Современная сказка

Современная сказка
Нежно – голубое небо с клочками белых облаков освещали первые лучи утреннего солнца. Ранние птицы выводили свои трели, восхваляя новый день, солнце, лес и задорно комментировали неуклюжие попытки проспавшего рассвет вурдалака спрятаться от обжигающих лучей в тени деревьев. Из леса вышел очень крупный мужчина и не глядя по сторонам зашагал к домику, стоящему в центре полянки.


– Бабуля, закурить не найдется? – постучал в дверь пудовым кулаком богатырь и засмеялся своей удачной шутке.
– Да запросто, – раздалось из избушки, – Горик, выручи человека!
– Да раз плюнуть! – послышалось в ответ, после чего из-за угла домика высунулся Змей Горыныч и плюнул. Но плюнул он на богатыря не просто, а огнем, да изо всех своих трёх голов. Богатырь отбежал в сторону и принялся, смешно пританцовывая, тушить тлеющий низ рубахи.
– Ты с дуба рухнула, старая? Ты же должна была меня накормить, напоить, да в баньке выпарить!
– А пароль от вай-фая тебе не сказать?



– А у тебя и вай-фай есть? – удивился богатырь.
– А то! У всего прогрессивного человечества есть, а я что, хуже других что ли? – богатырь уставился на Ягу с открытым ртом. Чем не преминул воспользоваться огонек с его рукавицы, попытавшийся вспорхнуть на окладистую бороду витязя.
– Ты, добрый молодец, чуть фейерверком сейчас не стал! – засмеялась Яга, – хотя и фейерверком ты был бы тоже добрым! Так что там насчёт баньки? Не передумал, чай?
– Нет, – радостно осклабился богатырь, – это я завсегда!
– Ну и прекрасно, – расплылась в улыбке старушка, – возьми у Горыныча топор да ступай себе в лес.
– За дровами что ли? – спросил богатырь.
– Да нет, – махнула рукой Яга, – за бревнами. Баньку то ещё никто и не построил.
– Как это никто не построил?
– Да так! Всем же халявушки подавай. Все на старушке одинокой нажиться хотят! То ночью записку пришлют с птицей перелетной, мол: Бабушка! Это я, внучок твой любимый! Я человека сбил на коне, сейчас к тебе от ратников государевых гонец за денежкой приедет! А я им всем в ответ записку отправляю: Пусть и человека того сбитого привезут, я его на лопату, да в печь поджарить. Так ты веришь – нет, никто так ни разу и не приехал! А ты, добрый молодец, с чем пожаловал?



Богатырь, воровато зыркнув очами из-под бровей влево-вправо, подошёл к окошку поближе и зашептал что-то на ухо Яге, не переставая тушить тлеющую рубаху похлопыванием по разным частям своего тела, отчего казалось, что он готовится пуститься в пляс. Горыныч, томимый любопытством, высунулся из-за угла избушки и аккуратно выглянул из-за стоящей на крыльце ступы, отчего стал похож на символ медицины. Однако услышать о чём именно говорят у окошка не получалось, потому что кольчуга при похлопываниях богатыря звенела об латы на все голоса, будто монисто. Яга внимательно слушала и периодически кивала, чуть прикрывая глаза. Змей бросил подслушивать и от скуки стал играть с собой в города. Игра была несложная, но периодически прерывалась спором, поскольку левая голова пыталась любую знакомую деревеньку называть городом. Правая, с этим не соглашалась, а средняя выступала арбитром, так как знала все города русские в количестве пока ещё трёх с небольшим десятков. Неожиданно Яга повысила голос и, мгновенно притихший, Горыныч услышал её слова, обращенные к богатырю.
– Да поняла я, поняла, что умеешь ты баню строить! Ты по-русски объясни, от меня-то чего надо? Не ходи вокруг да около, как агент по продажам пылесоса!
Витязь тут же сник и промямлил, теребя подол рубахи.
– Ну пусти уже в дом… Не на улице же такие вещи рассказывать!
– Тьфу ты! Ровно как тот агент с пылесосом говоришь, – засмеялась Яга и ткнула пальцем в сторону забора, украшенного человеческими черепами.



– Это какой же из них? – спросил богатырь, рассматривая страшные навершия частокола.
– А любой, – любезно пояснила старушка, – здесь все, кто с пылесосом приходил! А там, справа на дворе, те, кто с порошком стиральным. Хотя через месяц их уже и не отличишь!
Добрый молодец прошёл в домик на курьих ножках, где Яга уже накрывала на стол разные соленья, маринады, да выставляла в кружках нереально красного цвета морс. Богатырь плюхнулся на деревянную лавку у стола и потянулся за маринованным грибочком, но тут же получил деревянной ложкой прямо по протянутой пятерне.
– Эй! Ты чего?! – возмутился он, – драться-то зачем?
– А ты руки мыл? А за стол я тебя звала? Чему вас только в дружине то вашей учат! Что увидел, то сразу в рот и тащишь! Как дитё малое! Умывальник во дворе видел? Бегом!
– Но там же Горыныч умывается, и зубы чистит у всех трёх голов! А это же на полчаса делов!



– А ты подойди да попроси пропустить тебя!
– А он пустит?

– А ты хоть раз пробовал? – вопросом на вопрос ответила Яга и рассмеялась неожиданно приятным мелодичным смехом, – вы же, богатыри, как его увидите, так сразу за меч хватаетесь и в драку лезете, а поговорить с ним хоть раз кто-нибудь пробовал? Сидит себе зверушка у реки, никого не трогает, так нет же, каждый хулиган-переросток пытается с ним подраться! Тьфу! – сплюнула под ноги Яга после такой тирады, – а ты чего стоишь-то, уши развесил, рот раззявил? Умываться бегом марш! Раз, два!
Богатырь развернулся и, как на параде, чеканным строевым шагом вышел во двор под аккомпанемент брякающих в такт его шагам тарелок и кружек на столе. Яга покачала головой: «Хорошо хоть без песни!» И как раз в это самое время витязь загорланил со двора, что есть мочи:
– Ведь у меня есть чёрный коник,
Быстрый и шальной,
Ведь у меня есть чёрный коник
В сбруе золотой!
Чёрный коооник!
Потом песня смолкла и послышался возмущенный голос Змея.
– А за чудище поганое можно и леща выхватить!
– Мальчишки, всегда мальчишки! – усмехнулась Яга.
Минут через десять все наконец-то уселись за стол. Яга в новом переднике и богатырь в свежепомятом шлеме сидели внутри избушки, а Горыныч с подбитым глазом снаружи у окна.
– Да сними ты каску то свою и на грибочки-то сильно не налегай, добрый молодец! Салатик вот лучше покушай, капустный! – проговорила хозяйка, любуюсь аппетитом гостя, и заодно прикидывая в уме, что для охраны дома дешевле содержать двух Горынычей, чем одного богатыря.
– Капустный, говоришь? Я же тебе, бабушка, не козёл, травой какой-то питаться, – укоризненно проговорил богатырь, снял шлем и тут же поперхнулся, пораженный внезапной догадкой.
– А почему грибы нельзя? Они ядовитые? Морокогенные что ли?
– Да типун тебе на язык, дурная твоя голова! Что такое говоришь – то! – возмутилась Яга, а хрюкающий от смеха Змей пояснил.
– У нас Кот Баюн маринованные грибочки любит, а ты такими темпами его без деликатеса оставишь! Весь кошачий корм схрумкаешь, братан!
Витязь с сожалением посмотрел на ополовиненную миску с грибами и отодвинул её подальше от себя. Третья голова Горыныча тем временем дожарила дыханием кролика, и Змей водрузил дымящуюся тушку на стол. Ровно через 5 минут от тушки остались только косточки. Богатырь сыто икнул и вытер руки об рубаху.
– Ты бы их ещё об бороду себе вытер! Да стой, блаженный, я же пошутила! – засмеялась Яга, чуть не расплескав морс.
– Ага, смешно! – насупился мужчина и спрятал руки под стол, – а где у тебя поспать можно, бабуся?
– В печи только, – ехидно ответила та, – но что-то мне кажется, ты туда лезть не захочешь. Да и на лопату не поместишься, большой такой.
– А ты права, бабуся, спать мне что-то перехотелось, – пробурчал воин.
– Ну и хорошо! А теперь рассказывай, добрый молодец, кто ты, откуда, с чем пожаловал и как будешь за еду рассчитываться: налично или безналично?
И рассказал богатырь Яге, что зовут его Мечеслав, но можно и просто Миша, а сюда он пришел за помощью. Несколько дней назад посватался он к красавице Ирине, душу свою широкую открыл гордой девице и предложил стать женою законною. Та же в лицо ему рассмеялась и, сняв с пальца перстень дорогой, забросила его в реку, сказав, что пока Мечеслав перстень тот ей не принесет, о женитьбе и речи быть не может! Полночи звал витязь Водяного, просил помочь в деле важном, перстень достать со дна, благодарность сулил сердечную. Да русалкам втолковывал, что вовсе не козёл занудный он, а богатырь. Просто не очень удачливый. Под утро русалки то ли сжалились над ним, то ли что скорее всего, просто достал он их своим голосом охрипшим, но только уговорили девицы речные Водяного помочь богатырю. А тот за перстень запросил снадобья волшебные у Яги добыть, да ему принести. Две бересты исписал названиями лекарств Владыка речной, а что именно там написано непонятно. Вот и просит богатырь пособить ему, дать тех снадобий, что Водяной за перстень запросил.
– Как курица лапой, – вздохнула Яга, глядя на список лекарств.
– У нас лекарь так пишет, – поддержал её Мечеслав.
– Ладно, Миша, помогу я тебе и даже за еду с тебя денег не возьму, но и ты мне, богатырь былинный, помоги! Рядился баньку поставить – ставь! Да такую, как и описывал, с душем и сухим паром.
– Так я же месяц только брёвна буду таскать с леса! Смилуйся, бабушка!
– Брёвна Горик за час из леса к домику сам стаскает, это даже близко не проблема! Проблема в том, что Леший мне их не даёт, ссылается на какие-то квоты на вырубку, а то, что у меня пенсионные льготы, ему, дескать, параллельно!
– Ну, с Лешим-то я уж постараюсь сладить, – сжал огромный кулак Мечеслав, – не дам тебя, бабуля, в обиду! Как его найти?
– Так Змей тебе дорогу и покажет, и с Лешим познакомит. Они старинные знакомцы!
Горыныч за окном довольно загоготал и почесал зелёный чешуйчатый бок. Яга смахнула скупую слезу умиления, а богатырь, пользуясь моментом, стащил со стола и спрятал в карман пару ливерных пирогов. В гости к Лешему решили отправляться немедленно. Витязь уселся на спину змею и, обняв среднюю голову за шею, закричал зычным голосом ни с того ни с чего:
– До Лешего экспрессом! С платформы девять и три… – но дальнейшие его слова потонули в топоте разгоняющегося по полянке Горыныча. Старушка помахала им вслед платочком и, кряхтя, вернулась в избушку.
– А Змея-то оказывается, можно использовать в грузопассажирских перевозках! Кто бы мог подумать! Ладно, пойду пока сапоги-скороходы перепрошью, глядишь, с места разгон будут брать порезвее!
Тем временем Горыныч с Мишей летели над самыми верхушками деревьев, так что макушки берёз слегка щекотали желтое брюхо Змея, и он от этого довольно похрюкивал. Средняя голова обернулась к богатырю и, перекрывая шум крыльев, прокричала на весь лес:
– Наш полёт проходит на высоте сорок пять метров. Сейчас мы пролетаем над территорией тридевятого царства. Благодарю, что выбрал нашу шею, с тех двух ты бы давно уже соскользнул вниз, они же с краёв.
Богатырь что-то прокричал в ответ, но что именно, было неясно, так как из-за скорости полёта ему в рот регулярно задувало собственную бороду. И лишь когда путешественники спустились на поляну и Горыныч устало сложил мощные перепончатые крылья, Мечеслав сумел задать ему свой вопрос.
– А Лешему то мы что скажем? Какой у нас план?
– А я думал, ты уже что-то решил. Кулаком-то вона как тряс!
– Так это я так, – смутился богатырь,- перед Ягой выкобенивался. Я в тот момент и сам в это верил…
Путешественники замолчали, и в наступившей тишине было слышно, как невдалеке каркает ворон, шуршат от лёгкого ветерка изумрудные листья берез, и шаркает по густой траве ногами Леший. Леший! Богатырь удивлённо смотрел перед собой. Вместо старичка с бородой по пояс, или вообще говорящего полена с веточками вместо рук, перед ним стоял юноша лет пятнадцати – семнадцати в красивой расшитой рубахе, холщовых штанах и лаптях. И лишь взгляд у Лешего не соответствовал образу молодого парня. Спокойный, чуть усталый взгляд, на дне которого светилась мудрость.
– Лёша! – протянул он руку богатырю.
– Миша! – пожал тот в ответ. С Горынычем Леший обменялся кивком, да и Змей не спешил проявлять дружеские чувства.
– Кто таков? С чем пожаловал? И когда назад? – спросил Леший гостя.
– Богатырь, по службе послан. А коли мы с тобой, хозяин леса, договоримся, так сейчас же и назад.
– Уважаю! – одобрительно кивнул в ответ Леший, – умеешь заинтересовать! Проси, что хотел и скатертью дорожка!
И тут у Мечеслава появилась блестящая идея. Он подбоченился, сдвинул на глаз шлем с вмятиной от кулака Змея и заговорил подчёркнуто высокомерно:
– Это вы, гражданин Леший?
– Ну, я.
– Тааак! Жалобы на Вас, милейший, поступают. Сигналы, так сказать, нехорошие!
– Какие такие сигналы? Вы вообще кто такой?
– Нехорошие такие сигналы! О неполном служебном, так сказать, соответствии!
– Вы кто? Вы что несете?
– Я несу закон, порядок и ливерные пирожки… – Миша поморщился, – и не прощаю грешки, в смысле!
– Вы кто? – Леший начал заметно нервничать, но отступать Мечеславу было уже некуда.
– Я проверяющий из СССР.
– Откуда? – удивился Леший
– Из Сообщества Сказочных Существ Руси. Вот, три товарища подтвердят мои полномочия, – кивнул Миша на Змея. Все три головы после секундного замешательства закивали вразнобой. Леший с испугом посмотрел на проверяющего.
– Так, а кто и почему на меня жалуется?
– Вооот! Это уже правильный вопрос! – поднял указательный палец вверх богатырь, – гражданке Яге пиломатериал для бани не выделили? Не выделили. Я присутствие отсутствия бани обнаружил? Обнаружил. Придётся дать делу законный ход!
Леший поменялся в лице и, заглядывая более высокому Мечеславу в глаза, начал оправдываться.
– Так она сама виновата! Она же первая начала! Чуть что случится, она всех сразу ко мне посылает! Кто ей слово против скажет, она всем сразу: «Иди ты к Лешему!» А мне эти экскурсии по лесу вылавливать по сто раз в день весьма и весьма сомнительное счастье… Стойте! А если я Яге баню поставлю, а Вам корзинку ягод и грибов, то мы… – Леший хитро подмигнул, – договоримся?
– Это можно, – осторожно согласился богатырь, – а как это осуществить?
– Так легко же! – ободрился Леший и стал ходить кругами по полянке, вслух прикидывая свои возможности.
– Пара плотников сейчас аукает недалеко отсюда. С ними я договорюсь! И еще двух-трех мне за настойку из рябины домовые сюда организуют. Если эту группу товарищей уговорить таскать бревна за ту же настойку, – кивнул он в сторону трехголового Змея, – то к вечеру банька будет готова! Ну и две корзинки моей благодарности Вам, само собой! Как? – вопросительно глянул он на Мишу.
– Три корзинки так три, а четыре ещё лучше! – флегматично пожал тот плечами, а за пять так я ещё и подскажу, как с экскурсиями бороться.
– Как?!
– Так стрелочки на деревьях сделай и чтобы все они вели назад, к самой Яге.
– Гениально! – выдохнул Леший и хлопнул в ладоши. Через минуту на поляну стали выходить разные животные. Медведи несли пилы, бобры топоры, а дятлы одно на всех долото и зачем – то кузнечные клещи.
Солнце светило уже гораздо слабее, чем утром, и в воздухе разливалась вечерняя прохлада. На крыльце сидела Баба Яга и потчевала клюквенным морсом богатыря.
– Ай, да добрый молодец ты, Миша! Ай, да молодец! Они же через час баньку – то закончат! И медведи на опушке уже почти напилили досок для внутренней отделки. А Горыныч-то, Горыныч, без перерыва бревна таскает! Что же ему за это Леший – то посулил?
– То же самое что и медведям, – приосанившись объяснил витязь, – медовухи и рябиновки несколько бочонков.
Вскоре на полянку вновь приземлился Горыныч и, сгрузив медведям очередную партию брёвен, взмыл в воздух, растворяясь в лучах заходящего солнца. На опушке молчаливые медведи тут же сноровисто распустили бревна на плахи и, отполировав их лицевую сторону, оттащили готовые доски к бане, где двое обалдевших от происходящего мужиков уже заканчивали крыть крышу. А еще трое мастеров доделывали парилку и заносили туда же огромные камни для каменки. Яга, глядя на это, умилялась и умилялась.
– Ты посмотри! Медведи что-то пилят, а мужики с топорами! Вот только не пойму, что мне это напоминает?
– Да ладно, бабуль, у нас вон авиация возвращается, только в этот раз, кажется, без брёвен! – удивился Мечеслав. А Змей действительно прилетел без бревен, да и сел не на опушке, а около крыльца. С собой он принес несколько корзин грибов, ягод и прочих припасов для богатыря, пару бочонков медовухи за срочную доставку сборных грузов для себя и… и всё то же самое для Яги! А на словах Леший просил ей передать, что извиняется и предлагает по-соседски забыть все старые обиды. Ну и мужичков-работников просит не есть, а с Горынычем отправить домой в деревню, как всё закончат. Ну и сам обещал в гости заглянуть на днях. Растроганная старушка вынесла на крыльцо несколько котомок с мазями да снадобьями по списку Водяного и приладила их к Змею.
– Вот что, Горик, отвези-ка ты нашего дорогого гостя к Владыке речному. Да проследи, будь другом, чтобы он перстень не зажилил! А что не то, так кипяти его озеро, до состояния ухи, чтобы неповадно было!
– Легко! – согласился змей.
– Спасибо! – обрадовался богатырь.
– Ишь как глаза-то загорелись, – засмеялась Яга, – Змеюшка, ты тогда уж и от Водяного Мишу до дома подкинь! А то исстрадался он, бедняжка, по своей Ирине – красавице! Ты богатыря-то славного прямо к её дому-то и довези!
Последние слова Яга говорила, когда Мечеслав уже вскарабкался на Горыныча.
– А мне к ней не надо! – улыбнулся богатырь, – ну её, дуру высокомерную, к…
– К чёрту! – подсказал Горыныч, – у Лешего и без неё есть чем заняться!
– Да, правильно, к чёрту! – согласился витязь.
– Так разве не ради перстня ты так старался? – удивилась Яга.
– Ради перстня, – подтвердил Миша, – но не ради Ирины! Она же перстень то выбросила, чтобы показать мне, простородному, что мы не ровня. Ну и ладно, переживу! Нужна она мне больно, когда у меня такой перстень будет. Мне купцы за него столько денег дадут, что я себе коня хорошего куплю, кольчугу, меч богатырский, да к князю в дружину наймусь! Не везёт мне в любви – повезёт в службе! Прощай, бабуся, не поминай лихом!
Богатырь хлопнул Змея по боку и тот после небольшого разгона взмыл в закат, унося с собой в счастливое будущее седока и оставляя над деревьями строки распеваемой им песни.
Первым делом служба ратная у князя,
Ну, а девицы? А девицы потом!

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля