Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок

Уроженец Алтайского края Василий Лазарев дважды летал в космос. Второй его полет закончился трагической неудачей: Лазарев с борт-инженером Макаровым совершили жесткую посадку у пропасти в Горном Алтае, чуть было не ослепли, пережили остановку сердца и спешно сжигали документы, так как думали, что сели за границей. Спасательный отряд угодил под лавину. А самих космонавтов за тот полет не удостоили наград Героев Советского Союза. Все это засекретили на много лет. Именем Лазарева в Алтайском крае назвали только улицу в маленьком селе.
Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок
Сколько космонавтов родилось на Алтае? Это вопрос на засыпку к юбилею края. Мое небольшое исследование показало, что люди старшего поколения называют двоих: Германа Титова и Василия Лазарева. Имя второго, правда, не всегда, но хотя бы помнят, что двое. Молодые люди про Титова что-то знают, о Лазареве не слышали вообще, настолько его личность не на виду и не на слуху. Наверное, только в краеведческом музее о нем можно что-то узнать.



Экипаж космического корабля «Союз-12» (слева направо: Олег Макаров, Василий Лазарев).
Им не гордится Барнаул?
Одна знакомая, отвечая на мой вопрос о космонавтах, сослалась на галерею “Ими гордится Барнаул” на площади Советов. Дескать, там же только космонавт Титов, значит, один и есть. А если не один, почему Барнаул гордится только им?
Судя по всему, галерея осталась от Годов культуры (2014), литературы (2015) и кино (2016). Что касается Германа Титова, на эти годы как раз выпали круглые даты: 80 лет со дня его рождения в 2015-м и 55 лет полета в космос в 2016-м. Вероятно, этим объясняется, почему космонавт возглавляет большой отряд деятелей литературы и кинематографа родом с Алтая.
Герман Титов летал в космос в 60-е, Василий Лазарев — в 70-е годы прошлого века. Титов из первого, Лазарев из второго, но не менее героического отряда космонавтов. Тогда полеты еще не стали таким обыденным делом, как сейчас.



Второй — неудавшийся — полет Лазарева на долгое время засекретили. Как писали позже журналисты, “полет этого корабля является одной из самых драматичных страниц отечественной космонавтики, а его экипажу пришлось пережить то, что не выпадало больше никому”.
Как бы там ни было, но одного космонавта помним, а про второго запамятовали. Дело и не в галерее. Город и край должны знать своих героев, гордиться ими. И галерея на площади Советов, конечно, не единственный источник этих знаний. И этой галереей далеко не исчерпывается количество людей, которыми мы можем гордиться. Кстати, галерее ведь не один десяток лет, и скорее всего портрет Василия Лазарева там в свое время был, после его первого полета.
Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок
Титов vs Лазарев
Понятно, что у Титова была более сильная связь с родными местами. Он окончил среднюю школу в Налобихе, его отец Степан Павлович работал в местной школе, был заслуженным учителем РСФСР, и его имя носит губернаторская премия для сельских педагогов. Лазарев уехал из родных мест, видимо, в школьные годы.
Но мы же гордимся поэтом Робертом Рождественским (его портрет есть в галерее), который родился на Алтае, в Косихе, в 1932 году, а с 1934 года уже жил с родителями в Омске. Нашей памяти и гордости достаточно этого небольшого срока. “Рождественские чтения” — прекрасный пример того, что мы умеем поддерживать память и передавать ее другим поколениям. Или гордимся Михаилом Калашниковым, который уехал из наших мест тоже в школьном возрасте.



Жаль, что Василий Лазарев “выпал из гнезда”. Напомним о нашем земляке, хотя бы коротко рассказав о его жизни, вместившей неординарные события.

Картина Скрипкова Я. “Звездные сыны Алтая. Космонавты Герман Титов и Василий Лазарев”
Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок
Врачующий летчик или летающий врач?
Василий Лазарев родился 23 февраля 1928 года в селе Порошино Кытмановского района. В Свердловске, куда переехала семья, он окончил среднюю школу и медицинский институт по специальности “хирургия”, затем один курс военно-медицинского факультета Саратовского мединститута. Работал военным медиком. Но однажды решился на крутой “вираж” — поступил в Харьковское высшее военное авиационное училище, получил квалификацию летчика-истребителя.



В послужном списке В. Лазарева отразилось органичное сочетание этих профессиональных аспектов: 1962 год — старший летчик-испытатель, врач 10-го отдела 1-го Управления Государственного научно-исследовательского института авиационной и космической медицины; 1964 год — старший научный сотрудник, врач-летчик 10-го отдела 2-го Управления того же института.
Василий Григорьевич принимал участие в испытательных полетах на стратостате “СС” — “Волга” в качестве стратонавта. Он занимался проблемами влияния различных факторов атмосферных, стратосферных и космических полетов на организм человека, участвовал в разработке методики тренировок на адаптацию к невесомости.
Лазарев был в числе первых добровольцев в отряд космонавтов проходил медкомиссию вместе с Юрием Гагариным и Германом Титовым (вот где встретились земляки, позже они будут сотрудничать еще в одном проекте), но не преодолел этот барьер. Однако упорно продолжал готовиться, и 17 января 1966 года его зачислили во 2-й отряд Центра подготовки космонавтов (ЦПК).
В том же году в ЦПК сформировали группу для подготовки к полету на “изделии-50” — так шифровали орбитальный самолет (ОС) по авиакосмической программе “Спираль”. В группу вошли пять летчиков, имевших хорошую летную подготовку, в том числе космонавт №2 Герман Титов и еще не летавший Василий Лазарев. Для космических полетов на ОС “Спираль” требовалась квалификация летчика-испытателя, поэтому всех участников группы в обязательном порядке направляли в 8-й Государственный научно-испытательный институт ВВС им. В. Чкалова (Ахтубинск Астраханской области) на переподготовку и для испытательных полетов на самолетах различных типов. К квалификации летчика-истребителя В. Лазарев добавил опыт летчика-испытателя. В его активе подготовка по нескольким программам, в том числе в рамках пилотируемого советского “лунного проекта”. Именно тогда его напарником стал бортинженер Олег Макаров, сложился отличный экипаж, и их стали готовить к полету на станцию “Салют-2”, но планы изменились.

Космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров в скафандрах “Сокол К” на космодроме Байконур.
Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок
Первый полет
27 сентября 1973 года Василий Лазарев возглавил экипаж космического корабля “Союз-12”, который успешно стартовал с космодрома Байконур. Целью полета были испытания модифицированного транспортного корабля “Союз” и скафандров “Сокол”, предназначенных для спасения экипажа в случае аварийной разгерметизации (полет предыдущего “Союза” завершился разгерметизацией спускаемого аппарата и гибелью троих космонавтов, которые были одеты в обычные лётные костюмы). Полет “Союза-12” продолжался одни сутки 23 часа 15 минут 32 секунды и завершился благополучно.
Лазарев и Макаров после приземления шутили, что с ними был третий член экипажа — товарищ Сухов. Начиная с этого полета, экипажи всех советских и российских космических кораблей перед стартом смотрят художественный фильм “Белое солнце пустыни”. Вот где исток неувядающей традиции.
После полета Василий Лазарев приезжал на Алтай, побывал в родной деревне.

Лазарев в селе Шипуново 28 сентября 1975 года на открытие мемориала “Журавли”.
Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок
Второй полет. Он же — недолет
“Союз-18” с Лазаревым и Макаровым стартовал 5 апреля 1975 года. Все шло по программе. На 261-й секунде полета должна была отделиться вторая ступень, однако вместо этого ракету стало раскачивать, как на гигантских качелях, которые постепенно увеличивали амплитуду. Через несколько секунд в кабине завыла сигнализация и замигала красная лампочка с надписью “Авария ракеты-носителя”. Носитель не дотянул до расчетной орбиты, отказал. Сработала аварийная система, отстрелившая спускаемый аппарат. Произошло это на высоте чуть менее 200 километров, то есть де-факто уже в космосе. Авария на такой высоте ведет к самому сложному спуску, который неминуемо сопровождается опасными для жизни экипажа перегрузками.
Аварийный спуск происходил в неуправляемом режиме. Спускаемый аппарат падал почти из космоса. На экипаж навалились перегрузки в 20 g*. Это означает, что вес тела космонавта увеличивался в 20 раз. Какой величины тяжесть достигла на пике, точно неизвестно. Василий Лазарев много позже рассказывал журналистам, что специалисты, разбирая телеметрию, отметили: на несколько секунд она выросла до невероятных 26 g.
В этот момент у космонавтов отказало зрение, была зафиксирована остановка сердца. В себя они пришли тогда, когда сработала парашютная система. Бортинженер что-то говорил командиру корабля, но Лазарев не слышал — у него временно отключился и слух.
Они выжили после супертяжелых перегрузок. Такого в истории мировой космонавтики не случалось ни до, ни после их полета.
Экипаж попытался связаться с Центром управления полетами, чтобы уточнить, где приземлится спускаемый аппарат. Но связь оказалась односторонней: ЦУП их слышал, они его – нет. Поэтому космонавты понятия не имели, где они ступят на земную твердь. Перед полетом “Союзу-18” прогнозировали в зависимости от масштаба возможной аварии два варианта приземления – горы Алтая, Китай, а при самом плохом раскладе – приводнение в Тихий океан (на этот случай космонавты тренировались в Черном море).
На набор высоты ушло четыре минуты. Вместе с посадкой весь полет продлился меньше 22 минут. На этом космическая часть приключений экипажа закончилась. Началась земная.

В. Лазарев (справа).
Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок
Твердая посадка на Теремок-3
Сказать, что с посадкой им фантастически повезло, — это ничего не сказать. Спускаемый аппарат достиг земли в труднодоступном районе на высоте около 1200 метров в Горном Алтае, тогда это была автономная область в составе Алтайского края. Вот горькая ирония судьбы для Лазарева: таким экстремальным способом попасть на историческую родину.
Когда они выбрались на свет божий, то обнаружили, что спускаемый аппарат стоит на склоне горы, метрах в 150 от пропасти и не скатывается только потому, что парашют запутался в верхушках деревьев. Спас космонавтов от верной гибели не только его огромный купол, но и совет спасателей: в случае чего сначала осмотреться, а потом отстреливать парашют. Хотя по инструкции экипажу следовало отстрелить его сразу после приземления.
Улетали из весны, прилетели в зиму: в горах снег, температура -7С. Лазарев и Макаров принялись обживать место стоянки: сняли скафандры, переоделись в теплозащитные костюмы и на отколовшемся от аппарата куске теплозащиты разожгли костер, согревались у огня. Лазарев как капитан корабля по инструкции сжег документы о некоторых экспериментах, которые они должны были провести на орбите. Опасался, что приземлились в Китае.
Чуть позже космонавты увидели самолет, поняли, что их обнаружили. Но когда придет помощь — неизвестно, учитывая, куда они свалились.
Первым, кто к ним добрался, оказался геолог, который высадился с вертолета геологической партии. Спасательный отряд при попытке подняться на гору к космонавтам угодил под лавину, и уже его пришлось спасать — к счастью, обошлось без жертв. На следующий день одному из военных вертолетов, не входивших в официальную спасательную группу, удалось на свой страх и риск поднять космонавтов и геолога со склона горы, у которой оказалось милое сказочное название — Теремок-3.

В. Лазарев (справа).
Забытый герой: алтайский космонавт, который чудом выжил после нечеловеческих перегрузок
Как встречали героев
Единственное сообщение о несостоявшемся полете в советских СМИ появилось только 8 мая и было скромно размещено на внутренних полосах газет:
“… произошло отклонение параметров движения ракеты-носителя от расчетных значений, и автоматическим устройством была выдана команда на прекращение дальнейшего полета по программе и отделение космического корабля для возвращения на Землю. Спускаемый аппарат совершил мягкую посадку юго-западнее города Горно-Алтайска. Поисково-спасательная служба обеспечила доставку космонавтов на космодром. Самочувствие товарищей В. Г. Лазарева и О. Г. Макарова хорошее”.
Только через восемь лет о некоторых подробностях аварии разрешили написать газете Министерства обороны “Красная звезда”. Позже об этом полете упоминал в своей книге советский космонавт Владимир Аксенов. Года три назад экипажу была посвящена публикация в газете “Аргументы и факты”, в проекте “Настоящие супергерои СССР”.
Жизнь после полета
Космонавтов за полет отметили по “урезанному” варианту. По установленному в СССР порядку, за второй полет полагались вторая “Золотая Звезда” Героя Советского Союза и орден Ленина, однако Лазарева и Макарова наградили только орденами Ленина за героизм, проявленный во время суборбитального полета**.
Драматичный полет оказал сильное влияние на дальнейший путь героев. Василий Лазарев в течение нескольких лет успешно проходил подготовку по различным космическим программам, в 1980 году был дублером командира корабля “Союз Т-3”. Но хотя бы еще один полет так и не состоялся. В 1985 году он был уволен из Вооруженных Сил в запас и отчислен из отряда космонавтов в связи с состоянием здоровья. Умер 31 декабря 1990 года в возрасте 62 лет. Олег Макаров, который был на пять лет моложе, слетал на орбиту еще дважды, но проведя 20 лет в клиниках, ушел из жизни в 2003 году, не перенеся четвертого инфаркта.
В. Лазарев оставил свои воспоминания и размышления. Он автор книг “Мгновения жизни” (1974), “Взлетная полоса” (1989), соавтор книги “Испытатель космических кораблей” (1976).
Его сын стал летчиком.
Василий Григорьевич являлся почетным гражданином городов Джезказган, Екатеринбург, Калуга, Караганда, Ленинск (ныне — Байконур), Печора. На Алтае его именем названа лишь улица в родном селе Порошино.

*Ускорение свободного падения (ускорение силы тяжести) — это ускорение, придаваемой телу силой тяжести, при исключении из рассмотрения других сил. Ускорение свободного падения численно равно силе тяжести, воздействующей на объект единичной массы. Обычный человек может выдерживать перегрузки до 15 g около 3—5 секунд без потери сознания. Перегрузки от 20—30 g и более человек может выдерживать без потери сознания не более 1—2 секунд.
**Суборбитальный полет – это движение космического аппарата по баллистической траектории, то есть по траектории артиллерийского снаряда, корабль на орбиту вокруг Земли не выходит.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля