Все непросто…

Все непросто...


— Возьмете котенка! — предложили нам в гостинице. — Смотрите какой лохматый. Красава. Правда немой. Только мурчит и шипит. Но это даже лучше. Беспокоить по ночам не будет. Он у нас на кухне вырос. Смышленый.

Т.е. Дурнохвост попал к нам из пищеблока. Причем непонятно, то ли он там охотился за котлетами, то ли шеф-повар, приметив пушехвостое дитя сибирских котов, решил, на всякий случай, откормить. Шучу.

Но факт остается фактом: щедрый кулинар из Переяславля-Залесского настолько раскормил Дурнохвоста, что он еле влез в машину. И это будучи месяцев 4-х от роду. Опять шучу. Поместился, разумеется, но выражал явное неудовольствие: мЕста, мол, могло быть и побольше. Запрыгнув в авто, бывший беспризорный довольно быстро обратился чуть ли не в начальника Главка, нагло и придирчиво осмотрел салон, чем остался весьма доволен, лизнул мое водительское ухо, как бы мягко намекая: «Давай, мол, любезный, трогай»

До Москвы ехали молча. Дурнохвост по-министерски развалился на заднем сидении, какое-то время смотрел в окно, а потом безмятежно закимарил.

Встреча с Нафаней (вредный кошачий потомок турецко-ангорских янычар) прошла в холодной недружественной обстановке: стороны взаимно шипели и злобно подметали хвостами полы. Однако через некоторое время если не «слюбилось», то «стерпелось» — наверняка.

Тем более что Дурнохвост оказался вовсе никаким не Дурнохвостом, а Машей. Имея ввиду имя. А «Дурнохвост» — что-то вроде домашнего прозвища. Во-первых, хвост первое время был какой-то аляповато-кривоватый (эхо беспризорного детства)
Во-вторых, Дурнохвост — настоящий позор кошачьего племени. В плане физической культуры и спорта. Задумает, например, прыгнуть на подоконник. Подобный трюк любая здоровая кошка делает с места и легко. Но мы же не «любая». Мы думать любим. Вот и ..думаем,..думаем,.. Потом начинаем разминаться: задние лапы — сгибание-разгибание, жопа вверх-вниз.. Наконец, прыжоооок! — бац! Ошибка пилотирования! Передние шасси до конца не убраны! Голова по инерции едет по подоконнику на салазках нижней челюсти, конструкция достигает окна — шлёп! На стекле остается влажный след от удара носом. Типичное «козление». Возвращайтесь на тренажеры, курсант!

В боксерском спарринге — похожая канитель. Если быстрая, резкая, хлесткая ангорская лапа — красный угол ринга, то нечто бесформенное с когтями и шерстью неторопливо плывущее через воздух, наполненный киселем-невидимкой — серобуромалиновый угол позора.

Кстати насчет когтей. Стоило им подрасти, мы тут же попросились в секцию фигурного катания. Потому что когти не просто удлинились, а стали загибаться. Настолько замысловато, что появился эффект коньков. «Коньки» мы подстригли, но и на огрызках получалось неплохо разгоняться и кататься с ветерком. До ближайшего препятствия. (глаза ангорского арбитра в этот момент асимметрично выкатывались из орбит, пытаясь изобразить оценку «6.0»)

Ну, и, наконец, постоянные заслуженные медали в Чемпионатах по Скоростному Обжорству и Всеядности.
Причем чемпионаты проходят не на кухне. Никакой кухни нет. Это мы запомнили с детства. Но есть пищеблок. А пищеблок — это территория неоднозначная. Сложная. Не факт что дружественная. Это на кухне питаются. А из пищеблока воруют провиант. Чтобы немедленно (и желательно незаметно) сожрать. Что-то непонятно как очутилось в миске? — Спасибо, Господи! Кто-то из двуногих не усмотрел за селедкой под шубой? — Спасибо, дорогие! И за шубу тоже спасибо! Случайно осталась распахнутой дверь холодильника? — Спасибо, холодильник! А сколько радости при обнаружении толстой жилы богатого мусорного месторождения?..
И все надо успеть. Успеть быстро. Спиздить. Съесть. Отблагодарить. (ангорская турчанка в такие моменты вспархивала на купол вытяжки, чтобы оттуда, словно с амфитеатра, не только наслаждаться зрелищем, но и подкалывать нас: ахаха, какую роскошную деревенщину притаранили вы из этого…как там его?.. :)

Короче говоря, когда Нафаня однажды увидела как Дурнохвостую заманили в «переноску» и поволокли на выход, в ее глазах читалось если не злорадство, то удовлетворение: «Тебя посодют. А ты не воруй. Хе-хе». Потом правда наступило разочарование — Дурацкий Хвост не просто вернулся из живодерни, а стал как все. Т.е. с аусвайсом и привитым.

Прошло еще какое-то время, право на очередную вакцинацию получила и потомок турецко-подданных. Подобное происходило не впервые, но всякий раз случалось одно и то же. Вопли маленького, но гордого хищника, которого злые вероломно несут на убиение, пугали соседей, кажется, сильнее, чем закрытие на ремонт всех лифтов в подъезде.
Бывало нам даже звонили в домофон.
И вот тут произошло знаменательное событие: привлеченная криками о помощи, Мария прибежала из «пищеблока» и в приступе эмпатии не просто засуетилась вокруг мобильной тюряги , но и внезапно перестала симулировать немоту:
— Мяу-мяу!- Мяу-мяу!

Потрясенный этим саморазоблачением (Мата Хари молчала несколько месяцев), я на какое-то время впал в ступор, но затем очнулся. «Обе две» орали столь вдохновенно, что я был вынужден применить полицейские методы для разгона протестующих..

Стоит ли говорить, что отношения сторон стали постепенно налаживаться.
Сперва — общий просмотр телевизора (именно этим занимаются кошки, глядя в окно) Потом совместные трапезы.

Но окончательное сближение произошло минувшим летом.
В тот день Нафаня залетела на кухню и принялась пружинисто мерить периметр, явно волнуясь и пытаясь что-то донести.
Произведя инспекцию местности, я быстро обнаружил дурнохвостую Марию беспомощно зажатой и частично провалившейся между приоткрытым стеклопакетом и москитной сеткой. А этаж у нас…
Полностью выпасть из окна помешали сетка, я, откормленная жопа и бдительность соплеменницы.
С тех пор они не только периодически вместе спят, но и могут одновременно ходить в два параллельных лотка.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля