черт побери
чертовски развлекательный сайт

Спецназ не знавший побед

 

Спецназ не знавший побед

 

Как вы знаете, у американцев есть подразделение спецназа «Дельта». В США Дельта широко известна по голливудским фильмам, а вот за пределами США дельтовцы прославились как «Спецназ, не знавший побед». Как так вышло — я вам сейчас расcкажу:

Когда американцы решили создать собственный спецназ, заняться этим архиважным делом получили некоему Чарльзу Бэкуизу, сильно орденоносному «зеленому берету», пользующемуся славой типа «не слегка отмороженного». Для овладения азами профессии его послали в Англию в 22-й полк «SAS». Сасовцы, вполне кстати заслуженно, считаются в мире ребятами суровыми, и имеют в активе немало успешных операций. Судя по всему, учился Чарли плохо, ибо был мнил себя беспредельно крутым. Как там что сложилось — не известно, но через некоторое время «Атакующего Чарли» братья по лагерю выпнули отправили обратно, снабдив красивым дипломом..

На Родине дипломированный Чарли подобрал себе команду, и приступил к суровым тренировкам, перемежающимися не менее суровыми хоровыми воплями. И наконец, та-та-та-да!!! (вступают фанфары) 21 ноября 1977 года группа Дельта заступила на службу.

Ребята просто рвались в бой — и в ноябре 1979 года такая возможность им представилась. 4 ноября возмущенные чем-то студенты Тегеранского Университета вломились в американское посольство и захватили в заложники 53 американских дипломата. Требование захватчиков заключалось в возвращении на историческую Родину сбежавшего из страны бывшего иранского шаха. И уворованных у нации сокровищ — в качестве довеска (ну, чтобы два раза не требовать).

Как объясняли позднее американские политологи, Джимми Картер и его советники не могли адекватно воспринять Иран, потому что Ираном теперь правили неадекватные люди. Ну вы поняли. Адекватные Картер и Бжезинский некоторое время поигрались с идеей ответного захвата иранских заложников на территории США, но быстро от нее отказались. Американцы боялись, что непредсказуемые неадекватные аятоллы начнут расстреливать заложников. Никто не знал, как поступить адекватно с иранскими заложниками в этом случае. Адекватный Бжезинский лишь мрачно прокомментировал: “Они всегда могут вывалиться из вертолета в Красное море по дороге домой”.

Намаявшись вдоволь с иранскими дипломатическими упырями, президент Джимми Картер вспомнил, что в его распоряжении имеется, как ему докладывали, «Лучший в Мире Спецназ» — и отдал Атакующему Чарли боевой приказ. По сути идиотский, но все же… Карт-бланш нашему герою выдали полный. «Маховик операции раскручивается», звучит музыка имперских штурмовиков из Звездных Войн…

Миссия была назначена на ночь 24 апреля 1980 года.

План освобождения заложников со­стоял в следующем: два эскадрона «Дель­ты» и рота рейнджеров на трех самолетах С-130 «Геркулес» с приданными самоле­тами-заправщиками должны были призе­млиться в пункте «Пустыня-1», который находился примерно в 370 км юго-восточ­нее Тегерана. Туда же должны были при­лететь восемь вертолетов RH-53D «Си Стеллион», которые базировались на авианосце «Нимитц», находящемся в Персидском заливе. Разница между посадками самолетов и вертолетов должна была со­ставлять 30 минут. После высадки «Дель­ты» и дозаправки вертолетов самолеты «Геркулес» должны были возвратиться на аэродром вылета, а вертолеты – доставить бойцов «Дельты» в заранее намеченное укрытие вблизи Тегерана, до которого бы­ло два часа лету, а затем перелететь в другую точку, в 90 км от укрытия «Дельты», и в течение всего следующего дня оставать­ся там под маскировочными сетями.

Вечером 25 апреля оперработникам ЦРУ, заблаговременно заброшенным в Иран, предстояло на шести грузовиках до­ставить «Дельту» к посольству США. Бли­же к полуночи группа должна была штур­мовать здание посольства: по наружным стенам подобраться к окнам, проникнуть внутрь, ликвидировать охрану и освобо­дить заложников. Затем планировалось вызвать вертолеты и либо с территории посольства, либо с расположенного по со­седству футбольного поля эвакуироваться. С воздуха эвакуацию должны были под­держивать два самолета огневой поддерж­ки AC-130H. Ранним утром 26 апреля вертолеты, пролетев 65 км на юг, приземлились бы на аэродроме Манзарийе, который к тому времени должна была контролировать рота рейнджеров. Оттуда заложников предполагалось доставить в США на двух реактивных са­молетах С-141, а рейнджеры должны были возвратиться на самолетах С-130.

90 дней спутники-шпионы США наблюдали за отдаленным районом пустыни Дашт-э-Кавир. Именно здесь было решено организовать базу освобождения американских дипломатов в Тегеране. За все это время по дороге, ведущий из Кума в Мешад, проехали только два автомобиля. Именно здесь должны были приземлиться военно-транспортные самолеты С-130 с горючим, спецназом и оборудованием, необходимым для успешного завершения операции. Сюда с авианосца Nimitz в Персидском заливе должны были прилететь вертолеты, на которых американский десант будет переброшен в Тегеран.

Прежде чем приступить к этой операции, даже описание которой выглядит достаточно сложным делом, ЦРУ послали в Иран майора ВВС Джона Карни. Майор летел на легком шпионском самолете. Он должен был удостовериться, что почва в районе предполагаемой импровизированной взлетно-посадочной полосы достаточно тверда, и что С-130 не увязнут в песке. Высадившись, Карни обозначил четырьмя инфракрасными датчиками квадрат, в котором должны были приземлиться самолеты. Датчики не были видны невооруженным глазом, но при подлете к заданному участку летчики могли включить их с помощью пульта дистанционного управления и увидеть их в приборах ночного видения. Карни тщательно проверил поле между датчиками, убедился, что почва достаточно тверда, и что посреди поля нет куч мусора и опасных ям. По его мнению, площадка была “практически идеально ровной”. Пока Карни работал, мимо него проехали два иранских автомобиля. Никто его не заметил. Карни успешно завершил миссию, вернулся на самолете ЦРУ в Оман, и затем сразу вылетел в Лондон. Образцы привезенной им почвы были изучены и одобрены. Необычная активность иранских автомобилей в ту ночь, когда Карни готовил взлетное поле, была объяснена как “аномалия”, и забыта. Местоположение базы Desert One было окончательно одобрено.

Грубая действительность, тем не менее, оказалась намного более прозаичной. Началось все с «вертушек»… Дело в том, что командование ВМС настояло, чтобы в операции участвовали летчики ВМС (мотивация – армейские вертолеты, не имеющие складывающихся лопастей, не смогут разместиться на авиа­носце), и выделило для операции экипажи вертолетов – морских тральщиков. Пилоты оказались в принципе «не заточены» под данную операцию. Полеты над пустыней – не их стезя. Пилоты были подготовлены к выполнению только одной боевой задачи: поиск и траление морских мин исключительно в дневное время суток с помощью опускаемого на буксировочном тросе большого трала. В ходе тренировок выяснилось, что летные экипажи не хотят учиться ночным и «сле­пым» полетам и не горят желанием участ­вовать в спасении заложников. С боль­шим трудом Бэкуизу удалось заменить летчиков ВМС на летчиков морской пе­хоты США. Дело сдвинулось. Всего «Дельта» провела 79 ночных тренировок по освобождению заложников, Бэкуиз был более-менее спокоен, но до конца не до­верял экипажам вертолетов, считая, что они могут подвести.

Как бы там ни было — лететь пришлось. И вроде бы сначала везло — иранцы не засекли радарами первый “Геркулес”. Они, однако, заметили полет 4 “Геркулесов” с горючим, но решили, что речь идет об иранских самолетах. Нация ждала американского вторжения, но явно не на турбовинтовых тихоходах.

Однако на этом везение пиндосов кончилось. Приближаясь к Desert One, пилоты первого самолета заметили странные облака молочного цвета. Сначала их вообще приняли за легкую дымку. Летчики позвали в кабину Джона Карни, который уже считался специалистом по Ирану. Они спросили его: “Что это за штука там?” Карни, подумав, ответил: “Хабуб”. Летчики засмеялись над неизвестным и странным словом. Они не знали, что хабуб похоронит их миссию.

Карни слышал про хабуб раньше, от пилотов ЦРУ, с которыми летал на разведку. Изменяющееся атмосферное давление в пустыне приводит к тому, что мельчайшие частицы песка поднимаются в воздух и висят в нем, иногда на высоте несколько тысяч метров, образуя вертикальное облако. Хабуб вряд ли мог навредить большим самолетам, но мог оказаться проблемой для вертолетов. Карни, подумав об этом, немедленно доложил на командный пункт в Вади Кена.

Но предупреждение Карни о хабубах вертолетчикам не передали – шифрование и дешифровка сообщений заняли слишком много времени, и командный пункт в Вади Кена мог предупредить вертолеты уже после того, как они улетели и выключили радио. Это было самым серьезным промахом, который, в конечном итоге, стал главной причиной краха всей операции.

Вертолеты дружно влетели во второй хабуб, предполагая, что он исчезнет также быстро, как и первый. Вместо этого он становился все плотнее и плотнее. Скоро пилоты не видели ни своих вертолетов, ни земли. Вертолеты были вынуждены включить задние красные огни безопасности. Экипаж каждого вертолета один на один боролся с хабубом, и не все вышли победителями из этой борьбы.

Отсутствие ориентиров, жара и пыль стали причиной головокружения и тошноты. Пилоты были в приборах ночного видения, которые еще больше снижали глубину обзора и усиливали чувство тошноты. Резервная гидравлическая система одного из вертолетов вышла из строя. В обычных обстоятельствах это требовало немедленной посадки, но пилот решил продолжать.

После того, как вертолеты пролетели около 250 км над иранской территорией, случилась первая серьезная неприятность. Контрольная предупредительная лампочка в кабине шестого вертолета загорелась, предупреждая, что нечто сильно ударило по лопасти винта – потенциально фатальная проблема. Пилот немедленно приземлился. На лопасти была трещина, и вертолет дальше лететь не мог. Команда сожгла секретные руководства и инструкции, и перебралась в восьмой вертолет, который приземлился рядом с шестым.

Тем временем лейтенант Родни Дэвис фиксировал отказ одной системы за другой. Вышел из строя электрический компас и несколько навигационных приборов. Его второй пилот был не в состоянии исполнять обязанности из-за головокружения и тошноты. Дэвис потерял из виду ведущий вертолет. Он не видел ориентиров на земле и не мог положиться на приборы. Он поднялся на высоту 2700 метров – пыль никуда не делась. Он знал, что впереди горы, но не знал точно, где. Он достиг точки возврата – если бы он продолжил полет к Desert One, пути назад уже не было – горючего не хватило бы на обратный полет до авианосца. Он посоветовался с самым старшим по званию в вертолетной миссии – полковником Чаком Питтманом, который сидел в его вертолете. Они решили вернуться на авианосец. И они вернулись – не зная, что по пути один вертолет уже вышел из строя.

Чтобы вывезти всех заложников и десант, требовалось 4 транспортных вертолета. Так что любой намек на хотя бы зачаточную систему ПВО ставил операцию под нешуточную угрозу. Бэкуиза это ничуть не смутило. Он же «Атакующий». Помниться, у Чипа и Дейла на этот случай был припасен отличный девиз «Слабоумие и отвага!»

К сожалению для пиндосов, их неприятности только начинались. В разных источниках дальнейшие события описаны примерно одинаковы, с разницей в мелочах:

1 вариант. Как только “Геркулес” приземлился, капитан Ишимото и его люди немедленно выкатили джип и мотоциклы. Они увидели, что по пустынной дороге удирает цистерна и пикап. На цистерне, по всей видимости, везли ворованный бензин. “Дельта” не могла позволить увидавшим ее иранцам уйти. Но на этом неприятности не закончились, а только начались. Пропеллеры “Геркулеса” еще вращались, когда один из шокированных коммандос увидел, что прямо на них едет иранский автобус. Это был большой Мерседес, набитый изумленными иранцами, которые еще раз подтвердили главный закон ведения военных действий – абсолютную определенность того, что непредсказуемое и неожидаемое случится в самый неподходящий момент. И момент был критическим. Один из членов группы Ишимото, поняв, что цистерну не догнать, выпустил по ней противотанковую ракету. Поскольку он был профессионалом, ракета взорвалась, и цистерна взорвалась тоже. Один из находившихся в кабине иранцев успел выскочить и залезть в сопровождающий пикап, на котором и скрылся от преследователей, второй погиб.

2 вариант. Площадка, подготов­ленная оперативниками ЦРУ, находилась рядом с оживленным шоссе, и американ­цы были поражены огромным количест­вом транспорта, движущегося прямо пе­ред приземлившимся самолетом. Вдобавок почти всех рейнджеров, которые должны были охранять периметр, рвало от тряски в воздухе. Только двое были в состоянии управлять мотоциклами и, подъехав к шоссе, сумели остановить автобус, взяв его пассажиров и водителя в плен. В двигавшийся за автобусом грузовик рейнджеры сначала выстрелили из автома­та, а после запустили гранату из подствольного гранатомета. В ночное небо взметнулся столб пламени. Оказывается, они подстрелили бензовоз. Следующий за грузовиком микроавтобус развернулся, по­добрал водителя бензовоза и понесся прочь. Один из рейнджеров на мотоцикле пытался догнать его, но вскоре прекратил преследование и вернулся назад.

Секретная американская база в сердце иранской пустыни была внезапно освещена горящим бензовозом, как футбольный матч в пятницу вечером в родном Техасе. Солдаты поснимали приборы ночного видения – в них больше не было никакой надобности.

Впоследствии дельтовцы утверждали, что расстреляли бензовоз якобы для того, чтобы… заблокировать дорогу! В пустыне! Умницы…

Но даже не это было самым смешным. Пленных иранцев охранял не какой-то супермен, а медик отряда Карл Сэйвори! Через некоторое время один из коммандос заметил неладное и попросил доктора вставить забытый им магазин в М-16 – так, на всякий случай.

После эксцессов с автобусом и бензовозом, по описанию различных источников – «группа бойцов расположилась неподалеку от самолетов». Нигде не указано, что были выставлены элементарные дозорные охранения. Стало ясно, что максимум через полчаса на место действия явятся во всей своей красе обкатанные в войне с Ираком иранские бронированные мотопехотинцы. Которые не боятся вообще ни черта, так как аятолла Хомейни им еще на присяге всем пропуск в Рай выписал. Соответственно они раскатают американский спецназ в лепешку.

Бэкуиз вынужден был принять решение об отмене миссии. Десантники начали рассаживаться внутри “Геркулесов” на гигантские, практически уже опустошенные резиновые емкости от авиационного горючего. Некоторые сразу заснули.

Сразу за одним из “Геркулесов”, готовившихся к вылету, с Дельта Форс на борту, стоял вертолет майора Шэфера, который только что заправился из того же самолета. К нему подошел диспетчер и велел убрать вертолет, чтобы дать возможность самолету маневрировать. У Шэфера было достаточно горючего, чтобы лететь к авианосцу, но руководители воздушной операции хотели, чтобы сначала улетели “Геркулесы”. Шэфер поднял свою машину метров на 10 над землей, с тем, чтобы дать возможность самолету развернуться. Лопасти его винта подняли густые клубы пыли.

Шэфер сосредоточился на размытой фигуре диспетчера, и кроме нее ничего не видел. Чтобы уйти от облака пыли, поднятого Шэфером, диспетчер передвинулся к левому крылу “Геркулеса”. Шэфер не заметил этого передвижения, но инстинктивно продолжал держать нос вертолета направленным на фигуру диспетчера. В результате лопасти вертолета задели хвост “Геркулеса”, полетевшие искры вызвали пожар в разлитом горючем.

Команда “Геркулеса” попыталась открыть задний трап. Выход был блокирован стеной пламени. Единственным путем спасения была боковая дверь по правому борту, на расстоянии две трети от хвоста. Командос Дельта были хорошо натренированы использовать именно эту дверь для парашютных прыжков, поэтому они покидали загорающийся самолет с завидной скоростью, прыгая с высоты около 3 метров.

В конце концов горящий самолет рванул так, что огненный столб видели, наверное, аж в самом Тегеране. Обе машины мгновенно сгорели вместе с экипажами (8 человек). Еще четыре оказавшихся поблизости дельтовца получили тяжелейшие ожоги.

Перепуганные спецназовцы, решив, что попали под огонь неприятеля, открыли шквальный огонь строго куда попало. Осколки от взорвавшегося “Геркулеса” изрешетили четыре исправных вертолета. Три оставшихся “Геркулеса”, все еще частично наполненные авиационным топливом, начали разъезжаться в разных направлениях от места взрыва. Воздух был наполнен тяжелым запахом горящего бензина. На земле царил хаос. Десантники думали, что “Геркулесы” пытаются сбежать, бросив их, и останавливали самолеты.

Кончилось это безобразие до безобразия просто. Американские Рэмбо обиделись, тупо бросили «все как есть» — и улетели домой на «выживших» Геркулесах. Оставив на земле 5 (пять, Карл!) секретных флотских вертолетов RH-53D! Набитых секретной аппаратурой. Вместе с картами, таблицами кодов, шифрами, планами операции, тысячами долларов и реалов, и, главное — с документами об американской агентуре в Иране, которые очень пригодились зарождавшейся контрразведке Исламской республики.

Несмотря на заверения бросивших их экипажей, что вертолеты подбиты и эксплуатации не подлежат — эти вертолеты в дальнейшем долгие годы верой и правдой служили иранским вооруженным силам (где они брали запчасти — пиндосским налогоплательщикам лучше не знать). А на основе информации, полученной из документов, компетентные товарищи из Корпуса Стражей Исламской Революции «взяли» немало американских агентов и их пособников.

Бэкуиза вышвырнули из армии, что он посчитал подлостью и черной неблагодарностью – с «Атакующими» так не поступают! О чем повсеместно и заявлял долгие годы. А его детище «Команда Дельта» продолжила свое триумфальное шествие по миру. Ее мордовали в Азии, мордовали в Африке, мордовали в Южной Америке… Единственно, где над суровыми американскими героями не глумились – это в Европе. Потому как туда их не посылали.

Чтобы хоть как-то возвысить Дельту хотя бы в собственных глазах, американцы сняли несколько странноватых фильмов «Команда Дельта». С Чаком Норрисом в главной роли. Ну, это те, в которых с мотоциклов маленькие такие ракетки пачками стартовали, разнося в клочья танковые колонны… Это и было главным достижением детища Атакующего Чарли.

6 мая 1980 г. президент Картер приказал объявить в стране траур по восьми «погибшим парням». Хотя в Швейцарии иранцы передали Америке 9 гробов.

В операции «Орлиный коготь» участвовало в общей сложности 54 самолета и вертолета, группа «Дельта» в количестве 118 человек и рота рейнджеров. Операция «Орлиный коготь» обошлась в 150 млн.долларов — тогдашних, которые не чета нынешним.

Позже, когда вторжение на иранскую территорию стало достоянием гласности, султан Омана заявил протест и расторг договор с США, разрешавший их ВВС и ВМС использовать Масиру для своих нужд.

Иранские студенты освободили заложников в день инаугурации Рейгана, 20 января 1981 года, спустя 444 дня плена. В ответ Вашингтон разморозил иранские активы на сумму 12 млрд. долларов. Огромная часть этих денег (4 млрд. долларов) пошла на выплаты по искам 330 американских компаний и частных лиц. Иран согласился на возвращение своих долгов различным иностранным банкам (3,7 млрд. долларов). Так что иранское правительство получило «чистыми» только 2,3 млрд. долларов. Как вы понимаете — и тут пиндосы надули.

Кстати, некоторые источники говорят, что один вертолёт (очевидно, из-за поломки лопасти) рухнул в воду сразу после взлета с авианосца.

 

 

 

Автор публикации

не в сети 22 часа

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18635Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях