черт побери
чертовски развлекательный сайт

Золотое «Сколково»: гигантские деньги тратили с купеческим размахом

Средняя зарплата — 468 тысяч и 300 тысяч в месяц на квартиру

Золотое «Сколково»: гигантские деньги тратили с купеческим размахом

Сколково — это инновационный центр, если кто забыл. Создан по указу Президента РФ Дмитрия Медведева в 2010 году, чтоб содействовать научным исследованиям.
В 2016 году Счетная палата провела проверку ИЦ «Сколково». На днях был опубликован полный отчет.
Смеяться и плакать от него хочется одновременно.

Сейчас уже не понятно, «как хотели», но получилось все равно «как всегда».

Золотое «Сколково»: гигантские деньги тратили с купеческим размахом фото: Алексей Меринов
ИЦ «Сколково» — территориально обособленный комплекс с льготным правовым режимом деятельности. Управляет им Фонд развития центра разработки и коммерциализации новых технологий (будем его называть просто Фонд).

У Фонда шесть дочерних предприятий: Объединенная дирекция по управлению активами и сервисами (ОДАС), Таможенно-финансовая компания (ТФК), Объединенная дирекция по проектированию и строительству (ОДПС), Центр интеллектуальной собственности (ЦИС), технопарк «Сколково», центр орбитальных полетов «Сколково».

И Фонд, и «дочки» финансируются государством почти на 100%.

Во всяком случае, 93,8% от общего объема его расходов за 2013–2015 годы, по данным Счетной палаты, профинансированы из федерального бюджета.

За это время «Сколково» израсходовало в общей сложности 65,5 млрд народных рублей. На что пошли эти деньги?

В первую очередь на высокую зарплату счастливчикам, которые трудятся в Фонде «Сколково» и его дочерних предприятиях.

«В структуре расходов Фонда в 2013–2015 годах расходы на оплату труда составили более 8,9 млрд руб., что составляет 13,7% от общей суммы расходов, произведенных за счет субсидии из федерального бюджета», — сообщает Счетная палата.

На исследовательскую деятельность за это же время денег потрачено в два раза меньше. При том, что «Сколково» создавалось именно для того, чтоб поддерживать исследования и превращать их в коммерческие проекты, а вовсе не для того, чтоб щедро оплачивать обслуживающий исследователей персонал.

Тем не менее персонал оказался перед исследованиями в приоритете.

«Уровень среднемесячной зарплаты сотрудников Фонда и его дочерних обществ в 2013–2015 годах значительно превышал среднемесячные значения этого показателя по Москве и Российской Федерации в целом.

В 2015 году среднемесячная зарплата в Фонде составляла 468,4 тыс. руб., что в 13,8 раза превышало аналогичный показатель в целом по экономике Российской Федерации (33,98 тыс. руб.) и в 5,3 раза среднемесячную зарплату по Москве (88,62 тыс. руб. в декабре 2015 го).

Аналогичная ситуация сложилась и в дочерних обществах Фонда. В ТФК среднемесячная зарплата составляла 245,6 тыс. руб., в Технопарке — 240,3 тыс.»

Помимо россиян в «Сколково» трудятся иностранцы. Кроме зарплат им с царской щедростью выплачиваются дополнительные компенсации.

Гражданин Израиля генеральный директор ОДПС (это та «дочка», что занимается строительством объектов в «Сколково») господин Лумельский получал, например, на оплату съемной квартиры 300 тыс. в месяц. Он и его семья за счет федерального бюджета четыре раза в месяц летали за границу. Всему семейству Лумельских оплачивалась медицинская и стоматологическая страховка по категории ВИП по договору с одной из ведущих страховых компаний — такие страховки стоят сотни тысяч рублей в год.

«Общая сумма компенсационных выплат иностранным работникам ОДПС в проверяемом периоде составила 21 млн 382 тыс. 900 руб.», — подсчитала Счетная палата.

Прибыль от участия в проекте «Сколково» уходит в офшоры

Исследования, ради которых создан и существует ИЦ «Сколково», должны вести участники проекта.

Участником проекта является российское юридическое лицо, созданное исключительно в целях исследовательской деятельности и получившее статус участника проекта.

Быть участником проекта полезно и выгодно, потому что участники могут бесплатно ввозить в Россию все, что нужно для исследований: аппараты, инструменты, программы, машины, комплектующие — что угодно. Таможенную пошлину и налог на добавленную стоимость за них платит государство.

В 2015 г. в «Сколково» были зарегистрированы 1432 участника, пообещавших вести исследования.

При ближайшем рассмотрении, однако, выяснилось, что далеко не все они на самом деле российские.

«11 из 36 компаний — участников проекта, получивших по итогам 2014 года наибольший объем выручки от результатов исследовательской деятельности (более 100 млн рублей), принадлежат иностранным юридическим лицам. Например, стопроцентными владельцами ООО «Параллелз Рисерч», ООО «Рок Флоу Динамикс», ООО «Е инжиниринг», ООО «Воркл» являются иностранные юридические лица, зарегистрированные на Кипре, а ООО «Лингуалео» и ООО «Акуматика» — иностранные юридические лица, зарегистрированные на Британских Виргинских островах».

До того как влиться в дружную семью участников проекта, выручка у них была не бог весть какая. Но благодаря льготам и преференциям, которые предоставляет «Сколково», зарегистрированные в офшорах компании стали сразу «поднимать» хорошие деньги.

«ООО «Е инжиниринг», получив в 2012 году статус участника проекта, увеличило выручку со 128 тыс. рублей в 2011 году до 206,9 млн в 2014 г.

ООО «Рок Флоу Динамикс» в 2011 году показывало выручку 79,9 млн рублей. После получения статуса Участника проекта (июль 2011 года) в 2014 году выручка составила 257,7 млн рублей».

Участник проекта имеет право один раз в полгода распределять чистую прибыль между участниками своего ООО. Это значит, что выручка, которую они получают благодаря «Сколково», уплывает в офшоры — на Кипр и Виргинские острова.

«Оценить возможные объемы вывода прибыли участников проекта за рубеж в ходе контрольного мероприятия не представилось возможным», — отмечается в отчете Счетной палаты.

Может, оно и к лучшему.

Гранты распределяются между собой

Помимо налоговых и таможенных льгот участники проекта «Сколково» еще получают гранты на исследования.

Гранты даются не всем, а только самым заслуживающим.

За 2013–2015 годы выдано 287 грантов в общей сложности на 4 млрд 812 млн руб. Все эти деньги вынуты, разумеется, из федерального бюджета нашей страны.

Распределяет гранты грантовый комитет Фонда. Половина его членов — сотрудники Фонда. Другая половина — независимые эксперты. Их нелегкий труд достойно оплачивается. За три года Фонд выплатил им больше 43 млн руб.

Чтобы объективно распределять гранты, члены грантового комитета не должны быть заинтересованы в их получении. Такое правило сформулировано в документах Фонда.

Но они заинтересованы. Причем самым серьезным образом.

«Из 15 членов грантового комитета, действовавших в период с 2013 по 2015 год, порядка 30% являлись заинтересованными лицами — либо учредителями с существенной долей в уставном капитале, либо руководителями компаний, претендующих на статус участника проекта (или уже его получивших) или на получение гранта, а из 1188 экспертов заинтересованными лицами являлись почти 60% от общего их числа».

Голосуя за выделение грантов, члены грантового комитета руководствуются принципом взаимовыручки — «вы нам поможете, мы вам поможем».

«Анализ протокола заседания грантового комитета от 24 июня 2015 года №71 показывает, что из шести вопросов о предоставлении грантов в трех случаях грантополучатели были связаны с членами грантового комитета».

В голосовании по вопросу о предоставлении гранта ООО «Камера Биай» не участвовал Я.Я. Петричкович в связи с потенциальным конфликтом интересов. 11 из 15 членов грантового комитета проголосовали за предоставление «Камере Биай» гранта в размере 30 млн руб.

В голосовании по вопросу о предоставлении гранта ООО «Центр инноваций Натальи Касперской» не участвовала Н.И.Касперская в связи с потенциальным конфликтом интересов. 11 членов грантового комитета проголосовали за предоставление ей гранта в размере 50 млн рублей.

В голосовании по вопросу о предоставлении гранта ООО «Телум» не участвовал А.П.Кулешов, учредитель ООО «Телум». Десять членов грантового комитета проголосовали за предоставление ему гранта в размере 49,6 млн рублей.

Вложенные в исследования деньги не дают результатов

На что потрачены вбуханные в «Сколково» государственные деньги — важный вопрос, но не главный.

Главный вопрос все-таки другой: что мы за эти деньги получили?

Должны были получить продвижение в науке и технологиях. Как понять, имеет ли оно место? И если да, как его измерить?

Один из показателей, по которым можно судить об эффективности вложений, — выручка, полученная компаниями в проекте «Сколково».

Она остается компаниям. Они ее делят, вкладывают, пускают в оборот. При этом ИЦ «Сколково» продолжает финансироваться из госбюджета. Но ведется ли учет: кто из участников проекта сколько заработал?

Если выручка у них есть, и достаточно большая, — значит, продукты их исследований покупаются. А если они покупаются — значит, научно-технологическое колесико завертелось, государственные вложения работают.

Выручку участников Счетная палата по этой причине проверяла отдельно. И обнаружила сюрпризы.

Оказалось, что 47 участников проекта, получивших гранты на общую сумму 1,5 млрд рублей, не имели в 2013–2015 годах вообще никакой выручки.

ООО «Протекшен Технолоджи Ресеч» получило грант 25 млн на защиту контента для мобильных устройств от пиратства. Выручка от гранта — ноль. Никто эту «защиту» не покупает.

Такой же нулевой результат у ООО «СПИРИТ Навигация». Оно получило 28,3 млн на «гибридный навигационный приемник для бесшовного позиционирования и использования геоинформационных сервисов внутри зданий и под открытым небом».

ООО «Уральская производственная компания» получила 30,0 млн на создание энергоустановки для станций катодной защиты нефтегазового сектора. Энергоустановка тоже оказалась никому не нужна.

«Согласно пояснениям Фонда отсутствие выручки у стартапов, получивших грант, обусловлено тем, что эти стартапы не довели свой продукт до рынка, им потребуется еще несколько лет до получения готового продукта, — отмечает Счетная палата. — В то же время отсутствие в течение нескольких лет выручки у значительного числа компаний, получивших гранты Фонда на общую сумму 1,5 млрд рублей, формирует риски расходования этих средств без достижения экономических результатов».

Выделенные на исследования деньги дают не те результаты, что обещано

40% (32,2 млрд рублей) общей выручки, полученной всеми участниками проекта, приходится на выручку ЗАО «Сбербанк-Технологии». Это стопроцентная дочка ПАО «Сбербанк».

Подавая заявку на грант, «Сбербанк-Технологии» обещало направить его «на создание глобальной SaaS-платформы финансовых и платежных сервисов для создания принципиально новой модели банка‐онлайн с возможностью предоставления услуг как от лица банка, так и в формате white label».

White label — маркетинговая концепция, когда продукты или услуги, произведенные одной компанией, используются другой компанией под своим брендом.

Следуя заявке, в первом квартале 2014 года «Сбербанк-Технологии» должно было предоставить white label на свою платформу сторонним организациям. Но не предоставило.

Вероятно потому, что «Сбербанк-Технологии» не зарегистрировало права на новые разработки. А не зарегистрировало оно их потому, что в соответствии с генеральным соглашением с ОАО «Сбербанк России» исключительное право на все разработки в полном объеме переходит к «Сбербанку».

«Таким образом, все разрабатываемые технические решения были связаны исключительно с улучшением и развитием сервисов ОАО «Сбербанк России», — заключает Счетная палата.

«Сбербанк» то есть без тени смущения использовал грант, предоставленный «Сколково» для проведения исследований, чтоб сделать лично себе апгрейд. Обновил свое программное обеспечение и получил от этого хорошую прибыль.

Выделенные на исследования деньги вкладываются не в исследования

Среди тех участников проекта, что получили самую большую выручку (более 100 млн рублей), Счетная палата обнаружила шесть компаний, у которых научно-исследовательская деятельность отсутствует в составе заявленных видов деятельности.

Кроме того, нашлись компании, выручка которых учтена в ИЦ «Сколково» как полученная от исследовательской деятельности, хотя на самом деле она получена вовсе не от нее.

«Выручка ООО «Миррико Сервис» была учтена в составе достигнутого в 2014 году значения показателя Фонда в сумме 500,2 млн рублей (за 2015 год выручка этого Участника также была учтена в составе достигнутого значения показателя в сумме 235,6 млн рублей).

При получении статуса Участника данной компанией заявлялся проект по разработке технологии производства противотурбулентных присадок для снижения гидродинамического сопротивления при транспортировке нефти.

Изучение информации официального сайта группы компаний «Миррико» показало, что продукция компании — противотурбулентная присадка M FLOWTREAT, — производится и продается в соответствии с техническими условиями с 2010 года, а второй продукт — депрессорная присадка «DEWAXOL» марки 7801 — с 2011 года.

Аналогичные сомнения в обоснованности учета выручки в показателе Фонда имеются и в отношении других Участников проекта».

Коротко говоря, компании получают статус участника проекта «Сколково», обещая исследовать то, что давно уже исследовано, производится и продается.

Их выручка за то, что давно уже продается, фиксируется проектом «Сколково», чтоб убедить всех, что проект успешен, он эффективно содействует научным исследованиям. Но на самом деле это чистое очковтирательство.

За обучение одного студента Сколтеха государство платит в 6,5 раза больше, чем за обучение студентов других вузов

Помимо собственных зарплат и исследований без отдачи «Сколково» еще вкладывает деньги в образование.

На этом направлении главный объект — Сколковский институт науки и технологии (Сколтех). За 2013–2015 годы в него вложено почти 12 млрд.

«Данные расходы включают в себя средства, предоставленные Сколтеху в виде гранта, а также средства, направленные Массачусетскому технологическому институту (далее МТИ) в рамках заключенного 26 октября 2011 года трехстороннего соглашения о сотрудничестве между Фондом, МТИ и Сколтехом».

За 2013–2015 годы Фонд перечислил Сколтеху 7 млрд 883 млн руб. из субсидии федерального бюджета.

МТИ было перечислено 94 млн 77 тысяч долларов США (это примерно 4 млрд руб.).

50,7 млн долларов МТИ израсходовал на сам Сколтех — на подготовку его организационной структуры и финансовой модели, консультирование консультантов, проектировщиков в части создания кампуса и прочей инфраструктуры, содействие в подборе преподавателей и разработке учебных дисциплин.

А 44 млн долларов из федерального бюджета РФ пошли на развитие мощностей самого Массачусетского технологического института.

Как потрачены эти деньги, Счетная палата проверить, понятно, не могла. Но наверняка они улучшили американскую систему образования.

С вложениями бюджетных денег в Сколтех такой уверенности нет.

«Часть показателей деятельности Сколтеха достигнута не была. Численность профессорско-преподавательского состава Сколтеха в 2015 году — 60 человек (86% от плана). Численность студентов — 315 человек (90%)».

При этом Сколтех получает из федерального бюджета больше денег, чем федеральные университеты, где учится в разы больше студентов.

Для сравнения Счетная палата приводит данные за 2015 год.

Сколтех: 315 студентов, на обучение которых выделено из федерального бюджета 4 млрд 798,1 млн руб.

Северо-Кавказский федеральный университет: 9903 студента, из бюджета на них выделено 2 млрд 516,9 млн.

Крымский федеральный университет: 14763 студента, выделено 3 млрд 772,5 млн.

Сибирский федеральный университет: 20510 студентов, 4 млрд 680,6 млн рублей.

Северный (Арктический) федеральный университет: 6437 студентов, 2 млрд 281,15 млн.

Таможенные услуги в «Сколково» стоят в 8 раз дороже своей цены

У «Сколково» есть своя Таможенно-финансовая компания (ТФК), которая занимается оформлением всего, что ввозится в Россию из-за рубежа для нужд инновационного центра.

Расходы федерального бюджета на содержание ТФК в 2013–2015 годах составили 137,5 млн руб.

За это время ТФК оформила 504 таможенных декларации.

«Таким образом, стоимость услуги по оформлению 1 декларации за счет средств федерального бюджета с учетом иных выполняемых ТФК функций (сопровождение оформления декларации, административные расходы и прочее) составляет 272,8 тыс. руб.», — заключает Счетная палата.

На самом деле услуга по оформлению и сопровождению одной таможенной декларации стоит от 15 до 50 тысяч рублей.

Расходы госструктур на оформление таможенных деклараций колеблются именно в таких рамках, что подтверждается данными единого сайта госзакупок.

ИЦ «Сколково» платит в восемь раз дороже.

Хорошо, что не в восемьдесят.

Отчет Счетной палаты содержит массу других интересных сведений о том, как расходуются в «Сколково» народные деньги.

К сожалению — или к счастью? — в газете нет места, чтоб написать обо всем. Мы выбрали лишь несколько эпизодов. Но их достаточно для понимания того, что там творится с народными деньгами — как к ним относятся и куда направляют.

Горько признать, но чуда в «Сколково» не получилось.

Надеждам на технологический прорыв и ликвидацию отставания от Запада, которые связывались с проектом, сбыться, по всей видимости, не суждено.

Во всяком случае, проверка Счетной палаты не внушает на сей счет оптимизма.

Юлия Калинина

Заголовок в газете: Сколько стоит «Сколково»?
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27226 от 11 октября 2016

Автор публикации

не в сети 14 минут

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18600Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях