черт побери
чертовски развлекательный сайт

Зачем смерти коса?

Мрачная фигура в черном балахоне, с косой и песочными часами — вот распространенное изображение Смерти.
Но какие глубинные корни имеют эти символы?
“Классическая” СМЕРТЬ ходит кроме косы еще и с часами.
Зачем СМЕРТИ коса? Что она ей косит? Человеческие жизни?

Зачем смерти коса?

Песочные часы Смерть получил от самого Хроноса, олицетворения Времени, от божества, почти такого же древнего, как первоначальный Хаос. Он появился сразу после появления мира и создал воду, огонь и воздух. Песочные часы — самый ясный и известный символ времени в течение многих веков, даже сейчас, когда такими часами практически никто не пользуется.Свою косу (иногда — серп) Мрачный Жнец получил от титана Кроноса. Тот был сыном бога Урана(он же Сатурн) и Геи, богини земли. Своих детей добрый папаша сжирал, зная, что будет убит от руки одного из них. Но последнего, младшенького Кроноса, Гея сумела спрятать и вырастить.Она дала ему серп, которым Кронос, пардон, оскопил своего отца. Из капель крови, упавших при этом на землю, появились злобные фурии. Из крови и семени, смешавшихся с морской пеной, появилась прекрасная богиня Афродита. Во многих книгах по мифологии, кстати, эту составляющую будущей богини красоты и любви скромно замалчивают.

Таким образом, серп Мрачного Жнеца первоначально резал не совсем человеческие жизни…Сам же бог смерти, Танатос, благополучно забытый христианами, использовал вовсе не серп, а меч. Этот крылатый юноша перелетал от одного ложа умирающего к другому, срезая у них по пряди волос и забирая душу. Крылья и черный плащ от Танатоса достались Мрачному Жнецу.Вот поэтому теперь, закутавшись в плащ одного бога, с часами другого бога в одной руке и с оружием титана в другой, летает над землей на чужих крыльях Смерть и срезает жизни. И, в общем-то, какая разница тем, чью жизнь срезают, чем это делают?Иногда упоминают, что коса — только для простых людей; когда же Смерть приходит за душой человека королевских кровей, в ее руке меч. Зачастую у нее с собой песочные часы, символизирующие истекающее время несчастной жертвы.По другой версии все эти аттрибуты, появились у Смерти от древнеримского бога времени Сатурна. Он изображался жнецом с серпом или косой в одной руке и с пучком пшеницы в другой. Отсюда и имя Смерти в западной культуре — Grim Reaper — зловещий жнец.У кого есть еще какие версии?

Есть много красивых притч о смерти.— Вы — кузнец?Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.— А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.— Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.— Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.— Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.— Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.— Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?— Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.— А потом?— А потом наточить, если это возможно.Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.— Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…— А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?— Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.— Вам виднее. Как вы себя чувствуете?— Да вроде нормально.— Нет тошноты, головокружения, болей?— Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.— В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.— Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.
Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.— Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.— Что вы сказали? — тихо произнесла она.— Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…— Оружие? Вы сказали оружие?— Может я не так выразился, просто…Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.— Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.— Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.— Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?— Н-не знаю…— Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.— Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.— Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?— Но… А как же?…
— Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.
Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.— Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.— Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.— Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…Глаза Смерти заблестели.— Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.— Можно один вопрос? — послышалось сзади.— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.— Да.— Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2457Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях