черт побери
чертовски развлекательный сайт

ВОЙНА ПРОЖЕКТОРОВ

 

Световое оружие, один из самых таинственных видов вооружения, имеет древние корни.
Его родиной можно считать Древний Египет, где ушлые жрецы в полумраке храмов демонстрировали огромные изображения богов, окружённые сиянием. О секрете световой проекции писал и древнегреческий философ Платон: в своей книге «Аллегория о пещере» он объяснял устройство подобного аппарата. А Пифагор, побывавший в Египте, демонстрировал у себя на родине, как можно с помощью света «вызывать духов»…

Прожектора получили у военных большую популярность не как психологическое оружие, а как средство непосредственной поддержки на поле боя.
После франко-прусской войны (1870–1871 гг.) французы первыми всерьёз задумались о передвижных светоизлучателях, ибо без них в ночных боях было не слишком уютно. Подобным излучателем удобно слепить глаза штурмующих крепость или наоборот — защищающих её. С помощью прожектора можно обнаружить вырытый врагом ров или батарею ещё до того, как она откроет огонь. В общем, световой прибор – штука весьма полезная, и французы вплотную взялись за его разработку.

Французские «световые пушки» второй половины XIX века устанавливались на конные либо паровые самоходные экипажи.

ВОЙНА ПРОЖЕКТОРОВ

Поначалу был сконструирован горный вариант «светляка» на конной тяге. Он состоял из маленькой трёхцилиндровой паровой машины Brotherhood, которая вращала электрогенератор Gramme type M, а он, в свою очередь, питал 12-дюймовый прожектор производства Messrs, Sautter, Lemonnier & Co. Свет от машины бил более чем на 2,5 километра.
Позже для полевых частей была создана более тяжёлая трёхтонная версия светоизлучателя. Схематически она была аналогична первой модели: паровая машина (на этот раз — производства De Dion-Bouton et Trepardoux) и генератор тока для прожектора, который выдавал около 56000 свечей. Конструкция была буксируемой, но при желании её легко можно было бы превратить в самоходную.

В межвоенный период прожекторные автомобили поступили на вооружение ПВО каждой уважающей себя страны. Однако военные изобретатели на этом не остановились и продолжали удивлять командование революционными идеями.
Английский инженер-электротехник Гарри Гринделл Мэтьюз шёл к изобретению «лучей смерти» долго. Еще перед Первой мировой он был одержим идеей беспроводной связи, и в 1911 году ему удалось осуществить радиоконтакт с находившимся в воздухе военным пилотом на удалении трёх километров. Подобные результаты заинтересовали командование вооружённых сил Великобритании, и на изобретателя пролился золотой дождь в виде 25 тысяч фунтов стерлингов. Правда, ассигнованы они были не просто так, а за обещание оснастить британцев новым чудо-оружием.

Презентация «вундервафли» состоялась в 1923 году — Мэтьюз с помощью своей «радиоустановки» убил подопытную крысу и остановил работающий двигатель автомобиля, однако военные остались возмущены. В конце концов, за свои деньги они ожидали увидеть именно чудо-оружие, а не крысоловку. Оскорбленный в лучших чувствах Гарри заявил, что если финансирование не возобновится, он предложит свои услуги французам. В ответ СМИ с подачи правительства подняли мощную волну высмеивания Мэтьюза, на гребне которой он выехал из страны и осел в США, подальше от пересудов. Именно там он сконструировал вторую «вундервафлю» — «световую пушку». Это был гигантский проектор на автомобильном шасси, с помощью которого изобретатель мог транслировать на облака различные изображения и даже работающие часы.
К сожалению (или к счастью?), никто из военных так и не понял, что же именно изобрел Гарри. Небесный проектор так и не привлек должного внимания, и в 1931 году Мэтьюз объявил себя банкротом.

Впрочем, идея проекции различных изображений на облака с помощью света упала на благодатную почву и, как ни странно, ростки взошли как раз в негостеприимной Великобритании, из которой в свое время сбежал Мэтьюз. Там в 1932 году на шасси грузовика был установлен прожектор мощностью около 3 миллиардов ватт (впрочем, это попахивает газетной уткой), который выдавал на облака туманного Альбиона… прицельную сетку для зенитчиков.Сетка включалась в тот момент, когда вражеский самолёт попадал в луч обычного зенитного прожектора. В этом случае артиллеристы, зная высоту облачности, могли быстро целиться и стрелять даже вслепую — в эту самую облачность, куда залетел враг. Получалось что-то вроде смертельных крестиков-ноликов или игры в морской бой.
Однако военное министерство идею не поддержало, ограничившись лишь принятием на вооружение гусеничных прожекторов ПВО. Они были созданы в какой-то мере «на коленке» и управлялись с помощью обычного автомобильного руля.

Вскоре по земному шару покатилась Вторая мировая, символом которой для многих стали разрывы зенитных снарядов и шарящие по небу лучи прожекторов. И снова довольно быстро световые приборы были приспособлены для работы в «наземных» условиях: так, в 1941 году немцы при свете прожекторов захватили плацдарм на Днепре у Кременчуга, с которого позже атаковали Киев. В 1944 году гитлеровы использовали их во время своего наступления в Арденнах.

Однако и союзники не оставались в долгу: в 1945-м, при штурме Берлина, была предпринята одна из самых известных прожекторных атак войны.
Из воспоминаний А.Корнеева:
«И вот та памятная ночь – с 16 на 17 апреля 1945 года. Мы уже знали: наступление начнётся перед рассветом. Экипажам было приказано находиться возле танков. Неожиданно по роте прошёл ещё один, довольно странный приказ: «Не удивляться, действовать строго по команде».
– Чему не удивляться? – допытывался я тогда у Матюшкина.
– Ничему, – коротко ответил он, и мне стало ясно, что он и сам не в курсе.
Но ясно было всем, что этой ночью должно произойти нечто особенное.
И это случилось.
«Воздух!» — с удивлением произнёс кто-то рядом. Я автоматически посмотрел в небо. Действительно странно. Мы уже давно не слышали сигнала «Воздух!», означавшего, что в небе появилась гитлеровская авиация. По сути дела, у фашистов никакой авиации уже не было. Да и очень специфического звука моторов немецких самолётов я не слышал. Однако где-то за нашими спинами хрустальной свечой тянулся в небо яркий луч прожектора. Кого же это выцеливают там наши зенитчики?

Но зенитчики оказались ни при чём.
Это был сигнал к всеобщему, если так можно сказать, ослеплению врага. Потому что буквально через несколько секунд ночи не стало. Яркий свет, бьющий откуда-то сзади, из-за наших спин, осветил гитлеровские позиции так, словно всё это происходило днём. Потом мне стали известны эти цифры – 140 мощнейших прожекторов, расставленных по фронту через каждые 200-250 метров, и были тем самым сюрпризом, который задумало наше командование. Подготовка к манёвру велась в глубочайшей тайне. Всю эту массу техники – прожектора, станции электропитания, тягачи и прочее оборудование – подготовили заранее, а перебросили на позиции и осуществили боевое развёртывание буквально в последний момент. Даже в войсках, где трудно скрыть подготовку к наступлению, ничего об этом не было известно. Только слухи о каком-то сюрпризе – и приказ ничему не удивляться.
Яркий, беспощадный, ослепляющий поток света по всей почти тридцатипятикилометровой ширине фронта – вот каким был этот сюрприз.
И тут же загрохотала наша артиллерия – свыше двадцати тысяч стволов!

Теперь представьте себе: если неожиданностью это было для нас, то какой неожиданностью это было для немцев! Собственно говоря, они оказались обезоруженными, лишёнными возможности обороняться. Ведь не то что стрелять – даже смотреть в нашу сторону они не могли. Глаза не выдерживали этого ослепительного света.
Примерно около получаса продолжалась сильнейшая артподготовка. Затем в небо вновь поднялся столб света. Это был новый сигнал, по которому пошли в атаку тысячи танков и самоходок».

Пока Советский Союз находчиво использовал зенитные прожекторы на земле, англичане пошли другим путем – сконструировали световые машины на базе… линейных танков.
Разработка данного вооружения началась ещё в Первую мировую войну, когда офицер флота Её Величества Оскар де Торен предложил для ночной атаки использовать прожекторы на автомобильных шасси. Предложение пролетело мимо ушей командования, и в 1922 году Оскар вышел на французское правительство с той же идеей.
Однако опомнившиеся англичане с помощью суда вернули внимание Оскара и дали ему заказ на разработку. В 1933 году был образован «синдикат де Торена», который спустя 3 года продемонстрировал командованию опытный образец боевой прожекторной машины. Испытания прошли успешно, и военные заказали ещё три образца для испытаний. Изготовление шло ни шатко, ни валко до самого начала Второй мировой, когда наконец военное министерство заказало сразу триста прожекторных танков.

Внешне световой танк не слишком отличался от обычного: рядом со светоизлучающей щелью располагалось орудие малого калибра.
Согласно плану, новое оружие было унифицировано с уже имеющимися в войсках линейными машинами – «Грантами», «Матильдами» и «Черчиллями». Главное отличие заключалось в башне, откуда демонтировалось оружие и устанавливался прожектор яркостью 13 миллионов свечей. Помимо выдаваемого сквозь щель светового потока, прожектор мог “подмигивать” с частотой 6 раз в минуту – считалось, что это позволяет вернее вывести из строя противника (нечто вроде психологической атаки). Позже добавились синие и жёлтые светофильтры для создания помех в определении расстояния до танка.
Испытания машин прошли более чем успешно: ослеплённые расчёты противотанковых пушек не смогли попасть в цель, а в соседнем городе несколько раз выли сирены воздушной тревоги -казалось, что работают зенитные прожекторы. Демонстрация же американцам была настолько впечатляющей (части, скрытые за завесой света, незамеченными подошли к «противнику» на расстояние штыковой атаки), что Эйзенхауэр лично рекомендовал подчинить новое чудо-оружие напрямую начальникам генеральных штабов Великобритании и США.

Вскоре выяснилось, что серьёзную проблему для прожекторных танков могут представлять немецкие 88-мм зенитные орудия с антисолнечным светофильтром, сквозь который машины видно чётко и ясно. Поэтому, чтобы не терять стратегической инициативы от внезапного использования нового оружия, его засекретили еще больше.
Результатом чрезмерной секретности стало то, что в боях CDL-танки (Canal Defense Light – «танки защиты Ла-Манша») так и не поучаствовали, высадившись в Нормандии уже после взятия побережья. Единственная операция, на которую танки “пролили свет”, – это форсирование Рейна в марте 1945 года, когда с помощью нового оружия удалось обнаружить и уничтожить немецких аквалангистов-диверсантов.
После окончания войны 43 машины отправились в Калькутту и были использованы при подавлении беспорядков в 1946 году. План замены обычных прожекторов инфракрасными не нашёл понимания у командования, и в итоге 1845 переоборудованных в Англии и США танков подверглись обратной конверсии.

На сегодняшний день световое оружие служит скорее не для поражения противника в открытом бою, а для нейтрализации гражданских лиц – например, при разгоне агрессивно настроенной толпы. Причём на помощь изобретателям пришли новые технологии – такие, как LED.
Одним из самых простых видов ручного светового оружия является «боевой фонарик» Brite-Strike Protector. Принцип его действия прост: световой поток яркостью в 90 люмен (втрое больше обычного фонаря) на короткий срок парализует зрительную функцию глаз, оставляя противника незрячим. Свободная продажа и цена около 100 долларов делают такой «фонарик» удобным средством самообороны не только полиции, но и гражданских лиц.
А апофеозом гонки светового вооружения стала установка на беспилотный летательный аппарат прожектора-стробоскопа в 7,5 миллионов свечей. Американское Управление прикладной авиационной технологии таким образом планирует получить средство для управления целой толпой.

Артем Платонов

Автор публикации

не в сети 22 часа

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18702Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях