Как фирма из Эйндховена стала монополистом на рынке современного оборудования (5 фото)

«— Одни боялись Пью, другие — Билли Бонса, а меня… хе-хе… меня боялся сам капитан Флинт!»
Джон Сильвер, простой кок.


Компания из европейского захолустья (штаб-квартира в голландском заштатном городишке Эйндховен, начинала историю с пяти деревянных сараев и всю дорогу выживала лишь на фин.помощи от материнской фирмы Филиппс и субсидий от правительства.

А сегодня стоит дороже чем Эйрбас, Фольксваген или Сименс. €114 млрд. Да-да. Но славна не этим, а что мёртвой хваткой держит весь мир за яйца.

Все пользуются электроникой? Планшетами, смартфонами, компами, серверами?

У всех на слуху компании Intel, Samsung и TSMC — три крупнейших в мире производителя микросхем (последняя выполняет заказы для Apple и AMD) которые используются в девайсах. И вроде вот как она — олигополия и владение миром. Но вот эти трое вынуждены идти на поклон к фирме, которая производит станки для выпекания чудесных процессоров. Так называемые степперы.

Весь мир на трех слонах, но слоны-то — на одной черепахе.


180 тонн, 180 млн евро за штучку. Технологический процесс в них происходит так:

«… каждую секунду 50 000 капель расплавленного олова падают через камеру в её основании (пятьдесят тысяч капель в секунду, Карл!). Пара высокоэнергетических лазеров на углекислом газе ударяет по каждой капле, создавая плазму, которая, в свою очередь, испускает свет нужной длины волны. Первый импульс преобразует каплю олова в туманную форму блина, так что второй импульс, который является более мощным и следует за ним всего через 3 микросекунды, взрывает олово в плазму, которая светится на длине волны 13,5 нанометров.


Весь маршрут световых импульсов от источника (справа внизу) к прибору подсветки, затем к маске с топологией кристалла (вверху) — и через проекционную оптику (слева посередине) на кремниевую пластину (внизу посередине)


Свет направляют зеркала, сделанные из слоёв кремния и молибдена, которые отшлифованы настолько точно, что, если их масштабировать до размера Германии, то на поверхности не будет выпуклостей больше миллиметра. Поскольку глубокий ультрафиолет поглощается почти любым веществом, включая воздух, процесс происходит в вакууме

И только эта фирма, спустя 20 лет страданий и превозмоганий, обладает технологией выжигания микросхем глубоким ультрафиолетом. 13 нанометров.

Именно поэтому — «компания конкурирует с японскими Canon и Nikon. Но с 2005 года доля голландской фирмы на рынке выросла почти вдвое, до 62%. Только у неё есть оборудование для фотолитографии в глубоком ультрафиолете с длиной волны 13,5 нанометров. Результаты деятельности ASML отражают эту возросшую зависимость. Её выручка в 2019 году выросла на 8%, до €11,8 млрд, несмотря на временный спад в полупроводниковой индустрии. Поставки оборудования для фотолитографии в глубоком ультрафиолете составили 26 из 229 машин, проданных в 2019 году, но принесли треть выручки. Фирма ожидает, что к 2025 году этот показатель вырастет до 75%, поскольку другие производители чипов модернизируют свои фабрики и тоже устанавливают оборудование для EUV-фотолитографии.»

И это невозможно «просто изобрести в сарае» как в святых 70-хх. «Машины весом 180 тонн и размером с двухэтажный автобус сами по себе являются свидетельством сложной логистики в электронной промышленности. Компоненты для этих машин производят около 5000 поставщиков. Немецкая оптическая фирма Carl Zeiss производит линзы. Голландская VDL производит роботизированные манипуляторы, которые подают пластины в машину. Источники света изготовляет Cymer, американская компания, купленная ASML в 2013 году.»

А теперь расскажите мне, как такую технологию можно «цап-царап»?

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo