“Золотой век ядов”. Дело маркизы де Бренвилье

Пышный двор, чопорный этикет становятся образцом для всех государств Европы. XVII век в Европе называют веком Людовика XIV. Но на этом фоне, как раковая опухоль, разрастаются преступления. «Преступления (отравления) преследовали Францию в годы ее славы так же, как это случилось в Риме в эпоху лучших дней республики» (Вольтер). Первое и наиболее страшное дело случилось в середине царствования Людовика XIV. Начало положила молоденькая маркиза Мари Мадлен де Бренвилье.

-Золотой век ядов-. Дело маркизы де Бренвилье

Жизнь ее настолько необычна, что помимо мемуаров современников она описана в небольшой новелле Александра Дюма и в повести Гофмана «Мадемуазель де Скюдери».
Мари-Мадлен было 20 лет, когда 20 декабря 1651 года она выходила замуж за Антуана Гоослена, начальника лагеря в Овернском полку, богатого наследника семейства владельцев фабрик по производству ковров и гобеленов. У Антуана есть прекрасный особняк в Париже, на улице Нев-Сен-Поль (сейчас улица Карла V), земли в Сене и Моренвилье, вотчина Бренвилье в Пикардии, которую в 1660 году король превращает в маркграфство. Но до приезда сюда молодые годы Мари-Мадлен проходят очень бурно, если верить некоторым письменным признаниям: лишенная девственности в семилетнем возрасте, она имела кровесмесительные отношения со своими двумя братьями, Антуаном и Франсуа

Замужество могло благотворно подействовать на эту странную молодую женщину, но Антуан был настолько же обаятелен, насколько и непостоянен, и даже рождение детей ничего не изменило. А Мари-Мадлен, у которой в жизни уже было семь разных мужчин, никогда не являлась хорошей матерью.

Только ее страсть к золоту была удовлетворена сразу и выгодным браком, и несколькими сотнями тысяч ливров приданого, выданного Дре д’Обреем. Но теперь молодая особа пытается удовлетворить и другую страсть. Практически покинутая супругом, она встречает мужчину, который впоследствии увлекает ее на путь ужасных преступлений. Жан-Батист Годен де Сент-Круа, капитан полка Трасси – любезный дворянин, остроумный и дерзкий, скрывающий под маской воспитанности развращенную душу. “Он чудесно говорил о Боге, в которого не верил. Казалось, что он принимал участие во все добрых делах, а на самом деле был причастен ко всевозможным преступлениям”, – напишет позже один из хорошо знавших его современников. И именно этого человека новый маркиз де Бренвилье представил однажды вечером своей молодой жене.
Сразу же рождается чувство. Мадлен вовсе не скрывает своей любви и открыто заявляет о ней, что, кажется, нисколько не смущает ее супруга, однако возмущает отца, несмотря на большую снисходительность с его стороны. Надеясь помочь ей, Дре д’Обрей пытается оградить ее от Сент-Круа.

По настоянию отца Сент-Круа посажен в Бастилию. Здесь Сент-Круа знакомится с итальянцем, которого называли Экзили. Экзили был учеником известного аптекаря и алхимика Христофора Глазера. Глазер весьма почтенная фигура, он аптекарь короля и его брата, пользуется уважением при дворе и показывает свои опыты публике. Экзили не столько занимается алхимией, сколько интересуется, как тогда говорили, «искусством ядов», за что и попал в Бастилию. Сент-Круа делается учеником и последователем Экзили. Выйдя на свободу, он заинтересовывает своими знаниями маркизу и ряд других лиц, и в их руках появляется «итальянский яд», в основе которого лежит мышьяк.

Пишут, что бесстрашная маркиза проверяла действие ядов на больных, которых она навещала в больнице Отель-Дье. Маркиза не только поверила в силу яда, но и убедилась, что врачи не могут его обнаружить в теле отравленного. После этого участь ее отца Дре д’Обре была решена: дочь давала ему яд маленькими порциями и через восемь месяцев болезни он умер. Однако большая часть состояния отца перешла к его двум сыновьям. Новый сообщник компании отравителей, некий Лашоссе, игрушка в руках маркизы, погубил обоих братьев в течение года. Маркиза стала наследницей, на нее начали падать подозрения, но при вскрытии трупов ее родных врачи признаков отравления не находили. Погубил маркизу случай. Широко распространенная легенда говорит, что Сент-Круа внезапно умер в лаборатории, отравившись ядовитыми парами, от которых он защищался случайно разбитой стеклянной маской. Есть и другие версии его смерти, но факт ее остается неопровержимым.

Узнав о смерти Сент-Круа, маркиза будто бы закричала: «Маленький ящик!». По другим рассказам, этот маленький ящик она получила по завещанию от Сент- Круа. Полиция проверила свойства жидкостей, находившихся в этом таинственном ящике, на животных, которые погибли. Над маркизой сгущались тучи, но молодость, красота и деньги на какое-то время спасали ее, хотя за ней числились и другие преступления, кроме рассказанных. Де Бренвилье бежала из Франции после ареста своих сообщников, скрывалась три года в разных местах, но ее выследили в Льеже и привезли в Париж. Когда она предстала перед верховным судом парижского парламента, король велел, чтобы «правосудие было осуществлено независимо от звания». Судившим ее лицам маркиза заявила: «…половина тех, кого я знаю, – людей знатных – занята тем же, что и я… я потяну их за собой, если решу заговорить».
Имеется отчет аббата Эдмонда Пиро о последних днях маркизы: ему она говорила, что знала мышьяк, купорос, яд жабы, противоядием считала молоко.

Маркиза де Бренвилье была казнена в 1676 г.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля