черт побери
чертовски развлекательный сайт

ТРИУМФ И КРАХ ЛУИ РЕНО: ОТ СПАСИТЕЛЯ НАЦИИ ДО ПРЕДАТЕЛЯ ФРАНЦИИ

 

Баловень судьбы из богатой семьи, юноша-мажор, как сказали бы сегодня, он увлекся идеями механического транспорта еще в детстве. Но в отличие от многих аристократов-современников, не ограничился участием в модных автогонках, а создал автоиндустрию. Великий француз Луи Рено был один из тех, кто дал нам автомобиль таким как он есть – массовым и надежным средством передвижения. Луи Рено стал тем, кто определил пути развития самого популярного транспорта ХХ столетия.

Он пришел в автопром в его самые первые годы, когда разномастные самобеглые коляски наматывали свои первые тысячи километров, а для их производителя самым главным было просто выжить на рынке.

ТРИУМФ И КРАХ ЛУИ РЕНО: ОТ СПАСИТЕЛЯ НАЦИИ ДО ПРЕДАТЕЛЯ ФРАНЦИИ

Младшему сыну парижского промышленника Альфреда Рено и его супруги мадам Луизы-Берте на роду было написано стать коммерсантом: семья потомственных галантерейщиков располагала галантерейной фабрикой, торговым домом в Париже и заграничными филиалами.
Но никто не думал, что младший из пяти детей променяет дамские кружева и гламурную фурнитуру на коптящие и стреляющие дымом утлые тележки со спицованными колесами.

Он родился в 1877 году. Биографы Рено любят рассказывать, как в одиннадцатилетнем возрасте он оборудовал свою детскую комнату электрическим освещением с лампой мощностью в 4 свечи, причем управлять работой кислотной аккумуляторной батареи можно было, не вставая из теплой постели.
Не отличаясь прилежанием в учебе, Луи еще в школьном возрасте сбегал с уроков, чтобы при посредничестве знакомого кочегара съездить в дальний рейс на паровозе – настолько не терпелось ему разобраться с устройством паровой машины.
Но наступили уже 1890-е, и ДВС стали следующим объектом интереса для младшего сына потомственного галантерейщика. Его увлечение техникой семья посчитала оправданным и перспективным. Тяга младшенького к технике получила, так сказать, организационную и финансовую поддержку. Отец выделил сыну сарай в саду, где тот мог бы заниматься своими шумными и неприятно пахнущими экспериментами. А в качестве объекта для них был специально куплен старый двигатель внутреннего сгорания марки Panhard.

Также Рено-старший познакомил своего любознательного ребенка – к тому времени уже выпускника школы – с известным конструктором паромобилей Леоном Серполле, который стал наставником начинающего великого технаря. Взамен юноша пообещал отцу, что получит хорошее – пусть даже и техническое – образование. Но выполнить обещанное не смог, и по причине целиком уважительной: проводя все свое время в мастерской Серполле и вышеупомянутом садовом сарае, абитуриент оказался не готов к поступлению в Высшую техническую школу и завалил все экзамены, кроме черчения. После чего был призван в армию. Службу в которой смог поставить на пользу своему увлечению.

Во время военной службы Луи смог накопить денег, чтобы после возвращения «на гражданку» в 1898 году приобрести еще один «материал» для своих упражнений. Теперь им стал французский трицикл De Dion-Bouton c одноцилиндровым бензиновым моторчиком. Это был серийный образец, считавшийся по тем временам совершенным, но молодой изобретатель подверг его решительным доработкам. Помимо мелкого апгрейда, он добавил ему четвертое колесо и создал полностью новую трансмиссию. На продуваемой всеми ветрами тележке появилась настоящая коробка передач – трехвальная, с кулачковым зацеплением шестерен. Это решало ключевую по тем временам проблему автомобилизма – невозможность преодолевать подъемы из-за недостатка тяги на ведущих колесах. Благодаря трехступенчатой трансмиссии хиленький моторчик получил возможность уверенно тащить машину по дорогам любого профиля. Еще одно принципиальное новшество на первом детище Луи Рено – карданный вал для передачи крутящего момента на заднюю ось, тогда как в ту пору традиционной была цепная передача, недолговечная и ненадежная.

Реальную отдачу от своих «механических практик» самодеятельный конструктор получил совсем скоро. За ужином в рождественский вечер Луи поспорил с друзьями, что его модернизированное детище сможет самостоятельно одолеть улицу Лепик на парижском Монмартре, известную своим крутым подъемом. Проверять отправились тут же, и пари разрешилось в пользу конструктора: автомобиль легко одолел непростой рельеф. Выигранные деньги были не главным обретением того вечера – не сходя с места Рено получил сразу 12 заказов на невиданный автомобиль, способный преодолевать крутые горки. Первый экземпляр был передан одному из клиентов незамедлительно, с еще не остывшим после штурма холма мотором. Так что день 24 декабря 1898 года можно считать историческим для всего мирового автопрома – машины перестали бояться подъемов и покупатели по достоинству оценили это.

Запах денег, точнее – больших денег – мигом учуяли потомственные коммерсанты из семьи Рено. Два старших брата Луи ссудили ему по 30 тыс. франков каждый и все вместе заргистрировали фирму Société Renault Frères – Общество братьев Рено. Старшие Фернан и Марсель отвечали за коммерческую часть предприятия, Луи взвалил на себя все технические вопросы. Сарай в саду загородной виллы превратился в первый сборочный цех, затем братья построили настоящую фабрику. Через четыре года Марсель погиб в «кровавой гонке» Париж – Мадрид-1903, в которой разбились насмерть десять человек и десятки серьезно пострадали. А в 1908 года по состоянию здоровья отошел от дел Фернан, и компанией, получившей вскоре имя Automobiles Renault («Автомобили Рено»), стал распоряжаться единолично Луи.

С первых дней выпуска своих авто Рено исповедовал идею легких и доступных машин. Он с братьями был искренне убежден, что динамика должна достигаться не литражом и мощностью двигателя, а компактностью и рациональностью конструкции – братья Рено смогли показать всем, что легкий экономичный автомобиль может побеждать громоздких многолитровых монстров. Двое из них – Луи и Марсель – понимая важность рекламы, сами были страстными пилотами, активно выступали в гонках и часто побеждали.
Продажи росли – только победа в гонке Париж-Бордо принесла молодой компании 350 заказов на автомобили. Автомобили с брендом Renault, быстрые в спорте, были удобными и практичными в повседневном пользовании.

Луи Рено стремился зарабатывать не на дорогих и роскошных, а на простых и доступных автомобилях, и все модернизации на его производстве были подчинены идее снижения цены. Но Renault присутствовал и в сегменте роскошных престижных авто. В 1910-х годах каталоги моделей французской марки охватывали все тогдашние классы машин, для чего было создано, как сейчас бы сказали, 10 базовых платформ. К 1913-му году на заводах Рено было занято 5200 работников, выпускавших ежемесячно около 1000 автомобилей.
Имея достаточно свободных средств, Луи Рено начинает развивать производство в родственных сферах. На новых заводах и в цехах проектируются и серийно строятся двигатели для аэропланов, судовые машины, сельхозтехнику, автобусы, такси и грузовики собственной конструкции. Привлекая в свои КБ лучших конструкторов и технологов, Луи сам принимает участие в проектировании. Он лично патентует турбонаддув, барабанные тормоза, гидравлический амортизатор, раскладное сиденье.

Первая мировая война позволила компании Луи Рено показать себя во всей красе. Для армии выпускали тяжелые грузовики и легкие «санитарки», авиамоторы и артиллерийские снаряды, санитарные носилки и бронетехнику. Легкий и маневренный танк Renault FT-17 стал одним из символов французского успеха в этой кровопролитной войне. Модель послужила образцом для копирования, в том числе и в Советской России.

Делу защиты страны от врага послужили даже такси Renault: история об их участии в обороне Парижа стала хрестоматийной. В сентябре 1914 года в ходе битвы у реки Марна возникла угроза захвата Парижа. Остановить немцев было некому: ближайшие резервы французов находились в самой столице, в полусотне километров от полей решающего сражения. Правительство уже эвакуировалось из столицы, но тут едва ли не впервые в мировой практике, показал свои военно-транспортные возможности автомобиль: полиция Парижа мобилизовала 600 таксомоторов (по некоторым данным – около тысячи) – в основном это были ландо модели Renault AG-1. Совершив по две ходки в течение дня и ночи, таксисты перебросили прямо на поле боя около 5000 бойцов с амуницией. По итогам всей войны соотечественники назвали Рено «спасителем нации», появился эпитет: «Рено – это Франция». Родина удостоила Луи Рено своей высшей награды – Ордена Почетного легиона.

На волне успеха военных поставок Рено развивал свой бизнес. Став самым мощным автопроизводителем на родине, Automobiles Renault развернула деятельность за рубежом: за пределами страны было открыто 31 отделение компании.
В легковой модельной линейке компании – и семейные компакты с моторами-«четверками», и роскошные модели с 8-цилиндровыми двигателями и стильными кузовами. Годовой тираж автомобилей Renault достигает 58 000 единиц. Однако, во второй половине 1930-х Луи Рено, предвидя скорое начало Второй мировой войны и связанное с ней падение доходов населения, создал бюджетную модель – народный Juvaquatre. Тогда же у Луи проявились первый признаки серьезной болезни, связанной в числе прочего с расстройством речи.

Когда Вторая мировая навалилась на Францию, правительство оккупированной Франции сотрудничало с нацистами, и, очевидно, у Рено не оставалось выбора: он сохранил свои заводы и не остановил производство, хотя управляли им теперь оккупанты и менеджеры из Daimler-Benz. В 1942 авиация союзников антигитлеровской коалиции разбомбила большую часть цехов, и это был удар не только по производству, но и по здоровью самого месье Рено.
Болезнь прогрессировала, но Луи Рено, которому на тот момент было уже 65 лет, втайне от врага смог организовать проектирование новой народной модели – заднемоторной легковушки Renault 4CV, которая должна была производиться после окончания войны.

Увы, гениальный конструктор и бизнесмен не дожил до триумфа своего нового бестселлера. После освобождения страны в 1944-м, не чувствуя себя в чем-либо виноватым, он не бежал из страны, а сам явился к новым властям, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество.
Но был арестован и заключен в тюрьму по обвинению в сотрудничестве с оккупантами.
Единственное, что смогла сделать Франция для своего вчерашнего «спасителя» и кавалера высшего ордена – выделить ему одиночную камеру в лазарете тюрьмы Френа. Там Луи Рено и был забит до полусмерти неизвестными.
Уже умирая, он понимал, что кому-то нужна его смерть и его заводы, и сказал сестре милосердия, что хотел бы оставить себе лишь один цех, где он мог бы проектировать и делать новые автомобили…

 

 

Автор публикации

не в сети 5 часов

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18682Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях