черт побери
чертовски развлекательный сайт

«Сновидения выдают нам наши тайны»

«Сновидения выдают нам наши тайны»

Толкование снов помогает человеку лучше понять себя и найти ответы на многие вопросы, считает психолог Анастасия Карачевцева.

О том, действительно ли сны помогают человеку лучше понять себя, в интервью «Росбалту» рассказала психолог-консультант, психотерапевт Анастасия Карачевцева.

— Анастасия, на ваш взгляд, как следует относиться к своим снам? Стоит ли пытаться их толковать и делать из этого какие-то выводы?

— Фрейд говорил: если вы хотите вырастить в себе психоаналитика, занимайтесь толкованием собственных сновидений. Сновидения рассказывают нам про нас самих что-то сокровенное и важное, зачастую — глубоко скрытое, но говорят об этом не прямо, а используя язык символов и ассоциаций. Для того, кто хочет познать свою скрытую сторону, понять внутреннюю причину своих проблем, сны представляют собой очень полезную информацию. Их можно толковать. Их можно и нужно запоминать и записывать. Почему? Очень большая доля воспоминаний о только что привидевшемся сновидении исчезает практически сразу же, когда мы просыпаемся. Значит, надо фиксировать их, и потом обдумывать.

К примеру, человеку приснилась собака. Он приходит задает себе вопрос: «Мне второй день собака снится — к чему бы это?» А потом заглядывает в сонник и ищет там указание на образ: что значит собака во сне. И что-то там для себя находит. Но все это очень приблизительно, или вообще далеко от правды. Очень важен контекст, в котором приснилась, допустим, эта собака. Что еще происходило во сне? Может быть, она кусала этого человека, или убегала от него, или за ней еще кто-то стоял, кого не запомнили… Обязательно нужно разобрать все детали, проанализировать каждую из них и общий контекст истории, а также персональные ассоциации сновидца. Во сне важна каждая мелочь. Может быть, это ерунда, чушь, частичка хаоса, а возможно — ключ к разгадке.

Каждый человек видит сны, но далеко не все их запоминают. Чтобы научиться этому, надо, просыпаясь, сразу же вспоминать последнее, что приснилось. Лучше иметь рядом с кроватью какой-нибудь блокнотик и записывать все подробности сновидения. И выясняется, что для кого-то собака — это какой-то давний страх (скажем, в детстве напала и сильно напугала), для кого-то — образ лучшего друга. А для кого-то просто внешний раздражитель, потому что в реальности у соседей уже который день собака лает. Это невозможно понять сразу, если не обращать внимания на контекст, универсального сонника не существует.

— К чему из того, что снится, следует относиться серьезно, а к чему — нет?

— Если сновидения навязчивы, повторяются из ночи в ночь или при похожих жизненных обстоятельствах, на них стоит обратить особое внимание, поскольку это может быть связано с давно забытыми травмами, детскими страхами, которые до сих пор не проработаны и пытаются найти выход в сновидениях. На самом деле, мы очень многого о себе не знаем. И потому много теряем. Может быть, Менделеев не запомнил бы привидевшуюся ему во сне таблицу элементов, если бы не отнесся к этому серьезно. Он бы отмахнулся и сказал: «Приснится же такое!»

В состоянии сна к нам приходит множество нестандартных решений, подсказок, всего того, чего мы зачастую не замечаем во внешнем мире, — какие-то глубинные осознания, разгадки тайн, ответы на вопросы, которые не дают нам покоя, понимание сути вещей. Во сне активно правое полушарие мозга, ответственное за творчество и интуицию. Сейчас очень популярной стала тенденция развития или стимулирования его работы. Для этой цели служат медитации, создание мандал, правополушарное рисование и тому подобные занятия.

— Но, может, не надо так уж глубоко копаться в себе, менять свое сознание? Это, вообще, не вредно?

— Я не могу представить, чем толкование сновидений могло бы навредить психически здоровому и контролирующему себя человеку. Здесь нет никаких красных флажков, за которые не следует ступать. Если это интересно — то почему бы и нет? То, что вы можете о себе узнать с помощью сновидений, оно уже с вами и в ваших снах, здесь нечего бояться. Если же есть какие-то неприятные чувства, связанные с этим, скорее всего, проблема не в самих сновидениях. Они — как очень кривое зеркало, отражающее не менее кривое бессознательное.

Людям, страдающим психическими расстройствами, я бы не советовала пытаться самостоятельно лезть в эту тему. Хотя для них было бы очень разумно записать свои сновидения, особенно если они беспокоят, и принести на очередную встречу со специалистом. Эта информация может помочь найти ключ к разгадке заболевания.

— Значит, сны — это не хаотический бред, произвольный набор образов, случайно возникающих в мозге? Это тоже — мы?

— Да, мы, но без барьеров и внутренней цензуры. Человек во сне максимально расслаблен. Он как в утробе матери. Или в младенческом возрасте. Ведь дети позволяют себе чувствовать то, что им хочется, и не скрывают таких эмоций, которых взрослые уже стесняются, потому что это кажется им неприличным… В детском возрасте мы о таких вещах просто не задумываемся. А когда взрослеем, начинаем ставить себе рамки, что-то запрещать, заталкивать самих себя в глубины бессознательного. И из-за этого возникает много неврозов.

Нам бывает очень сложно принять себя такими, какие мы есть на самом деле. Многие люди пугаются того, что они гневаются, ревнуют, завидуют или испытывают давно забытые страхи, которые хранятся в подвалах подсознания и могут выскакивать оттуда именно во время сновидений.

— Нейрофизиолог Наталья Бехтерева рассказывала, что во сне к ней нередко приходили научные озарения. О том же говорят и другие ученые, творческие люди. Вы встречались с такими случаями?

— И не раз. Как психолог, я использую в своей практике эриксоновский гипноз («мягкий», недирективный — ред.) Это как бы сон наяву, не то сновидение, не то реальность. Испытуемый слышит голос психотерапевта, «идет» за образами, которые ему предъявляют, дорисовывает их. При этом он черпает информацию из своего правого полушария. Для чего это делается? Считается, что в это время правое полушарие активизируется, и запускается внутренняя работа по решению вопроса, которой беспокоит. И через некоторое время, во сне или наяву, во время медитации или прогулки, действительно приходит некое озарение, ответ на вопрос, который тревожит. Бывает так, что ученый, творец бьется над какой-то задачей, не может найти верное решение и почти опускает руки — но подсознательно дает своему правому полушарию запрос на работу в этом направлении. И каким-то образом приходит ответ — чаще всего именно во сне.

— Какую полезную информацию вы извлекаете из рассказов людей об их снах? И что потом со всем этим делать?

— Я толкую сны своих клиентов вместе с ними. Только тогда в этом есть смысл. И многое становится на свои места — не столько для меня, сколько для людей, которые эти сны видели. Когда, например, обращаешь внимание не на приснившуюся собаку, а на то, по какой лужайке она бежала. И оказывается, что эта лужайка точно такая же, какая была у ворот бабушкиного дома в деревне. Бабушка умерла, а лужайка так и не забылась. Снится собака, а подразумевается тоска по бабушке…

— А что делать с «многосерийными» снами, или с теми, которые повторяются без изменений из ночи в ночь?

— Навязчивые сновидения хотят что-то сказать нам про себя. На что это похоже? Будто бы в организме, где-то под кожей, идет воспаление, и мы, вместо того чтобы его лечить, просто заклеиваем это место пластырем, и как бы не видим, не слышим, не обращаем на него внимания. Но в какой-то момент воспаление усиливается, внутри что-то начинает болеть гораздо сильнее, чем раньше, беспокоить нас, подавать нам сигналы. Можно и дальше не замечать их, а можно присмотреться, задуматься, что же это такое и почему оно болит.

К сожалению, многие люди не хотят прислушиваться к тому, что происходит внутри их психики, потому что слишком заняты тем, что снаружи — работа, семья, пробки, погода, резину на колесах надо поменять… А про то, что им снится, забывают сразу же утром. Но если навязчивый сон снится неделю или две подряд, а вы не обращаете на него внимания, это может перейти в психосоматику — то есть плохо сказаться на здоровье. Когда мы не слышим свою психику, она начинает говорить с нами через тело. Не стоит доводить до этого.

Когда мы себя не слышим, это не значит, что какой-то части нас нет. Она есть. Просто мы этот багаж либо слепо носим у себя за спиной, либо открываем его и смотрим, что там. Для чего? Чтобы нужное оставить, а от лишнего избавиться, переложить все поудобнее.

— Может ли человек сделать это сам, без помощи психолога?

— Да, я считаю, что для начала всегда можно самому разобраться в собственных снах. Хотя бы начать записывать сновидения, пытаться делать выводы самостоятельно. Можно почитать «Толкование сновидений» Фрейда, самую главную книгу в этой области.

Но бывает, что становится недостаточно собственных ресурсов. Кажется, разгадка где-то рядом, но самостоятельно разобраться не получается, или всплывают давно забытые личные истории, появляются неприятные чувства или ощущение дискомфорта, связанные с увиденным во сне. Тогда можно обратиться за помощью к психологу или психоаналитику.

Беседовал Владимир Воскресенский, ИА РосБалт

Автор публикации

не в сети 9 часов

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18565Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях