Как умирают от COVID–2019?

Это была серия твитов на тему, почему в России фиксируется очень мало случаев заражения коронавирусом. Хотя на самом деле там от него уже мрут люди. Но их «не видят», списывая всё на пневмонию. Спорить мы не будем, зато можем показать клиническую картину, как умирают от тяжелого случая инфекции. Рассказывает врач.

Очень просто.
На высокую t–тела, кашель, одышку вызывают скорую помощь. Врач приезжает, слушает лёгкие, слышит резкое ослабление дыхания, проверяет SpO2 пульсоксиметром, видит снижение сатурации (содержание О2) ставит диагноз: пневмония и везёт в дежурную больницу.

В больнице (общего профиля, заметьте!) страдальцу делают Rh–графию, КТ грудной клетки (чем богаты) видят рентгенологические признаки пневмонии и начинают лечить антибиотиками. Никакой ПЦР к ДНК вирусов не делают, разумеется, потому что ЛПУ (здесь и далее – Лечебно-профилактические учреждения, прим. banana.by) общего профиля, и там этим не балуются.

Через 12–24 часа у пациента падает сатурация, нарастает гипоксия, ему начинают давать О2 через носовой катетер, но сатурация всё равно падает, и его переводят в реанимацию, где дежурный реаниматолог ставит диагноз: «отёк лёгких», сажает страдальца «на трубу» и начинает вентилировать.

Заметьте, этиологию пневмонии по прежнему никто не знает. Да и откуда в Орской ЦРБ праймеры для ПЦР к РНК вируса COVID–2019? Реаниматолог в течение 2–4 часов борется с отёком лёгких (вводит гормоны, включает режим ПДКВ на респираторе), всё это, разумеется безуспешно, и наконец больной «останавливается».

Врач проводит стандартные реанимационные мероприятия, но завести после гипоксической остановки в условиях когда гипоксия не устранена ещё никому не удавалось, а если удавалось, то снова останавливается. Поэтому пациент отправляется в патанатомию.

В морге патологоанатом на аутопсии видит типичную картину пневмонии с интерстициальным отёком лёгких. Задумывается.
Смотрит в карту пациента, не видит там никаких анализов на микробиологию (какая флора на фоне антибиотиков??), разумеется не видит никакого ПЦР–теста на РНК вирусов.

И думает: вирус.
Мало ли вирусов могут вызвать пневмонию? Дофига! И случай закрывается как обычный.
И так будет продолжаться до тех пор пока кто–нибудь из медперсонала этого ЛПУ, контактировавшего с пациентом, не заболеет и не умрёт при той же клинической картине.

Таким образом, пока не станут регулярно повторяться смертельные случаи у медперсонала ЛПУ, контактировавшего с пациентами, умершими от «банальной» вирусной пневмонии, спорадические случаи можно будет списывать на грипп, аденовирус, РСВ.
Тем более, что ПЦР нет в 70% российских ЛПУ.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo