Все равно никто не поверит… Армейская байка

Все равно никто не поверит... Армейская байка


Поскольку все равно вряд ли кто поверит, что такое могло случиться в жизни, прошу считать все изложенное фантазией.


-Рота,подъем!
Никто не реагирует, дембеля спят.
-Я заместитель командира части майор З. Приказываю, подъем! Даю вам 15 минут, приду проверю.
Через 15 минут:
-Боец, а вам что, особое приглашение? Подъем!
-Идите все на х@й, дайте поспать, я 26-й месяц служу.
-Командир роты, немедленно оформите вот этому м@даку 5 суток ареста.

Гауптвахта.
Начальник гауптвахты капитан К., обращаясь к начкару, молодому лейтенанту:
-Познакомься, это наш местный дурачок, вернее прикидывающийся дурачком, в 10й раз ко мне попадает
-В 13й, товарищ капитан.
-Во, значит юбилей. В 13й раз попадает, а работать наотрез отказывается, приходится каждый раз изменять ему режим содержания и помещать в одиночку. И ведь слабак же, ни разу еще по-человечески срок не досидел, каждый раз из одиночки его в санчасть с температурой 39 увозят. Так что, работать снова не будешь?

-Товарищ капитан, я же всегда с уважением к вам относился, так не задавайте дурацких вопросов.
-Понял. Тебе когда на дембель?
-2 месяца назад.
-Понятно, скорее всего в последний раз с тобой видимся. Слушай, будь другом, оставь по себе хорошую память. Вон, видишь, у меня текст присяги на стене, это один урюк писал, ошибка на ошибке. Меня за эти каракули каждый день начальство дрючит, а переписать некому, у меня ж подчиненных нет. Я тебя всем обеспечу, и тушью, и перьями, и водоэмульсионкой. Пожалуйста. Я же знаю, ты умеешь. Ты же в институте учился.
-Так выгнали меня.
-За что выгнали то?
-Х*й его знает, товарищ капитан. Вел себя точно так же, как в армии себя веду. Только оттуда выгнали, а отсюда почему-то ни хера не выгоняют.
Для капитана это слишком сложное мозговое построение, и он переводит тему:
-Ладно. Но ты же нормальный парень, уважь наше старое знакомство.
-Хорошо, товарищ капитан, только сидеть я все равно буду в одиночке.
-Ты охренел? На улице минус 27, а в одиночке +7. Зачем тебе это?
-Не хочу традицию нарушать.
-Хорошо, я прикажу дверь оставить открытой, сможешь в общую в гости ходить, там сейчас все расп*здяи училища собраны.
-И сигареты мои, пожалуйста, верните.
-Ну, ты уже совсем ох*ел.

-Как хотите, товарищ капитан. Любуйтесь тогда дальше на “риды воружоных сил ССР”.
-Хорошо, забирай, только кури, пожалуйста, в туалете возле окошка.
-Еще маленькая просьба. Я в солдатской столовой давно не ем, так пусть мне вместе с начкаром из офицерской еду носят.
-Послал бы я тебя на хер с такими запросами, но тебе на этот раз повезло. Еду из курсантской будут носить. Ты сегодня здесь один единственный срочник, все остальные арестованные курсанты. Не посылать же начкару человека в солдатскую столовую из-за одного бойца. Легче позвонить и попросить лишнюю пайку в курсантской. Весь цвет училища сегодня у нас. У них через неделю выпуск, а в прошлом году за предвыпускную неделю было куча пьянок, драк, поножовщина и даже попытка изнасилования. Так в этом году всех неблагонадежных начальник училища приказал запереть, а на все выпускные дела оставить им 2 последних дня. А в последний момент пусть бегают, как заведенные, некогда будет пить и баб трахать.

В общей камере.
-Привет, пацаны. Ну и накурено у вас тут, ни хера не видно.
-Здорово. Ходили курить в сортир, так там такой дубак, из окошка сифонит. Решили здесь курить. А ты почему еще не дома, что с твоим дембелем?
-Так вы наверняка слышали, у нас до сих пор следствие идет, ищут, кто в казарме 7 ноября в потолок из калаша у*бал, никого не отпускают, каждый день всех по одному военный дознаватель в ленинской комнате допрашивает. А мы молчим все.
-Так все же знают, кто стрелял?
-Знаем, конечно, но не стучать же.
-Да вы б его прессанули, пусть идет и сам признается.
-Пробовали на совесть нажать. Плачет, сука: ребята, я ж не хотел, не выдавайте меня, меня ж посодят. Такое говно. По *блу дали, и пусть живет. Хер с ним, уже до нового года две недели, хоть с елочной игрушкой в жопе, а вынуждены будут всех дембелей отпустить. А вы то что? Так и будете сидеть здесь, как овцы? Вы же без недели офицеры.
-Херово ты о нас думаешь. Начкар сегодняший с нашего факультета, только на курс старше, прошлогодний выпускник. Выделил нам со своего караула двух первачей, мы уже их зарядили за водярой и жрачкой.
-У меня, если что, в воротнике чирик заныкан.
-Отлично, на опохмел пойдет.
Пьянку на гауптвахте описывать не буду. Скажу только, что стол поставили в коридоре, и даже начкар со своими арестованными рюмку пропустил.

Следующее утро. Гауптвахта. Двор для прогулок. Потеплело, солнышко, легкий морозец. По двору под надзором первокурсника-выводного вяло гуляют арестованные. Рожи у всех жутко похмельные, время от времени потягивают из горлышка водку, передавая друг другу бутылку. Вдруг откуда ни возьмись новое развлечение. Во двор, поеживаясь и пугливо осматриваясь, выходят новые аоестованные, два солдата, судя по разрезу глаз, уроженца Средней Азии. По мятой неушитой форме и необмятым гармошкой голенищам сапог видно, что отслужили они не больше года, а то и меньше.
-За что вас к нам, бойцы?
-За дэдовщина.
-А что конкретно-то накосячили?
-Духов пол в столовая мыть вместо нас припахали.
-А сами сколько служите?
-Семь месяц.
-Ни хера себе, дедушки. Ладно, гуляйте пока.
Прошел час, спиртное потихонько растеклось по сосудам, курсанты повеселели. Не пил из всех присутствующих один дембель, после вчерашнего ему даже смотреть на спиртное, уже тошно. Курсанты подшучивают над ним, протягивают бутылку, но он упорно отказывается от опохмела.
Один курсант, самый авторитетный, с погонами старшины, тихо показывает товарищам на раскопанную для замены канализации яму в углу двора.
-Парни, а если нам приколоться, проучить этих двух бабаев, недоделанных дембелей? Помните, Олежек вчера рассказывал про своего деда, военного прокурора, как он во время войны в полевых условиях в окопах под бомбами заседания военного трибунала проводил? А что, нас не бомбят, никто не мешает, у нас условия в сто раз лучше. Проводим над чурбанами военно-полевой суд за дедовщину, объявляем приговор, вон и яму как специально для такого дела выкопали. Выводной – младший брат Юрца Н. с нашего курса. Влад, вы же с Юрцом земляки, пойди договорись с его братаном, пусть одолжит нам для реквизита свой АКМ, только патроны из магазина пусть втихую повыщелкивает, чтоб азиаты не видели, и подсоединит пустой обратно. Парни, я вам отвечаю, это будет шоу! Бабайки все портки пообосрут, внукам своим бабайским будут рассказывать, чтобы те в армии духов не обижали.
Курсанты, разгоряченные сорокоградусной, плодотворно упавшей на вчерашние дрожжи, начинают оживленно обсуждать подробности предстоящего увлекательного процесса (процесса во всех смыслах, и в уголовном, и и в смысле развлечения). Основная ответственность по составлению сценария легла на курсанта по имени Олег, как внука военного прокурора. Один дембель стоит хмурый, эта затея ему явно не нравится, но так как он отчетливо понимает, что пьяную толпу все равно не переспоришь, в конце концов решает плюнуть на все и получить удовольствие от предстоящего спектакля. Может хоть голова пройдет после вчерашнего.

Подробности того, как Влад уговаривал юрцова брата-первача расстаться на пять минут с табельным автоматом, да и самого “выездного заседания военно-полевого суда” мне описывать лень. Представьте себе сами пламенную речь “обвинителя”, мямлящие оправдания ничего не понимающих “подсудимых”, зачитывание записанного каракулями на оторванной страничке блокнота “приговора”. “Адвоката” не было. Сначала на эту роль курсанты хотели назначить дембеля, но он наотрез отказался без объяснения причин (он и сам не знал, почему отказался, просто у него внутри все утро было какое-то неприятное чувство), других желающих не нашлось, поэтому решили обойтись без лишних формальностей.

-Приговоренные к высшей мере наказания, занять свои места для исполнения приговора!
Совсем уже ничего не понимающие расстреливаемые хлопают глазами и, подгоняемые легкими дружескими поджопниками, становятся перед ямой.
Драйв прошел, как-то скучно все получается. Тут одному из курсантов приходит новая мысль, как разнообразить шоу. Он выходит вперед и заявляет:
-Рядовой К-ов, вы можете быть освобождены от исполнения приговора в случае, если согласитесь исполнить приговор преступнику рядовому Ж-ву. Согласен?
-Нет, нет, нельзя, я не могу, земляк…
-Рядовой Ж-в, (следует то же предложение). Согласен?
Солдатик испуганно выходит вперед, берет в руки автомат. Судя по выражению лица, он вообще сейчас где-то далеко. Его ставят напротив второго бедолаги, поправляют у него в руках автомат…В этот момент у дембеля в голове проносится внезапное воспоминание, как будучи салагой, в карауле, разряжая автомат, сменившись с поста, уже отсоединив магазин, он вдруг неожиданно бабахнул в пулеулавливатель, и еще один случай такого же порядка (не буду о нем упоминать, так как планирую изложить отдельной историей). Дембель рывком подскакивает к “палачу”, вырывает у него из ватных рук АКМ и передергивает затвор. Медленно, как в замедленной съемке, от АКМа отделяется патрон, и с легким звяканьем падает на асфальт.
Немая сцена.

Выводной впоследствии так и не смог объяснить, каким образом у него в патроннике оказался патрон. Но это было и не столь важно. Главное, что огромная черная тень над судьбой всех присутствовавших пронеслась мимо. Текст военной присяги дембель для начкара переделал, как и обещал. Только дрожь в руках во время работы никак не мог унять, поэтому получилось немного кривовато.

Примерно лет через семь. Июль, Лазаревское, пляж.
Бывший дембель, а теперь вполне себе гражданский человек, выходит из моря. Навстречу ему, радостно размахивая рукой, бежит загорелый спортивный мужик, тянущий за собой за руку такую же загорелую стройную девушку.
-Кать, Кать, смотри! Помнишь, я сколько раз рассказывал, как нас придурков перед самым выпуском на гауптвахте один солдат чудом от тюрьмы спас? Вот он! Здорово, братуха!

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля