черт побери
чертовски развлекательный сайт

Спецназ царской армии. Отряд Атамана Пунина

Это было одно из самых известных партизанских формирований Первой мировой войны, отряд-образец, отряд-легенда. Созданный по инициативе георгиевского кавалера поручика Леонида Николаевича Пунина, он стал одной из наиболее спаянных специальных частей и первым отрядом специального назначения РККА. С отряда атамана Пунина ведут свою историю современные российские подразделения специального назначения. Официальным днём рождения части стало 26 ноября — День георгиевских кавалеров. Их в отряде Пунина было более половины.

Спецназ царской армии. Отряд Атамана Пунина

5 октября 1915 года поручик Леонид Николаевич Пунин написал письмо командующему Западным фронтом генералу Рузскому:

«Милостивый государь Николай Владимирович. Как известно Вашему Высокопревосходительству, германская армия помимо богатства вооружения и разного рода технических средств сильна организованностью своего тыла и прекрасной постановкой службы связи. Вместе с тем опыт современной войны ясно показал, сколь велико значение надлежащего обслуживания полевых армий тыловыми учреждениями и какое громадное количество вспомогательных средств требуется сим армиям для беспрепятственных и эффективных действий. Ввиду изложенного, если бы нам возможно было помешать правильному функционированию тыловой службы германских армий и внести в нее некоторое расстройство, то тем самым, по моему мнению, мы значительно приблизили бы время перехода перевеса на нашу сторону. Наиболее действительным средством для этого явилась бы организация партизанских отрядов для набегов в тыл неприятелю…

С одной стороны, партизанским действиям крайне способствовала бы благоприятная местность – Полесье с его болотами, могущими быть исходным пунктом для партизанских отрядов, с другой – врагу сейчас наиболее важны дороги в тылу, ввиду переброски части войск назад для отправления на Сербский фронт. Одной из ближайших задач партизанских отрядов могла бы быть перерезка всех вражеских железнодорожных магистралей от Полесья до Рижского залива и действие по сообщениям противника на этом фронте; в частности, они (партизанские отряды) смогли бы наметить себе подрыв железных дорог в районах узловых станций: Волковыск, Гродно, Ново-Троки и Лодово. Кроме того, такие отряды вообще выполняли бы задачи, возложенные на них штабом того фронта, на котором отряд работает…

Каждый отряд состоит из 200–250 охотников при восьми офицерах и одном начальнике (8 офицеров с той целью, чтобы по разбитии отряда на партии в 20–25 человек каждая могла выполнить самостоятельную задачу). Отряды непременно конные, вооруженные холодным оружием и винтовками германского образца, так как единственно возможный вид снабжения патронами мог бы быть из патронных обозов и складов противника; обозов при отряде быть не должно; запас патронов только на вьюках; довольствие исключительно средствами страны и за счет противника, поэтому отряд необходимо обеспечить материально…»
11 октября поручик Пунин получил положительный ответ от генерал-майора Михаила Саввича Пустовойтенко, исполнявшего обязанности генерал-квартирмейстера штаба Верховного Главнокомандующего. Затем пришло распоряжение из штаба Рузского: «Его Превосходительство просят Вас представить проект формирования конного партизанского отряда».
Через неделю он уже лежал на столе генерал-квартирмейстера штаба Северного фронта Николая Эмильевича Бредова. На следующий день генерал Рузский распорядился: «Сделать все необходимое для скорейшего формирования этого отряда».
Затем из Ставки также пришел положительный отзыв и разрешение на формирование.
21 октября начальник штаба армий Северного фронта генерал-майор Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич распорядился:
«№ 17436 НАШТА 5 и 12.
С Высочайшего Соизволения при Штабе Северного фронта спешно формируется партизанский отряд с задачей особой важности. Для формирования отряда ГЛАВКОСЕВ обращает внимание на особо тщательный подбор людей и лошадей. Для отряда должны быть вызваны, прежде всего, охотники — вполне здоровые, выносливые, с развитым зрением и слухом, смелые, отважные, желательно из числа георгиевских кавалеров, уже зарекомендовавшие себя боевой работой.»
Идея Пунина явно понравилась и Ставке, и Рузскому. Рузский возлагал на этот отряд большие надежды и на средства не скупился.

Наконец, 30 октября поручик Пунин получил письмо от генерал-майора Бредова с просьбой представить окончательный проект отряда с учетом всех поправок, внесенных за месяц работы. Бредов просил уточнить цели и задачи партизан, сопоставить их с реальной обстановкой на фронте. 7 ноября Пунин прибыл в штаб Северного фронта с очередным докладом.
Цель формирования он определил так: «Отряд должен дать максимальную работу, результаты которой оправдали бы затраченные на него средства. Средства отряда крайне велики. Прежде всего, это то, что он состоит из лучших офицеров-охотников, которые пойдут на исполнение какой угодно задачи, и лучших людей армии. Следовательно, жизнь этих людей должна быть использована не по частным успехам, а по задачам большой важности, первостепенной стратегической важности, на которые эти люди, безусловно, пойдут. Таковыми задачами будут: моральные — достижение успехов, которые бы доказали нашей русской армии, утомленной годом войны, что есть много русских людей, отдающих себя за честь, славу и гордость России
Учитывая энергию, скорость и целенаправленность, с которыми германцы строили и совершенствовали коммуникации, партизанам-пунинцам необходимо было нападать, прежде всего, на железнодорожные станции, занятые немцами, портить железные дороги «дабы вырвать самую сильнейшую данную немецкой армии, т. е. организованность управления, снабжения и тыла».
Ставке было известно, что на Рижский и Двинский участки фронта германцы свозят орудия, строят склады для боеприпасов. Их тоже следовало уничтожать.

Вместе с полным расстройством германских тылов пунинцам нужно было разрушать технические сооружения, доставлять командованию секретную немецкую документацию, заставить неприятеля всеми возможными способами оттянуть войска с линии фронта в тыл.
Кроме того, требовалось усиленно агитировать местное латышское население против германцев, для чего специально напечатали агитки на латышском языке. По просьбе Пунина штаб Северного фронта наделил его «звонкой монетой, дабы платежом щедрым привлечь на свою сторону население и иметь возможность тыл немцев покрывать шпионажем, а также подкупить старательных немцев». Командование позаботилось и о включении в «специальную работу» наших пленных, находившихся в немецком тылу.
Итак, основные задачи намечены – разведка, поиски, уничтожение железных дорог и складов, работа с местным населением. Но Пунин осмелился предложить большее – масштабный и дерзкий налет на штаб Неманской (8-й) армии германцев. План операции был таким: «Отряд захватывает существующие сейчас посты охранения, режет береговую техническую связь и оставляет от ландштурмистов одни трупы (отряд отнюдь никого не выпускает и не разгоняет, а с первых же шагов вешает и перерезывает для экономии патронов).

Далее отряд идет наибольшими пробегами, держа направление на Гинкулы, штаб Неманской группы генерала Отто фон Белова, выбирает кратчайшее направление по скрытности и геометрически, пользуется для сего своими имеющимися в составе отряда латышами-проводниками и только в крайнем случае местными жителями. Первая задача – захват штаба Неманской группы. А посему отряд обходит все то, что может его открыть, а следовательно предупредить генерала Белова. Таким образом отряд на пути не трогает ни складов, ни магазинов, ни этапов и пр.».
Впрочем, отряд зависел от планов командования фронтом. Набег должен был предварять общее наступление наших частей. Поручику, как и генералам, было ясно – без поддержки армии партизаны не смогут долго оставаться в тылу противника.
Тогда, осенью 1915 года, план Пунина казался своевременным. Штабная разведка Северного фронта сообщала, что германцы опутывали оккупированные территории сложной железнодорожной паутиной. Близ Митавы и Двинска в ноябре 1915 года появились артиллерийские склады. Там же находились германские штабы и радиотелеграфные станции.
Этот точный немецкий часовой механизм необходимо было разбить одним махом – одним партизанским набегом. В штабе Северного фронта прошло совещание. Решали, куда же точно направить отряд Пунина. В проект набега внесли окончательные поправки.
Состав отряда
К концу ноября 1915 года партизанский отряд особой важности был полностью укомплектован. Поручика Пунина назначили начальником отряда со всеми правами и привилегиями командира отдельной части, а вскоре официально разрешили именоваться атаманом. Он получал достаточно большое годовое жалованье: к полагающимся ему по чину 720 рублям прибавлялись 1560 рублей столовых. В его обязанности входило также заведывание довольствием, конским составом и фуражом.

С целью усиления маневренности поручик разделил отряд на пять эскадронов (или партий) — четыре активных и одно ядро. К моменту окончания формирования состав отряда был следующим:
– 1-й эскадрон: командир – подпоручик Надольский; 2 вольноопределяющихся (исп. должности младших офицеров); 53 всадника; 62 лошади, 5 вьюков – патронный, галетный, патронно-галетный, подрывной, консервный и патроны к ружью-пулемету.
– 2-й эскадрон: командир – корнет Станислав Балахович; младший офицер – прапорщик Лев Пунин; 1 вольноопределяющийся (Станислав Шумский, исп. должность младшего офицера); 60 всадников; 70 лошадей; 5 вьюков.
– 3-й эскадрон: командир – сотник барон Роман Унгерн-Штернберг; младший офицер – прапорщик Петр Ярош; 1 вольноопределяющийся (исп. должность младшего офицера); 60 всадниковполков; 71 лошадь; 5 вьюков
– 4-й эскадрон: командир – корнет Строганов; младший офицер – прапорщик Сергей фон дер Лауниц; 53 всадника; 63 лошади; 5 вьюков
– 5-й эскадрон: командир – корнет Георгий Домбровский; 1 вольноопределяющийся (исп. должность младшего офицера); 57 всадников; 68 лошадей; 5 вьюков.
– Артиллерийское отделение: начальник – подпоручик Николай Зуев; 20 человек прислуги; 32 лошади; 2 вьюка – галетный и телеграфный с инструкторами; одно конно-горное орудие образца 1909 года.
– Офицер-сапер – поручик Илларион Ставский, при нем 2 строевые лошади.

Всего в состав отряда вошли – 10 офицеров (не считая атамана), 3 вольноопределяющихся, 17 урядников и унтер-офицеров, 296 казаков и рядовых. Среди специалистов были: 7 подрывников, 8 телефонистов, 4 телеграфиста, 6 кузнецов, 3 ветеринара, 5 фельдшеров и 3 доктора. 20 человек обслуживали конно-горное орудие.
Отряд был многонациональным и многоязычным. Кроме русских, украинцев, бурятов, было 37 латышей. 42 человека знали польский язык, немецкий – 15, литовским языком владели 9 человек.
Униформа, снаряжение, вооружение
В литературе ходят небылицы об униформе партизан. Утверждают, что они не носили никаких опознавательных знаков – ни вензелей, ни полковых знаков, ни погон. Встречаются описания неких нарукавных нашивок и кокард в виде Адамовой головы, будто бы присвоенных партизанам. Однако официальных приказов об этом нет. Можно с уверенностью сказать, что эти утверждения – домыслы, по крайней мере, в отношении пунинцев, которые носили погоны своих частей с присвоенными вензелями.

Казаки, состоявшие в отряде, надевали в разведку штаны с лампасами, пренебрегая правилами камуфляжа. Кокарды не маскировали и не закрашивали.
У пунинцев было знамя – черное полотнище из добротного плотного шелка. На его лицевой стороне скалила белые зубы Адамова голова, а вокруг бежала надпись: «Всадники несите смерть Германии». На оборотной стороне рука безымянного художника вывела неиконографичное, несколько барочное изображение святого Георгия, поражающего копьем змия. Навершия и лент знамя не имело.
Было ли оно уставным или самодельным, выяснить не удалось, так как приказ о даровании знамени в архивах пока не обнаружен. Известно только, что весной 1916 года оно уже существовало в отряде.
Удалось вытребовать и одно конно-горное орудие образца 1909 года на случай, если бы пришлось усиленно демонстрировать или работать в арьергарде армии, сдерживая наступление противника.
Партизанам выделили самых лучших, выносливых и крепких лошадей. Вьючная лошадь несла 5 пудов груза, что превышало груз верховой лошади.
Отряд, не имевший собственного артельного хозяйства, получал денежное, вещевое, провиантское, приварочное, кормовое и фуражное довольствия в 5-й армии. Весной 1916 года в распоряжение пунинцев передали походную кухню.
Пополнение боевыми припасами и взрывчатыми веществами производилось из армейских парков и частей, позже при отряде был устроен собственный склад.
Боевые действия отряда

Зима 1915 — весна 1916 — ряд результативных разведок в тыл неприятеля.
– В марте 1916 партизаны-пунинцы осуществили ряд удачных операций совместно с разведчиками 4-го Латышского стрелкового батальона.
– В июле 1916 года отряд готовился к участию в Рижском десанте, однако операция была отменена. Летом активные действия развернулись в районе посёлка Чаукциемс. 1 сентября 1916 в схватке с германцами погиб атаман отряда, поручик Пунин.
Из газеты «Новое Время» от 10 октября 1916 года: «Грустно, конечно, что только теперь, когда могильная плита покрыла прах сраженного в бою молодого героя, громко, во всеуслышание произнесено его имя. Первое чувство, которое вызывает в русском сердце имя атамана Пунина, есть чувство печали о его ранней гибели. О действительно замечательных людях почти всегда узнают больше после их смерти, чем при жизни. Судьба Пунина, как и судьба его однокашников по 2-му кадетскому корпусу братьев Панаевых, только подтверждает, что это были замечательные люди. Яркая слава, озарившая имя атамана после его смерти — не случайный каприз слепого счастья, она подготовлялась исподволь. Его героизм выковывался еще в школьные годы. Атаман партизанского отряда, доблестный поручик Пунин, успевший за свои подвиги получить все боевые награды, геройски погиб, но дело его не погибнет».

После гибели атамана отряд возглавил поручик Грибель.
– В декабре 1916 года пунинцы приняли участие в знаменитой Митавской операции, в которой прекрасно себя показали.
– В марте 1917 года по распоряжению Александра Ивановича Гучкова отряд получил официальное наименование «Отряд Особой важности имени Атамана Пунина».
– В августе 1917 года отряд принял участие в Рижской операции.
В сентябре в результате интриг С. Н. Булак-Балаховича, а также революционной пропаганды, атмосфера в отряде резко испортилась. Начались конфликты между офицерами и нижними чинами. В результате 15 сентября отряд покинула часть офицеров (включая штабс-капитана Александра Пунина и штабс-капитана Льва Пунина) и нижние чины (3-й эскадрон полностью и 1 и 2 частично). Однако отряд продолжал работать на Северном фронте.
Осенью 1917 года он перешел на сторону революции, став, таким образом, первым отрядом специального назначения формировавшейся Красной армии. С отряда атамана Пунина началась история современных российских подразделений специального назначения.
Отряд находился на Северном фронте вплоть до февраля 1918 года, когда был расформирован.
Тогда же примерно треть отряда имени Атамана Пунина вместе с ротмистром С. Н. Булак-Балаховичем перешла на сторону Красной армии и вошла в состав Лужского конного партизанского отряда, который возглавил сам Балахович.

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2457Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях