Теории заговора

Неопределенность и неясность делает возможным проникновение конспирационизма с периферии в центр общественной жизни. К счастью, в нашем распоряжении есть инструменты, позволяющие определить, что перед нами вымысел или теория заговора. К этим инструментам относятся: здравый смысл, знание истории и способность распознавать стереотипы и клише.

Теории заговора


Разграничение настоящих и мнимых заговоров или заговоров и теорий заговора — совершенно необходимый процесс. Нельзя ставить на одну доску звучавшие в 1930-х гг. предупреждения Уинстона Черчилля о тайных намерениях нацистов и бредовые измышления его современника Гитлера о еврейском заговоре. Необходимо четко отличать твердую почву фактов от болота вымыслов, поскольку именно эта неопределенность и делает возможным проникновение конспирационизма с периферии в центр общественной жизни.

К счастью, в нашем распоряжении есть инструменты, позволяющие определить, что перед нами вымысел или теория заговора. К этим инструментам относятся: здравый смысл, знание истории и способность распознавать стереотипы и клише.



1. Здравый смысл
Не все, что допустимо с точки зрения логики, допустимо с точки зрения здравого смысла. Не все враги стремятся к власти над миром; несчастные случаи происходят сами собой; церкви, подземные тоннели и сенаторские кресла не являются орудием убийства; не стоит подозревать католиков, евреев или демократов в применении подобных методов.

Как заметил ученый-логик, «когда мы выдвигаем гипотезу с целью объяснения чего-либо, мы действуем не в вакууме. Мы располагаем обширным багажом знаний, состоящим из убеждений, принципов и теорий, подкрепленных с нашей стороны многочисленными доказательствами».

Здравый смысл приемлет простые объяснения. Теории заговора — напротив, сложны и запутаны. Они нуждаются в сплетениях хитростей и обманов и в такой чудовищной изобретательности ума, что в итоге рушатся на корню от собственного неправдоподобия. Возьмем, к примеру, случай с убийством Джона Ф. Кеннеди. Некоей силе не было никакого смысла останавливать выбор на Ли Харви Освальде, ибо в заговор было бы вовлечено слишком много участников.



Чтобы Освальду оказаться в здании Техасского книжного склада, из которого он мог сделать прицельный выстрел по кортежу Кеннеди, потребовались бы слаженные действия четырех человек, а во всю операцию были бы втянуты сотни людей. Это противоречит логическому принципу простоты: из двух равно обоснованных версий более убедительной следует признать ту, что требует меньшего числа новых предположений.

Из этого следует два вывода. Во-первых, заговоры реализуются исключительно при определенных обстоятельствах (убийства, имевшие основания произойти в Москве, бессмысленны в Вашингтоне). Во-вторых, чем больше усилий требуется для предполагаемого заговора, тем более сомнительна его реальность. Версия о подготовке дворцового переворота имеет смысл; версия о подготовке Великой Французской революции — безумие.

2. Знание истории и теории заговора
Знание прошлого с легкостью обнаруживает неосуществимость большинства заговоров. Непредвиденные случайности разрушают планы заговорщиков, соратники предают, враги вовремя распознают угрозу. Как правило, чем сложнее заговор, тем менее вероятно, что он сработает.

Никколо Макиавелли, свидетель многих интриг, замечает, что заговор «всегда сопряжен с бесчисленными трудностями и опасностями», и указывает на повсеместные неудачи: «Немало заговоров имело место, но история показывает, что лишь немногие увенчались успехом».



Философ Карл Поппер (Karl Popper) продолжает эту мысль: «Во-первых, они случаются не особенно часто и не меняют основных черт общественной жизни. Если предположить, что заговоры прекратятся, проблемы, с которыми нам предстоит столкнуться, не изменятся в корне. Во-вторых, я утверждаю, что заговоры очень редко удаются. Как правило, достигнутые итоги абсолютно не совпадают с намеченными целями (обратимся, например, к нацистскому заговору)».

Широкомасштабные тайные сговоры на Ближнем Востоке, проводившиеся европейскими, израильскими и американскими руководителями, оказались безуспешны; более того, рикошетом они ударили по самим заговорщикам. Британское и французское правительства тайно поделили Ближний Восток по соглашению Сайкса-Пико (Sykes — Picot agreement), но вскоре утратили свое господство.

В случае с делом Лавона (Lavon affair) израильская разведка попыталась возложить ответственность на Гамаля Абдель Нассера за насилие против американцев в Египте, однако была разоблачена. В случае со скандалом «Иран — Контрас» американские власти тайно продавали оружие в Иран и были разоблачены. Подобные случаи происходят по всему миру.



3. Явные стереотипы и клише теорий заговора
Определив основные черты, становится очевидным, как много общего теории заговоров имеют между собой по сути. От общепринятого мышления их отличают две главных особенности: одни и те же улики и версии. Вот явные признаки конспирационизма.

Таинственность

Создавая обманчивую видимость, конспирационисты легко обесценивают общеизвестные сведения и выискивают причудливые и малоизвестные факты. Из-за склонности конспирационистов к мистике подобранные ими данные сразу бросаются в глаза.

Конспирация

Обычно конспирационисты прибегают к безличным конструкциям («его поджидали»), но иногда они используют более открытые формы сообщения, например: «Дабы не скомпрометировать лиц, которые могут быть втянуты в это дело, я предпочитаю пока не разглашать источники моих сведений».

Использование поддельных документов

Фальсификации являются веским доказательством конспирационизма. Страх перед тамплиерами возрастал по мере того, как постепенно их история обрастала сфабрикованными фактами. Вершиной «посмертной славы» храмовников стало издание в 1877 г. «Латинского руководства» («Latin Rule»), составленного как будто шестью веками ранее.

Публикация уличала Орден в тайных и непристойных практиках. В трактате, выпущенном в свет в 1614 г., иезуит-отступник разоблачал темные дела и намерения «Общества Иисуса». Наполеон в 1811 г. издал поддельное «Завещание» («Testament») Петра Великого, датированное 1709 г. В нем царь изложил планы русской гегемонии в Европе и с невероятной точностью предсказал события, случившиеся на протяжении века после его смерти.

В 90-е гг. XIX в. «Американская ассоциация защиты» (American Protective Association) выпустила множество поддельных документов. Самым важным из них стала фальшивая энциклика Льва XIII, обращенная к американским католикам, в которой Папа призывал свою заокеанскую паству истребить всех еретиков (т.е. не католиков). Однако подделкой на все времена стали так называемые «Протоколы сионских мудрецов», сфабрикованные во Франции и России на основании нескольких более ранних сочинений, причем часть первоисточников — примитивная клевета.

Неувязки теорий заговора

Конспирационистами повторяются одни и те же основные утверждения с незначительными вариациями и выпирающими неувязками. В течение полувека американские правые реакционные группировки, одна за другой, поднимали тревогу, предупреждая о вражеских войсках, сосредоточившихся на границе Мексики с Соединенными Штатами.

В годы Второй мировой войны один экстремистский лидер писал: «200 тысяч евреев-коммунистов готовы пересечь мексиканскую границу. Если им позволят, они подвергнут насилию всех женщин и детей, оставленных без защиты». В 1962 г. группировка Minutemen, подняла тревогу по поводу китайских коммунистических войск, расположившихся на мексиканской границе и приготовившихся начать вторжение.

Годом позже «Общество Джона Бирча» (the John Birch Society) обрисовало угрозу более конкретно: тридцатипятитысячные китайские войска готовы вторгнуться в Сан-Диего. В 80-х гг. движение против правительственной налоговой политики Posse Comitatus превратило «китайскую угрозу» в тридцать пять тысяч вьетконговцев, прячущихся в южном Техасе. Впоследствии упоминались уже русские войска, собранные в Мексике. Евреи, китайцы, вьетнамцы, русские — вряд ли страхи позволят идентифицировать лицо врага. Налицо «параноидальный стиль».

Избыточность фактического материала и чрезмерно педантичные ссылки

Похоже, что создатели теорий заговора стремятся завалить читателя ворохом имен, дат и фактов. Доказывая, что ЦРУ было замешано в распространении кокаина в Лос-Анджелесе, Гари Уэбб приводит такие головокружительные подробности из жизни большого числа лиц, что читатель с трудом может следить за нитью его доказательств.

Нагромождение теорий заговора

Провал одной конспирационистской версии (например, в теле Кеннеди на самом деле не было обнаружено никаких «лишних» пуль) тут же объясняется с помощью другой (пули были тайно извлечены врачами).

Отметание каких-либо противоречий в доказательствах

Конспирационисты начинают работу с вывода и ищут обоснования, чтобы отвергнуть все неподходящие факты. Помощник Джима Гаррисона (Jim Garrison), ведущего «специалиста» по убийству Кеннеди, так описывает методику своего шефа: «Обычно мы подбираем факты, а затем выводим из них теорию. Гаррисон же прежде выводил теорию, а затем подбирал факты. Если факт не подойдет, Гаррисон скажет, что это подтасовка ЦРУ».

Независимость от смены времен

Идут века, сменяются поколения, но в мире конспирационистских фантазий мало что меняется. Самый яркий пример тому пример — тамплиеры, католический военно-монашеский орден, появившийся около 1119 г. и уничтоженный французским королем в 1314 г. Уже минуло почти семьсот лет, как никто не видел живого тамплиера, но мистический флер старейшего «тайного общества» продолжает жить.

Баварских иллюминатов нет уже более двух веков, но в конспирационистских умах они остаются могущественной силой. Фашиствующая группировка «Матери Соединенных Штатов Америки» (Mothers of the United States of America) обвинила Синедрион (Sanhedrin) — совет раввинов, прекративший свое существование в 66 г. н. э. — в том, что тот спровоцировал Гитлера напасть на Польшу (дабы дискредитировать фюрера).

Рыцарское отношение к фактам

Иногда фактов оказывается хоть отбавляй. Сперва розенкрейцеры «были настолько повсюду, что их существование было поставлено под сомнение». Сама идея этой организации появилась в трех книжках фантастического содержания, вышедших в 1614, 1615 и 1616 гг. Некоторые читатели (особенно в Германии и Англии) приняли их существование на веру до такой степени, что стали искать возможности вступить в орден и приобщиться к древним тайнам.

В последующие века шарлатаны и мнимые заговорщики, такие как Филиппо Буонарроти (Filippo Buonarroti) и Элифас Леви (Eliphas Levi), использовали загадочное имя «розы и креста» в своих целях. В 1915 г. в Сан-Хосе (Калифорния) был основан «Древний мистический орден «Rosae Crucis» (Ancient Mystical Order Rosae Crucis), превративший призрака в жесткую организацию с отделениями и протоколами. Случаи с полностью придуманными свидетельствами тоже по-своему замечательны.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля