черт побери
чертовски развлекательный сайт

Капитан полиции убила 72-летнего врача

 

Капитан полиции убила 72-летнего врача

Николай Фёдорович. Добрый, душевный человек. За время работы спас многих людей, вернул в семьи. Многие ставропольчане и жители края благодарны врачу.
Но вот только не все…

72-летний Николай Фёдорович Чистяков, бывший главный нарколог края, умер, не приходя в сознание, через 15 дней после нападения на него разъярённой женщины – сотрудницы силового ведомства.

Семья известного медика потрясена не только обстоятельствами его страшной гибели, но и циничным бездействием прокуратуры и следствия, до сих пор даже не допросивших виновницу трагедии.
Вот уж воистину наступает нравственный апокалипсис: степень агрессии в нашем обществе приняла устрашающие масштабы и формы. Люди как с цепи сорвались: оскорбить, ударить, протаранить машиной – да что угодно, когда у социального психопата голову сносит от беглого взгляда, проходного замечания даже незнакомца. Вот в таком завихрении чужой озлобленности оказался 14 марта этого года Николай Федорович Чистяков – известный врач, в свои 72 года не растерявший ни жизненной активности, ни ответственности за происходящее вокруг. Оно и понятно: полвека отдал он системе здравоохранения, создавал наркологическую службу на Ставрополье и больше тридцати лет возглавлял краевой наркодиспансер, его труд отмечен медалями, почетными знаками и многочисленными грамотами. В этом году исполнилось 20 лет со дня присвоения ему звания «Заслуженный врач Российской Федерации». Николай Федорович был душевно щедрым человеком, да и здоровье его не подводило, а потому и на пенсии не мог усидеть дома, продолжал работать в наркодиспансере в должности заместителя главного врача.

Капитан полиции убила 72-летнего врача

14 марта около четырех часов пополудни худощавый, невысокого роста Чистяков неторопливой походкой направлялся домой по улице Льва Толстого к своему дому №334. И, пересекая площадку, по которой ходят пешеходы, увидел, как с женщина за рулем серебристой иномарки сдает задним ходом весьма неосторожно для проходящих людей. Николай Федорович подошел к машине и сделал даме замечание в очень корректной форме, как подчеркивали свидетели. Он вообще был корректным, сдержанным человеком в силу своей профессии, статуса, интеллигентного воспитания.
В женщину же словно дьявол вселился: рослая молодая брюнетка разъяренно выскочила из машины и, схватив за верхнюю часть куртки невысокого старика щуплого телосложения, с бешеной силой его толкнула… Николай Федорович упал как подкошенный навзничь, резко ударившись головой об асфальт, потерял сознание, захрипел… Вокруг стали собираться взволнованные люди, кто-то вызвал «скорую помощь». Сама же брюнетка продолжала беситься и орать оскорбления в адрес потерявшего сознание пожилого человека, не сделав ни шага в сторону своей жертвы. Вскоре на место происшествия подъехал шатен лет сорока, вызванный продолжавшей бушевать негодяйкой, ждавшей его в машине. Столпившиеся вокруг жертвы люди требовали от парочки, чтобы они не уезжали до приезда «скорой помощи». Но мужчина заявил, что женщина за рулем – беременная и плод в ее утробе ему дороже. «А это всего лишь старик», — кивнул он небрежно на хрипящего в предсмертной агонии Чистякова. Личность агрессивной брюнетки за рулем была установлена в тот же день, ею оказалась старший инспектор отдела участковых уполномоченных и инспекции по делам несовершеннолетних полиции Ленинского района Ирина Алексеева в звании капитана полиции. Между тем заслуженный врач Российской Федерации страшно умирал в краевой клинической больнице от тяжелейших травм.

Капитан полиции убила 72-летнего врача

Как следует из судебно-медицинской экспертизы, Чистяков «получил телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы: перелом правой теменной и височных костей с переходом на основание черепа, тяжелый ушиб вещества и оболочек мозга, отек, вклинение головного мозга…». Была срочно проведена нейрохирургическая операция, но травмы были слишком тяжелыми: в реанимационном отделении Чистяков находился в коме и в крайне тяжелом состоянии. Так и не приходя в сознание, Николай Федорович умер 31 марта. А мог бы еще жить и жить, а главное — продолжать приносить пользу людям, эффективно работать, переступив даже полувековой стаж специалиста-медика высочайшего класса. Семья заслуженного врача убита не только горем, к ее душевным мукам сегодня прибавилось циничное бездействие прокуратуры и следственных органов, до сих пор даже не допросивших виновницу трагедии. Даже возбудить уголовное дело по вышеописанному факту оказалось чрезвычайно сложно, словно не человека убили, а муху прихлопнули.

Вот как о новом аспекте трагедии рассказывает дочь погибшего врача Елена Бойко:

Заявление о преступлении с требованием возбудить уголовное дело на следующий день после происшествия я подала в отдел полиции, в прокуратуру и следственный орган Ленинского района. До сих пор, спустя почти полтора месяца после совершенного преступления, я не получила ни одного официального ответа из этих органов. Не считать же за «ответ» двухстрочную отписку районного прокурора С. Печенкина с сообщением о направлении моего заявления все в тот же межрайонный следственный отдел и тем посчитавшим свою миссию оконченной. Ничем прокуратура больше не интересовалась и никакого контроля за этим делом не осуществляет.

По словам Елены Бойко, только спустя месяц после случившегося, 13 апреля, следователь Р. Журавлев из этого отдела нехотя возбудил-таки уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»). Хотя, по мнению адвоката и родственников погибшего, противоправные действия И. Алексеевой должны квалифицироваться по ч. 4 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, приведшее к смерти»).

Елена Бойко говорит:

Мы считаем, что действия Алексеевой были умышленными, так как в силу специфики своей работы она, капитан полиции, должна была и могла предвидеть последствия своих действий, нападая на пожилого человека, физически намного слабее ее (папа был на голову ниже нападавшей фурии). Она именно желала физически наказать человека, сделавшего ей замечание, осознанно стремилась принести ему вред, о чем свидетельствует и ее последующее поведение: отказ вызвать своей жертве «скорую помощь», нежелание даже знать, к чему привели ее преступные действия. Не представляю, до какой степени безнравственной, пустой и глухой должна быть душа женщины, которая, загубив чужую жизнь, не предприняла даже попытки повиниться и покаяться за свой страшный грех. Она дополнила свой психологический портрет, передав через десятые руки предложение возместить похоронные расходы. Немыслимый, чудовищный цинизм! Мы в шоке и от того, как вообще может работать в инспекции по делам несовершеннолетних женщина с такой неуравновешенной психикой, с такими нравственными отклонениями! А полицейское начальство продолжает ее использовать в той же должности, словно ничего не произошло! Просто в уме это не укладывается!

С возмущением, болью и гневом дочь погибшего Елена Бойко продолжает свой трагический рассказ:

Потрясение всей нашей семьи и коллег отца вызывает тот факт, что до сих пор виновница трагедии даже не опрошена, уголовное расследование ровным счетом никак не продвигается. Об этом мы узнали в конце минувшей недели, настояв на ознакомлении с делом, находящимся у следователя Журавлева: папка с материалами практически пуста, допрошен всего один свидетель.
Даже меня, заявившую о преступлении, он опросил лишь после неоднократных моих требований. Следователь не выясняет, что за мужчина приезжал на место происшествия и вел себя так же подло и цинично, как и его криминальная спутница – Ирина Алексеева, лишившая общество заслуженного врача, меня – замечательного отца, а его внуков – лучшего на свете дедушки. А может, персона мужчины в деле и не фиксируется, потому как следствию достоверно известно, что это за птица. Возможно, не мелкого полета. Ходят разные слухи: он то ли из органов прокуратуры, то ли из ФСБ…
Зато достоверно одно: следователь нам лжет, расследование искусственно затягивается – первый признак стремления дело замылить, свести на нет.
У меня подозрение такое: в межрайонном следственном отделе ждут, пока преступная дамочка не уйдет в декретный отпуск. А уж там появятся разные правовые и неправовые закорючки, с помощью которых Алексееву подведут под амнистию, и она будет жить как ни в чем не бывало, избежав наказания. Да еще и продолжит «воспитывать» трудных подростков, сама находясь в состоянии, далеком от правовых и нравственных норм.
Я считаю, что восстановить эти нормы у сотрудника УВД Алексеевой можно, не просто лишь сняв с нее полицейские погоны, но назначив ей реальный срок наказания, чтобы было у нее время для размышлений о ценности чужой жизни, на которую она посягнула не размышляя. Я буду делать все, чтобы закон восторжествовал, а не прогнулся в очередной раз перед лицами при деньгах и власти
.

Следы теряются в кабинетах

В этой драматической истории есть показательная деталь. Елена Николаевна Бойко, дочь убитого врача, сама работает в краевом ГУ МВД, она тоже медик, фармацевт, спасает людей. Ее супруг Вячеслав Бойко, дипломированный специалист среднего звена, работает в краевом министерстве финансов.

То есть супружеская пара представляет достаточно широкий слой ставропольской интеллигенции — законопослушной, образованной, весьма среднего достатка, живущей, как все честные люди, исключительно на одну зарплату. Права даже безупречных государственников (работающих в важнейших госструктурах, о возможностях «простых людей» — без денег и правового образования — даже не заикаюсь) правоохранители защищать не рвутся. Им «классово ближе» те, кто сосредоточил в своих руках и власть, и деньги? Вот их-то подлости и даже преступления они готовы прикрывать по принципу «ворон ворону глаз не выклюет». Что им даже «коллега» — медик того же полицейского ведомства Елена Бойко – что с нее взять?!

Никто из руководства полиции не пришел семье на помощь, не выразил даже слов сочувствия. Мало того, семья погибшего и адвоката нашла далеко не сразу: дипломированные защитники пугались и отказывались, как только узнавали, что в конфликте участвовала полицейский и кто-то еще – то ли из прокуратуры, то ли из ФСБ. Твердили, что это система, которая своих не сдает, а свои у того же следственного комитета везде – и потому идет взаимообмен должностными возможностями: сегодня прикроем тебя, завтра — ты нас.

И это уже сложившаяся практика в следственном ведомстве Ставрополья, где все чаще преступления укрываются через незаконные отказы в возбуждении уголовных дел по фактам, содержащим признаки явных преступлений.

 

Автор публикации

не в сети 54 минуты

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18682Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях