«Я мзду не беру. Мне за державу обидно.» (с) Белое солнце пустыни (2 фото)

Павел Луспекаев. На момент съёмок фильма, у Луспекаева ампутированы обе стопы. В сапогах актёра специальные металлические упоры (протезы), которые позволяют ему передвигаться без палки. Режиссёр Владимир Мотыль предложил Луспекаеву сниматься на костылях и даже хотел соответствующим образом изменить сценарий. Павел Луспекаев отмёл все эти варианты и поставил условие, что сниматься будет без каскадеров.

-Я мзду не беру. Мне за державу обидно.- -с- Белое солнце пустыни-2 фото-

Луспекаев фронтовик. В 15 лет ушёл в партизаны. Был тяжело ранен в руку, стоял вопрос об ампутации. Тогда её удалось избежать. В одном из разведывательных рейдов Павлу пришлось четыре часа неподвижно пролежать на снегу, и он сильно обморозил ноги. В последствии это обморожение и стало причиной нескольких операций, в результате которых он остался без стоп.

В 1967 году руководство ЭТК пригласило к работе над сценарием нового приключенческого фильма Андрея Михалкова Кончаловского и Фридриха Горенштейна. Первоначальный вариант сценария под рабочим названием «Басмачи» руководство киностудии не устроил. Однако снять картину в этом жанре руководству студии все–таки хотелось, и сценаристу Валентину Ежову (автору «Баллады о солдате») поручили в течение полутора месяцев создать сценарий отечественного истерна.
Собирая материал для сценария, Ежов встречался с ветеранами Гражданской войны, которые в 1920–е годы сражались с басмачами в Средней Азии. Один из них вспомнил, как басмачи, спасаясь от настигавших их красных отрядов, бросали в пустыне свои гаремы. Под конец рассказчик добавил, что эти женщины в паранджах доставляли в пустыне немало хлопот. Так появился новый сценарий с рабочим названием «Пустыня».

-Я мзду не беру. Мне за державу обидно.- -с- Белое солнце пустыни-2 фото-

Долго не могли найти исполнителя на роль таможенника Павла Верещагина, неторопливого и обстоятельного, знающего цену жизни и смерти. Мотыль поделился проблемой с режиссером Геннадием Полокой, который тут же показал ему одну из актерских проб Павла Луспекаева. Проба была блестящей.

После выхода картины на Луспекаева обрушился триумф, его узнавали на улице, о нём, о его игре и актёрском таланте писали журналы и газеты. Так, например, мартовский номер «Советского экрана» за 1970 год писал:
Играет Верещагина… актёр редкой и сильной индивидуальности… Луспекаев сумел показать его трогательное простосердечие, наивность, незащищенность.

Фото из коллекции «Мосфильма».

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля