Знакомство на свадьбе

С Викой я познакомился на свадьбе. Рассаживались по спискам, и я оказался рядом с ней по той простой причине, что и Вика, и я пришли на свадьбу без пар. На свадьбу я пришёл без особого желания, и планировал уйти домой сразу после сбора подарков. Поэтому я не обратил никакого внимания на сидевшую справа на меня девушку.

Знакомство на свадьбе

По – привычке, я не стал сразу накладывать в свою тарелку салаты. Не хотелось принимать участие в борьбе за салатницы и тарелки с нарезками. В любом случае, что-то останется, и потом можно будет спокойно наполнить свою тарелку. Моё созерцание стола прервала соседка: «Молодой человек, вы не поухаживаете за мной?» Я посмотрел на соседку. Ничего выдающегося: не страшная, не красивая. Платье великоватое, явно чужое. И голос противный. Почему-то захотелось нахамить.

— Чего изволите? – спросил я.
— Мимозу, пожалуйста.
— Это в какой ёмкости?
— В голубенькой салатнице, — хихикнула соседка.Я взял салатницу, мимозы оставалось на дне, и выложил остатки на свою тарелку. Потом взял вилку и начал его есть.
— Так не честно! – запищала соседка, — это мой салат.
— Присоединяйтесь! Зачем вашу тарелку пачкать? Потом мой, вытирай.
— Всё ясно: холостяк, живущий вдали от мамы, — заключила соседка, тоном доктора, ставящего диагноз.
— Ага. Откуда такие аналитические способности?
— От мамы с папой, — с сарказмом ответила девушка, цепляя своей вилкой салат с моей тарелки.Пока соседка медленно пережёвывала одну вилку салата, я успевал съесть три – четыре.
— Мечи пореже, сосед! – пропищала соседка.
— А ты не спи!
— Ну-ка, дай сюда! – сказала соседка, меняя наши тарелки.
— Лихо! – сказал я с неудовольствием.
— Вика! – представилась торжествующая соседка. А как тебя зовут, мой галантный сосед?
— Артур.
— Армянин?
— Практически.
— Вкусный салатик, жаль, что так мало. Артур, сгоняй за добавкой, у поварёшек должен остаться.

Я молча встал и прошёлся вдоль стола, но все салатницы были пусты. Салат видимо действительно был вкусным. Пришлось пойти на кухню. Повар вопросительно посмотрел на меня и спросил:
— Что Вам надо? Сюда посторонним нельзя.
— Мимоза классная! Соседка обещала отдаться, если принесу добавку.
— Это я делал, — довольно хмыкнул повар, — а чего салатницу не принёс?
— Затупил.
— Салатницы у меня нет, наложу в тарелку.
— Давай, только побольше.
— Да не жалко, но ты её напои, а то может продинамить.
— Напою.

Я взял тарелку, на которой лежала солидная горка мимозы, поблагодарил повара и вернулся за стол. Вика с удивлением посмотрела на поставленную перед ней тарелку.
— Добытчик растёт, — со смехом сказала Вика, — а я уже распробовала другой салатик, тоже ничего. Попробуй.
— Пока не слопаешь мимозу, никаких других!
— Тогда помогай!

Мы с Викой дружно стали есть салат. В какой-то момент, Вика протянула ко мне свою вилку с горсткой салата. Я удивлённо посмотрел на Вику, а она капризно произнесла:
— Я хочу поделиться с тобой салатиком. Люблю кормить милых моему сердцу людей. Съешь, не обижай Вкусно.
Я открыл рот, а Вика ловко забросила в него салат с вилки. Прожевав, я сказал:
— А твоя мимоза вкуснее!
— Тупица! – звонко засмеялась Вика, это не мимоза!
— Ёмкость на исходную! – шутливо рявкнул я, отодвигая тарелку с мимозой.
— Повинуюсь, мой господин! – сказала Вика, двигая ко мне салатницу, на дне которой лежала маленькая горстка салата.
— Это пробник, а не салатница.

Вика засмеялась, взяла салатницу, и пошла на кухню. Вернувшись, она молча поставила передо мной полную салатницу и язвительно произнесла:
— Значит, я даю за салатик?
— Нет, за мой подвиг.
— А что сделаешь ты, за мой подвиг?
— Буду нежным и ласковым.
— Мало!
— Потру тебе спинку, мочалкой, пока она не порозовеет, и зацелую твои бёдра!

Вика пристально посмотрела на меня, и чуть хриплым голосом произнесла: «Запомни свои слова, тебя за язык никто не тянул!» Я положил ладонь на бедро Вики. Она снова посмотрела мне в глаза, и положила свою ладонь поверх моей.Вручив конверты молодожёнам, мы с Викой провели скоротечную планёрку:
— Вика, есть предложение смыться.
— Куда?
— Ко мне домой.
— Зачем?
— Покажу тебе свои награды.
— Ты герой?
— Практически.
— Я с удовольствием посмотрю всю коллекцию твоих наград, и даже выслушаю историю их получения. Но на свадьбу ходят не только поесть и выпить, но и потанцевать. Хочется получить максимальную компенсацию за щедрый подарок. Да и горячее ещё не подавали. А не попробовать свадебный торт, для незамужней девушки, непозволительно. Пойдём танцевать?

Танцевать мне не хотелось, и Вика ушла одна. Я посмотрел на стол, на сидевших соседей, на танцующую Вику. Тёлка как тёлка. Таких много. Стоит ли ждать? Допив сок, я направился к выходу.
Домой я пришёл уставшим, сказалось переедание на свадьбе. Автоответчик не моргал, и я прилёг на диван. Зазвонил телефон:
— Да?
— Артур? Это Вика. Ты почему сбежал?
— Захворал.
— Что случилось?
— Переел.
— Бедненький! Я могу оказать тебе первую медицинскую помощь.
— А ты откуда узнала номер моего телефона?
— Молодожёны помогли. Так что?
— Да, — ответил я, и положил трубку.

Телефон снова зазвонил. Звонила Вика:
— А куда ехать? Адрес давай!
— Декабристов, сто семьдесят пять, квартира семь. На тройке до остановки «Дома железнодорожников». Звонить полтора раза.
— Это как? – удивлённо спросила Вика.
— Приедешь – покажу.

Едва Вика переступила порог моей квартиры, она сразу начала мне выговаривать:
— Нет, это как понимать? Обнадёжил девушку и слинял втихаря! Я возвращаюсь, а кавалера нет. Думаю, пошёл пописать. Жду. Нет милого! Пошла искать. Попросила мужика проверить в туалете. Нет Артурчика! Проверила на кухне – нет Артурчика! Опросила соседей – ушёл, мой Артурчик! Наверно обиделся. У Викуси слёзки закапали. Пошла Викуся к молодожёнам и узнала номер телефона Артурчика и позвонила ему. А Артурчик трубку не берёт от огорчения! Но Викуся не гордая, сама пришла к Артурчику, и сейчас будет его лечить!

»Свой монолог Вика совместила со снятием с себя всей одежды. Положив трусики на стул и оставшись без одежды, Вика вопросительно посмотрела на меня и спросила: «Я в душ, ты со мной?» Вспомнив про обещание потереть спинку, я кивнул головой.Домой Вика ушла утром. Она написала на листочке номер своего телефона и сказала: «Будет тоскливо – звони. Только приглашай пораньше, я хоть приберусь и супчик приготовлю».
Вике я звонил редко. Обычно после того, как очередная девушка щёлкала меня по носу. Так получилось и в этот раз. Мысленно послав очередную пассию в задницу, я решил позвонить Вике:
— Вика, ты?
— Я, — ответила Вика, — а ты кто?
— Артур.
— Который?
— А в лоб? – пригрозил я.
— Теперь узнала, чего звонишь?
— Ноль три!
— Ха! Пусть тебя лечит красотка, с которой ты ворковал на остановке!
— Мы расстались.
— И мы сразу вспомнили про Вику, — съязвила Вика.
— Да.
— Я тебе не бл»дь общаговская, которую можно трахнуть, просто взяв за руку! Меня надо выгуливать!
— У тебя месячные?
— Для тебя – да! – рявкнула Вика и бросила трубку.

Я решил смириться с передрягами и лёг спать. Но вскоре зазвонил телефон:
— Что с собой принести? – спросила Вика.
— Себя, — ответил я печально.
— Ну, не умирай! Скорая уже в пути. Что у тебя в холодильнике?
— Сосиски, колбаса, сыр, пельмени, масло и майонез. Хлеб закончился. Есть картошка и соль – отрапортовал я.
— А выпивка есть?
— Молоко и кола.
— Сколько могу потратить?
— Подожди, дойду до кошелька. Пятьсот, только на такси себе оставь! У меня больше нет.
— Не волнуйся, ещё тебе на автобус хватит. А мама – Вика забьёт твой холодильник под завязку!
Я прекрасно понимал, что часть денег не будет потрачена на продукты, и осядет в сумочке Вики. Это была плата за услуги Вики, и отнюдь не сексуальные. Вика удивительным образом умела заполнить собой все уголки квартиры. С её приходом начинался классический армейский ПХД. Одновременно начиналась стирка, уборка, готовка и мытьё посуды. Причём перемывалась вся посуда, даже чистая. Своего рода вотум недоверия.

Закончив ПХД, Вика уходила в ванную, и долго нежилась в клубах пены, изводя мои запасы дорогого шампуня. Потом Вика становилась под душ, а я растирал её тело суровой мочалкой, пока её кожа не розовела. А Вика вслух комментировала свои ощущения с использованием ненормативной лексики. Делала она это мило и смешно. И в какой – то момент, Вика громко кричала: «Артурчик! Марш в вагину! Иначе Викуся поцарапает своими сосками и Артурчика, и этот красивый кафель!»

После душевного секса, как его называла Вика, начинался приём пищи. Ритуал, надо доложить, не хилый. На большом круглом столе, на белоснежной скатерти, был расставлен богатый выбор закусок. Посуда, правда, была убогая, но главный принцип Вики был соблюдён: разнообразие. На столе обязательно стояли пять – шесть пиалок с салатами: оливье, жульен, крабовый, мимоза, с кириешками, с копчённостями, и ещё с чем — то. Эти пиалки она называла пробниками. Основная масса салатов лежала в пластмассовых контейнерах в холодильниках. Только жульен был в одноразовой порции – Вика не доверяла грибам. Отдельного внимания заслуживали бутерброды. Вика не признавала в принципе нарезки в натуральном виде. Разнообразные бутерброды располагались на большом круглом подносе. И без помощи Вики, найти нужный было невозможно. Возвращать на поднос, ошибочно взятый бутерброд не стоило. Вика начинала причитать: «Взял – съел! Нечего обратно надкусанный укладывать! Лучше спроси Викусю, какой бутик хочешь, — Викуся найдёт и накормит!»Вика любила, когда я ел с её руки.

Положив мне в рот бутерброд, она с удовольствием смотрела, как я жевал и приговаривала: «Вот так! Хороший мальчик! Будешь дружить с Викой – будешь есть вкусные бутики!»После первого перекуса происходил чесночный секс, поскольку Вика щедро использовала чеснок при изготовлении бутербродов. Потом Вика просила отнести её в душ и помыть. После душа я заматывал Вику в махровую простынь и относил в постель. Обтерев Вику, я надевал на неё свою майку и Вика, засыпая, бормотала: «В большой кастрюле борщ, но его лучше есть через пару дней. Сейчас лучше поешь гороховый. На второе котлеты. Гарнир или картошка, или гречка. Но лучше поешь картошку. Холодная картошка – порнокулинария. А я пока отдохну. Устала Викуся». Я чмокал Вику в щёку и шёл на кухню. Голод был солидный – Вика умела выматывать! Я ел и думал: «А не жениться – ли мне на Вике?»

Вику надо было разбудить до шести вечера, иначе у неё начинала болеть голова. Ритуал пробуждения я всегда ждал с нетерпением. Я целовал Вику, она, капризно шептала, не открывая глаз: «Возьми Викусю, Проказник! Торопись, иначе фиг тебе, а не Викуся! Будешь трахать свою ладошку!» Этот секс Вика называла подъёмным. Вела она себя пассивно, лишь тихо постанывала. Когда я успокаивался, Вика убегала в душ.
Из душа выходила леди, со строгим взглядом и сухо спрашивала: «Ты доволен?», и не дожидаясь ответа, уходила домой.
После ухода Вики в квартире становилось пусто и неуютно. Остывающие на плите кастрюли и запах пищи вызывали дискомфорт. Хотелось вернуть Вику, услышать её голос, прикоснуться к её упругой груди, поцеловать. Я нюхал майку, которая была на Вике, и которая пахла её телом. Однажды я даже хотел броситься за ней, но струсил — воспоминая о неудавшейся семейной жизни, были исключительно негативными.

Дружба с Викой оборвалась внезапно. Однажды я ей позвонил, после весьма продолжительного перерыва. Услышав голос Вики, я произнёс:
— Ноль три.
— Не поняла?
— Ноль три, Вика!
— Это кто?
— Вика, это Артур!
— Здравствуй, чего тебе старче?
— Я соскучился.
— И что?
— Приезжай ко мне.
— Зачем?
— Посидим, поговорим.
— Когда?
— Прямо сейчас.
— Сейчас не получится. Буду в шесть.
— Ты с ночевой?
— Нет. На пару часов.
— А почему ты не спрашиваешь о холодильнике?
— Зачем?
— Ты всегда спрашивала.
— Зовёшь в гости – позаботься об угощении.
— Понял. Приезжай!

Я пошёл в магазин, накупил нарезки, фруктов и конфет. Купил букет роз. Правда на обратном пути смотрел на букет и недоумевал, зачем я его купил. Дома навёл минимально – допустимый порядок, и стал ждать Вику.
Ровно в шесть раздался дверной звонок. Открыв дверь, я обомлел: рядом с Викой стоял мой давний приятель Женька. Вика, насладившись выражением моего лица, сказала:
— Артур, познакомься, это Евгений, мой жених. Женя, а это Артур, мой знакомый.
— Да мы с Артуром сто лет знакомы, — радостно сказал Женька, — сколько выпито вина, сколько сделано ошибок!
— Сызрань – большая деревня, — мрачно выдавила Вика

.Вика наотрез отказалась сервировать стол. Пришлось сервировать самому. Осмотрев сервировку, Вика язвительно сказала:
— И зачем тебе жена?
— А у меня её нет.
— В принципе – поправилась Вика.
— Чтобы было кому стакан воды подать – мрачно ответил я.
— Проведи воду в спальню – сострил Женька.
— Проведу.

За столом общались я и Женька. Вика пила мелкими глотками шампанское, покусывая шоколадную конфету. Когда Женька ушёл в туалет, Вика посмотрев на меня, спросила:
— Как сюрприз?
— Класс! Как ты надумала?
— Что именно?
— Выйти замуж.
— Позвали – пошла.
— Ты же вроде не хотела?
— Глупость, я нормальная. Хочу семью и детей.
— Неожиданно.
— А ты хотел, чтобы я была скорой помощью до пенсии?
— Да нет, каждый раз, когда ты уходила, мне хотелось тебя догнать и позвать замуж.
— Что же не догнал?
— Печальный опыт.
— Так и будешь всю жизнь баб сравнивать с бывшей женой.
— Ты права.
— Я знаю.
— А вы уже расписались?
— Собираемся.
— Пригласишь?
— Обойдёшься!
— Грубовато.
— А на что ты рассчитывал? Ты никогда не лез мне в душу, ограничиваясь физическим контактом. Да и то редко. За прошлый год – всего три раза. Хаотично. А я, как последняя дура, ждала твоего звонка. Вот сколько раз ты трахался в прошлом году?
— Я не считал.
— А я всего три раза, с тобой. Я, молодая и симпатичная девушка! Сколько раз меня клеили! А я тороплюсь домой, вдруг Артурчик позвонит? Вдруг в этот раз позовёт замуж? Вот скажи, много твоих баб убирались в твоей квартире, приходя на свидание?
— Никто.
— А почему я это делала?
— Ты любишь чистоту?
— Придурок!
— В это время из ванной вышел Женька. Вика замолчала и отправила в рот целую конфету. Женька внимательно посмотрел на лицо Вики и сказал: «У тебя лицо покраснело. Ты себя хорошо чувствуешь?» Вика рассеяно посмотрела на Женьку и молча кивнула головой.
— Артур, — обратился ко мне Женька, у нас двадцать шестого свадьба. Будем рады тебя видеть, правда, Вика?
— Я уже пригласила Артура, но он не сможет – командировка, — устало сказала Вика.
— Жаль, сказал Женя, приходи к нам после командировки, отметим, посмотрим видео.
— Спасибо, — ответил я, — как только вернусь, позвоню.

Вскоре гости собрались уходить. Уже в прихожей, Вика послала Женьку прогреть двигатель машины, а сама ушла в ванную. Я терпеливо ждал, когда она выйдет. Вика вышла с влажными глазами.
— Прощай, Артур! Никого я не любила как тебя! Жалко мне тебя! Так и будешь трусить до старости. И умрёшь в одиночестве. Лысый, толстый и неухоженный, забытый своими бабами. А меня ты будешь вспоминать часто. Когда будешь есть борщ, гороховый суп, котлеты и салатики. Вспоминать и говорить, что у Викуси это было вкуснее. Эх, не удалось мне растопить твоё ледяное сердце! Будь счастливым, в своём понимании. Прощай!

Из глаз Вики градом капали слёзы. Она посмотрела в зеркало и прошептала:
— И куда я в таком виде? Да Женька свадьбу отменит, если увидит это. Он же не дурак.
— И что ты предлагаешь? – спросил я.
— Иди к Жене, езжайте к моей маме, пусть Женя возьмёт у мамы прокладки. А я пока войду в норму.

Когда мы с Женькой вернулись, Вика была в ванной. Женька передал Вике пакет. Вика вышла через несколько минут, с опухшими глазами. Виновато посмотрев на меня, Вика сказала:
— Ничего себе, концовка вечеринки! Приношу свои извинения.
— Да ладно, дело житейское, — устало сказал я.
— Артур, — продолжила Вика, — приходи на свадьбу. Я тебя со свидетельницей познакомлю. Красивая девушка!
— Это ты про Настю? – уточнил Женька.
— Про неё, родимую.
— Артур, Вика не врёт, там такая цаца! – зацокал Женька.
— Эй, жених, это как понимать? – угрожающе спросила Вика.

Женька скорчил гримасу и вышел на улицу. А Вика тепло посмотрела на меня и слегка прикоснулась кончиками пальцев к моим губам…

ferbot

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля