Китайский синдром: почему недавние взрывы в Тяньцзине были неизбежны

Китайский синдром: почему недавние взрывы в Тяньцзине были неизбежны

По меньшей мере 170 погибших, тысячи уничтоженных автомобилей, ущерб на миллиарды долларов и новый облик грузового порта, напоминающий пейзаж после ковровой бомбардировки, — последствия серии взрывов, прогремевших чуть более месяца назад в китайском Тяньцзине. Официальное расследование причин трагедии до сих пор не завершено, власти страны предпочитают хранить молчание. Что же случилось поздним вечером 12 августа 2015 года на одном из складов в новом тяньцзиньском районе Биньхай и почему в Китае крупные техногенные катастрофы такого рода, к сожалению, пока неизбежны?

Выражаясь сухим языком привычных для нас сводок МЧС, сигнал о пожаре в районе грузового порта Тяньцзиня, одного из крупнейших мегаполисов Китая, поступил на пульт дежурного 12 августа около 22:50. По предварительным данным, горела контейнерная площадка, принадлежавшая местной компании Ruihai Logistics. Специализации Ruihai на хранении опасных химических веществ оказалось достаточно, чтобы привлечь к происшествию самое пристальное внимание соответствующих служб, а масштабы возгорания не могли не заинтересовать многочисленных обитателей соседних многоэтажек. Впрочем, к тому, что произошло спустя 40 минут после первых тревожных сообщений, ни первые, ни вторые оказались не готовы.

В 23:30 на горевших складах произошел первый взрыв (впоследствии его мощность оценят в 3 тонны в тротиловом эквиваленте), спустя еще 30 секунд за ним последовал второй, еще более мощный (около 21 тонны в том же эквиваленте). Сейсмографы в это же время зафиксировали два толчка магнитудой в 2,3 и 2,9 балла по шкале Рихтера, а спутники сфотографировали вспышку от взрывов с околоземной орбиты.

Тушение по объективным причинам усилившегося пожара продолжалось еще несколько следующих дней, периодически прерываясь из-за продолжающихся, хотя и куда более слабых взрывов. Картина, которая открылась, когда возгорание было наконец ликвидировано, а дым от него рассеялся, была близка к апокалиптической.

На месте контейнерного склада, в эпицентре катастрофы, образовалась огромная, кажущаяся бездонной воронка. От близлежащих построек не осталось вообще ничего, от зданий, расположенных чуть дальше, — лишь стены. Стекла в домах были выбиты в радиусе нескольких километров. Впечатляющие разрушения постигли грузовой порт города. Многотонные металлические контейнеры были перекручены и смяты, как картонные коробки, а на стоянках сгорели тысячи новеньких автомобилей.

Через порт Тяньцзиня ввозилось до 40% всех импортируемых в страну иномарок: сказывалась близость мегаполиса к Пекину. Здесь же, в портовой промышленной зоне располагались и сборочные предприятия, в частности главный китайский завод Toyota. Подсчитывая шокирующие убытки, Renault отчиталась о 1500 потерянных машин, Volkswagen был вынужден списать 2700 штук, а Jaguar Land Rover — сразу 5800 автомобилей. Завод Toyota, 50 работников которого получили ранения разной степени тяжести, закрылся на месяц. Многие автодилеры северного Китая сообщили клиентам о перебоях с поставкой заказанных и уже оплаченных машин.

Ужаснее всего были, конечно, человеческие жертвы. По последним данным, погибло 173 человека, было ранено 800, а пропавшими без вести до сих пор считаются 8. Практически половину погибших составляют пожарные, приехавшие на самый первый поступивший вызов и не подозревавшие, какие масштабы примет пусть и крупное, но внешне заурядное возгорание.

Как оказалось, о грозившей им опасности ничего не знали не только пожарные, но и их непосредственное руководство и даже начальство порта. Начавшееся расследование вскрыло поразительные по своему размаху даже для Китая факты халатности и коррупции. Невероятным был не сам взрыв склада Ruihai Logistics, невероятным казалось то, что он не произошел раньше.

Ruihai Logistics была образована в ноябре 2012 года и с самого начала своей деятельности специализировалась на хранении и транспортировке особо опасных грузов. С этой целью в порту Тяньцзиня в новом районе Биньхай был арендован комплекс крытых складов и открытых площадок общей площадью 46 тыс. квадратных метров. Услуги компании пользовались популярностью, ведь она, помимо традиционного сервиса, предлагала и его специфический китайский вариант с кулуарным решением самых сложных вопросов с местными чиновниками и администрацией порта.

Совладельцами компании были заместитель управляющего тяньцзиньским филиалом крупнейшего китайского химического конгломерата Sinochem Group и сын главы службы безопасности порта. Судя по всему, как раз рабочие и родственные связи играли основную роль в процветании Ruihai Logistics, помогали контролирующим органам закрывать глаза на вопиющие нарушения в ее деятельности.

Например, на то, что компания работала фактически без соответствующей действующей лицензии. Или на то, что она позволяла хранить в непосредственной близости друг от друга без соблюдения требуемой дистанции разнообразные химикаты в объеме, намного превышающем допустимый. Или на то, что Ruihai Logistics соседствовала с многоэтажными жилыми комплексами Биньхая, тогда как правила требовали расстояния минимум в 1 километр между ними и складами с особо опасными веществами. Никакого километра там на самом деле, конечно, не было: рядом с эпицентром катастрофы проживало 6 тыс. семей, причем относящихся в основном к респектабельному и зажиточному новому среднему классу китайцев.

В день катастрофы на складах Ruihai Logistics находилось около 3000 тонн груза. Карбид кальция, нитрат натрия, нитрат калия, нитрат аммония — всего до 40 видов малоприятных для здоровья человека (хотя порой и нужных растениям как удобрения) соединений. Здесь же находилось и 700—800 тонн (примерно в 70 раз больше, чем было разрешено концентрировать на одной площадке) цианистого натрия, крайне токсичной натриевой соли синильной кислоты, применяемой в горнодобывающей промышленности.

Сами по себе (даже собранные в столь большом объеме) эти соединения особой опасности не представляют, что, по всей видимости, и помогло Ruihai Logistics работать без инцидентов почти три года. Но вопрос был лишь во времени. Рано или поздно комбинация факторов, совпадение обстоятельств непременно привели бы к трагедии. Тем самым днем стало 12 августа 2015 года.

Официальная версия случившегося пока не обнародована, однако независимые эксперты смогли по прямым и косвенным данным восстановить наиболее вероятную цепочку событий. Их первопричиной стал пожар, обстоятельства возникновения которого пока неясны. Затем в дело непосредственно вступает человеческий фактор. Прибывшие на место происшествия пожарные, по всей видимости, понятия не имели, что там хранилось. Между тем карбид кальция (а его в контейнерах было предостаточно) в реакции с водой, очевидно, использованной при тушении огня, образует ацетилен, бесцветный газ, который прекрасно взрывается. От взрыва ацетилена (возможно, это был тот самый первый малый взрыв, эквивалентный 3 тоннам в тротиловом эквиваленте) или даже от простого нагрева в результате пожара, скорее всего, сдетонировали тонны нитрата аммония, хранившегося там же, в непосредственной близости, в нарушение всех правил техники безопасности. Далеко не первая и, к сожалению, не последняя катастрофа с аммиачной селитрой в главной роли.

Это уже, видимо, был второй, большой взрыв (в 22 тонны тротила). Человеческая небрежность не только обошлась в 180 потерянных жизней, но и принесла колоссальные убытки. Издание China Economic Weekly предполагает, что общий ущерб от взрывов в Тяньцзине может в совокупности достигнуть $11 млрд, в том числе $1,5 млрд составят страховые выплаты — новый китайский рекорд.

Эти цифры пока не включают ущерб, нанесенный экологии, — в основном цианистым натрием. Впрочем, защитой окружающей среды Китай традиционно (по крайней мере пока) озабочен не слишком. После первых волн паники, когда жители города массово надевали марлевые повязки, выставляли на улицу клетки с кроликами и петухами и с ужасом находили на морском побережье умершую непонятно от чего рыбу, ситуация определенно успокоилась.

Почему же случившееся в Тяньцзине не стало неожиданностью, более того, эта трагедия была неизбежна? Техногенные катастрофы уже давно стали закономерностью бурного развития Китая в последние десятилетия. Вынужденная поддерживать высокие темпы роста экономики страна стала, по сути, их заложником. Основное конкурентное преимущество — низкая себестоимость продукции, а это значит соответствующее оборудование, квалификация персонала и условия его труда, уровень заработной платы.

Китай остается уверенным лидером в мире по смертности на рабочем месте. В день тяньцзинской катастрофы на шахте в провинции Шэньси погибло 7 человек и 57 пропало без вести, днем ранее взрыв газа в Гуйчжоу убил 13 людей, 10 августа утечка аммиака на заводе по производству удобрений в провинции Сычуань привела к эвакуации 10 тыс. местных жителей. В 2014 году в стране ежедневно (!) на своей работе погибали 186 человек. Каждый пятый погибший за год на рабочем месте на всей планете жил в Китае.

Уже после Тяньцзиня было зафиксировано два новых взрыва с жертвами только на химических заводах: 1 сентября в провинции Шаньдун и 7 сентября в провинции Чжэцзян. Многие подобные аварии так и остаются незамеченными в мире, потому что случаются в глухой провинции, мало интересующей иностранных журналистов.

Происшествие в Тяньцзине вызвало ажиотаж в мировой прессе не только из-за масштабной картины разрушений, но и из-за того, что эта трагедия случилась в крупном мегаполисе, в «морских воротах» Пекина, расположенных всего в получасе езды на скоростном поезде от китайской столицы.

Район Биньхай, где расположен городской порт и находились злополучные склады Ruihai Logistics, позиционируется правительством страны как ее образцовая витрина. Здесь давным-давно создана свободная экономическая зона, сюда активно привлекаются крупные зарубежные инвесторы. И вот, к ужасу последних и стыду чиновников, оказалось, что по соседству с достаточно высокотехнологичными заводами Toyota, Airbus и John Deere может существовать какой-то полуподпольный склад опаснейших химикатов, который, ко всему прочему, может еще и взорваться.

И как раз здесь уместнее всего указать вторую вероятную главную причину произошедшего, которая и сделала такое соседство возможным, — это коррупция. Несмотря на все усилия, предпринимаемые Центральным комитетом партии и правительством, показательные процессы и даже расстрелы достаточно крупных чиновников, сколь-нибудь значительно приблизиться к искоренению коррупции пока не удается. Семейственность, кумовщина, непотизм, решение вопросов по понятиям, а не по законам по-прежнему остаются китайской бедой, систематически имеющей следствием ситуации, подобные Тяньцзиню.

Очевидного выхода из данной ситуации пока не видно. Китай все еще (и особенно сейчас, в условиях снижения темпов роста экономики страны) не готов перестроить ее структуру, начать уделять большее внимание правильной организации производства, технологической дисциплине, качеству работы и выпускаемой продукции. В свою очередь, коррупция кажется всепроникающей, особенно на низовых уровнях государственной системы.

А это значит, что страна по-прежнему продолжит появляться в сводках мировых информационных агентств не только в связи с приятными поводами, заслуженно свидетельствующими о ее стремительном прогрессе. Издержки этого процесса велики, и цена их — тысячи человеческих жизней. Такова обратная сторона китайского экономического чуда.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля