыха (пансионат) «Пялово». Раньше это был пансионат одного из мытищинских предприятий, и было в главном здании два этажа.


Потом его продали Центробанку, который надстроил ещё два этажа, построил бассейн, спортзал, новую котельную, «модернизировал» водонапорную башню.


А это та самая Пяловская плотина, строительство которой сильно повлияло на жизнь стоявших на берегах Учи сёл Витенёво, Никульское, Пруссы, а деревню Пялово вообще уничтожило. В сообщении использовались фотографии с сайта Pastvu и метериалы статьи Ольги Соловьёвой с сайта https://pushkino.tv/

Автор DMITRY_SASIN

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo