Шампаны – рассказ мародёра (6 фото)

 Рассказ мародёра под ником Иван Фёдорович (чёрный копатель) о тайнах взорваного в 42-м хранилища снарядов Черноморского флота в Инкермане (известного под названием “Шампаны” – рядом был завод по производству шампанского). С уничтоженной позднее ветки форума диггер-сайта Севастополя sevdig.sevastopol.ws .

Шампаны - рассказ мародёра-6 фото-


Смотреть все фото в галерее

Пожалуй, каждый, кто хоть раз въезжал в Севастополь по железной дороге, видел «Шампаны» – гигантскую гору из каменных глыб, возвышающуюся над Инкерманом. Приезжие отдыхающие обязательно обращают внимание на этот необычный каменный хаос, и осведомленный попутчик может развеять скуку, прислушавшись к их «авторитетным» мнениям и гипотезам. Он услышит много нового о знаменитом Крымском землетрясении 1927года, о последствиях всемирного обледенения, о падениях древних астероидов, а также о вулканическом поясе, протянувшемся от Камчатки к Везувию. На самом деле – перед Вами развалины легендарных артиллерийских складов Черноморского флота, разместившихся перед войной в горных штольнях Каменоломенного оврага, и впоследствии взорванных при отступлении летом 1942г. Мощность взрыва была так велика, что обломки скалы перелетали через протекающую неподалёку речку, а сама гора развалилась как карточный домик, точнее, как подсохшая на солнце песочная пасочка. Тем не менее, некоторая часть находившегося в штольнях боезапаса ( а возможно – даже основная его часть) не сдетонировала при взрыве, а просто была погребена под завалом. Поэтому, то, о чём далее пойдёт разговор, нельзя увидеть из окна проезжающего мимо вагона. Настоящие Шампаны, которые уже несколько десятков лет привлекают к себе всё новые и новые молодые поколения севастопольских копателей, находятся не сверху, возле полотна железной дороги, среди зелени и скальных обломков величиной с трёхэтажный дом. Настоящие Шампаны находятся внутри…
Прежде чем приступить к практической части, сразу бы хотелось оговориться, что данная статья не претендует на полную объективность в конечной инстанции, т.к. одни и те же события и факты могут быть истолкованы по-разному, в зависимости от рассказчика и общей ситуации. Тем более, когда речь идёт об Инкерманских штольнях, с которыми легенд и загадок связано больше чем достоверно проверенных фактов. Весь фактический материал по истории Шампан можно уместить в несколько строчек печатного текста: к середине девятнадцатого века в этих местах началась добыча строительного камня, в образовавшихся штольнях перед войной расположились завод шампанских вин ( отсюда, кстати, и название – Шампаны ) и флотский арсенал. Во время Обороны Севастополя, по соседству с бутылками с шампанским и штабелями снарядов, под надёжными каменными сводами обосновались мирные жители, цех по пошиву обмундирования и подземный госпиталь. Вся система, получившая название «Спецкомбинат №2» просуществовала до 28-го июня 1942, когда штольни пришлось взорвать. С этого дня и по настоящий момент, в истории Шампан наблюдается сплошное «белое пятно». Даже касаемо 28.VI.1942года – «судного дня» Спецкомбината №2 – нет вразумительного исторического описания. Официальная версия не отличается информативностью и примерно такова: во второй половине дня 28-го июня 1942г специально выделенная командованием Севастопольского Оборонительного Района группа минёров прибыла в Инкерманские штольни, вошла в контакт с гарнизоном склада, персоналом подземного госпиталя и командирами обороняющей данный район стрелковой части, предупредив всех о готовящемся взрыве. Уладив все формальности, командир группы осмотрел подрывные заряды, крутанул ручку динамо-машинки, нажал кнопку и…… Короче, попутно было заявлено об уничтожении под обломками горы вражеской танковой колонны. После выполнения приказа Командования, минёры без лишней суеты свернули своё хозяйство, смотали провода, погрузились в машину и отбыли на другие, не менее важные, участки фронта.
В воспоминаниях непосредственного участника событий, мичмана Саенко, события 28июня 1942г. представлены не в столь радужных тонах: всего с одним напарником, с превеликими трудностями и риском, они пешком прошли ( проползли ) через насквозь простреливаемый город, и добрались до Каменоломенного оврага уже в сумерках, когда дневная бомбардировка пошла на убыль. Здесь было сравнительно тихо, а от центрального входа уже доносились голоса немецких сапёров. Забежав в ближайшую штольню, Саенко принялся засовывать подрывные заряды между ящиков с боеприпасами, когда с ужасом обнаружил, что выделенного бикфордова шнура хватит едва для десятиминутной задержки. Наспех соорудив из промасленных тряпок нечто похожее, мичман чиркнул спичкой, и оба товарища кинулись наутёк… Взрыв застал их в балке, примерно в километре от штолен. От полученной контузии Саенко потерял сознание, а когда, уже под утро, пришел в себя, то долго не мог сообразить, почему всё вокруг покрыто снегом. Потом догадался, что это – белая каменная крошка, поднятая взрывом. Напарника рядом не оказалось, и мичман в одиночку побрёл на запад, в сторону горящего города. Немцы, напуганные взрывом, временно прекратили атаки на этом направлении, что и позволило Саенко добраться до Камышовой бухты, откуда происходило некоторое подобие эвакуации…
Вот, собственно, немного истории. Точнее – немного о том, как одна и та же история может по-разному трактоваться, в зависимости от ситуации. Кстати, после падения Севастополя, на одном из уцелевших участков скалы немцы вырезали в камне памятный знак в честь своих погибших при взрыве сапёров. Этот памятник, единственный в Севастополе памятник врага, уцелел и до наших дней.

Думаю, не будет преувеличением сказать, что каждый севастопольский копатель хотя-бы раз побывал здесь. Кому-то этого одного раза хватило с лихвой ( так, для общей эрудиции…), но есть и такие, для кого этот визит определил дальнейшее течение жизни лет на пять вперёд. Заядлые «шампанщики» предпочитают большую часть времени проводить «дома», принося в жертву все выходные и праздничные дни, школьные каникулы и значительную часть школьных занятий. Само собой, через несколько месяцев перед Вами – настоящие профессионалы. Перед своим первым визитом в Шампаны я задал одному из них вполне резонный вопрос, что собственно представляет из себя объект наших завтрашних исследований? Он усмехнулся и сказал, что лично ему шесть лет назад на подобный вопрос посоветовали взять с собой из дома побольше …электролампочек. Мол, проводка внутри штолен осталась в целости и сохранности, вкручивай лампочки, и выбирай что понравится. По младости лет он поверил и сделал, как было сказано. Следующей ночью, беззлобно матюгаясь, среди своих, обессилевших от хохота друзей, он понял, что юмор бывает жестоким… «Вот представь себе кучу щебёнки, пересыпанной мукой, а себя – муравьём, ползающим внутри этой кучи. Теперь умножь всё на соответствующий масштаб и получишь искомый ответ.» Что ж, более точного описания Шампан я не слыхал ни до, ни после… Всё оно так и оказалось на самом деле: внутри взорванной горы, в абсолютной темноте – многометровые запутанные норы, за десятилетия прокопанные вручную ( !!! ) в подземном каменном хаосе; щели, провалы, просторные «залы» и тесные «комнаты», соединённые друг с другом лабиринтом узких, извилистых ходов, где передвигаться можно только ползком, по локоть в пушистой белой каменной пыли, или ( в лучшем случае ) на четвереньках, ежеминутно ударяясь о всякие жёсткие неровности, и изламываясь в самых замысловатых позах. При всём при этом тащить за собой ( или толкать впереди себя ) вещмешок с едой, водой, инструментами, керосином, фонарями, запасными батарейками и пр. ( но это – ещё ничего, обратная дорога впечатляет гораздо больше…) и всё вышеописанное – при постоянной зимой и летом температуре +8С. и ежеминутной угрозе обвала. Да уж, человеку, страдающему клаустрофобией, в Шампанах делать явно нечего. Лично у меня, в течение первого получаса ползанья по этому крысиному лабиринту, в голове была лишь одна мысль: «Если сейчас погаснет свет, то нам всем придёт п…дец». Но, как известно, опыт приходит со временем: бывалых шампанщиков отсутствие освещения смущает мало. При необходимости они по памяти могут проползти весь маршрут в абсолютной темноте, ориентируясь на ощупь и по едва уловимым сквознякам внутри штолен.
Но самое главное в Шампанах: снаряды! Снаряды – везде, в несметных количествах, в ящиках, россыпями и в одиночку. Всё, разумеется, советского производства, калибрами от 45-ти до 130-ти миллиметров, нередко в масле и с заводской маркировкой. Прочих экспонатов – не густо, но безусловно, заслуживают внимания общеизвестная «полуторка», приваленная огромной каменной глыбой, десяток артиллерийских снарядов особо впечатляющих калибров, пара орудийных лафетов, громадная авиабомба ( весом не менее 2000кг. ), а также попадающиеся при раскопках всевозможные детонаторы, авиабомбы ( в том числе и зажигательные ), длинные жестяные цилиндры с артиллерийским порохом, ящики с гранатами Ф-1 и цинковые коробки с винтовочными или крупнокалиберными патронами. Последние, кстати, так обжаты ударом взрывной волны, что больше похожи на пачки сосисок в вакуумной упаковке. Впервые попавший в штольни посетитель будет также немного озадачен глубокими прямоугольными ямами, обшитыми досками, и напоминающими сельские колодцы. Ответ прост: перед Вами выкопанный штабель снарядных ящиков. Копатели нашли верхний ящик штабеля, подняли крышку, извлекли снаряды, затем молотком пробили дно и крышку следующего под ним ящика, достали очередные снаряды, и так далее, до дна, до самого нижнего ящика.
В целях личной безопасности не рекомендуется разбрасываться в штольнях зажжёнными окурками. Нет никакой гарантии, что скользнувший между камнями тлеющий огонёк не скатится в лежащий под завалами полупудовый пороховой пенал. Смерть хоть и быстрая, но, всё равно – не приятно… Стрелковым оружием Шампаны пока не балуют. К сожалению. Единственной подтверждённой находкой стал пулемёт ДП-27 в удивительной степени сохранности.
Штольни весьма обитаемы. Буквально на каждом шагу ( нет, слово «шаг» тут явно не уместно ) заметны следы пребывания «посетителей». Во-первых: целые мотки всевозможных верёвок, проводков, лесок, магнитофонных лент, протянутых от входа внутрь подземного лабиринта – начинающие «спелеологи» наивно пытаются застраховать свои жизни. Иногда, кстати, очередная «нить Ариадны» уходит под свежий каменный завал. Не помогло… По мере продвижения вглубь горы, всё чаще попадаются использованные факелы, брошенная одежда ( мой напарник деловито осмотрел и тут же напялил на себя одни весьма приличные вельветовые штанцы ), вскрытые килечные жестянки, опорожнённые бутылки «Славянки» и разбитые по неосторожности трёхлитровые банки с выплавленным тротилом. Кстати, плавить тринитротолуол подобным образом не рекомендуется, т.к. при полной переплавке он теряет часть своих взрывных свойств, но об этом – позже… В штольнях живут крысы. Большие и их много. Специальные шампановские крысы, отожравшиеся на тротиле и заблудившихся спелеологах. Шутка. Следы их толстых лапок отпечатались в каменной пыли, и от такого соседства иногда становится не по себе. Особенно когда погаснет керосинка, и ты долго не можешь нащупать в кармане коробок спичек, вслушиваешься в темноту, и тебе чудится их возня и торжествующий писк. Темнота этим тварям – не помеха… Ещё немного вперёд, и Вы наткнётесь на целые горы почерневших от копоти снарядов, уже прошедших «демилитаризацию» в руках охотников за тротилом. В качестве исторической справки надо упомянуть, что первые «старатели» устремили свои взоры на Инкерманский Клондайк в середине пятидесятых годов, и основным промыслом в те годы была добыча пороха «Сокол», который сбывался местным охотникам. С тех пор потребительский рынок Шампан претерпевал многочисленные маркетинговые метаморфозы, и на сегодняшний день самым ходовым «полезным ископаемым» является …медь. Среди всего впечатляющего разнообразия валяющихся в штольнях снарядов, трудно найти хотя бы один с уцелевшим ведущим пояском. Посредством примитивных слесарных инструментов всё давно развальцовано, сбито и сдано в металлолом. Да что там медь! На севастопольских пунктах Вторчермета, среди детсадовских пружинных кроватей и выдранных из стен радиаторов ( из собственных, заметьте, стен ), всё чаще попадаются знакомые закопченные снарядные болванки, явно шампановского происхождения. Да,.. измельчал нынче народ, но ничего не поделаешь – примета времени…
А мы тем делом вернёмся к классике жанра. Процесс выплавки тротила прост и доступен даже для начинающих. Для данной процедуры идеально подходят снаряды морской артиллерии кал.130мм., в силу своих массово-габаритных параметров. В понравившемся снаряде посредством молотка и зубила выкручивается широкая донная заглушка, под которой Вы обязательно обнаружите несколько бумажных вкладышей ОТК с довоенными датами и подписями приёмщиков. Романтически настроенным личностям рекомендую также нюхнуть содержимое, и Вы почувствуете ЗАПАХ ИСТОРИИ!.. Правда не стоит проделывать этого с древними экземплярами, снаряжёнными мелинитом, который опасен для органов дыхания. Далее снаряд бегло осматривается на предмет наличия детонатора ( обыкновенного – спереди, или донного – внутри ) и закладывается в костёр, разложенный из собранных снарядных ящиков. Потолки в «снарядных залах» высокие, сквозняковая вентиляция имеется, так что умереть от удушья – шансов мало. Пропитанные специальным негорючим составом, деревянные ящики горят плохо, и с этим приходится бороться, подливая в костёр керосин или излишки свежевыплавленного тротила. Копоти много, но дело спорится. ( Боже мой, могу представить, какие мысли проносятся в голове обыкновенного обывателя при прочтении этих строк: снаряды, детонаторы, костёр… А что ж ты думал, дорогой читатель, бесшабашные смельчаки бывают только на страницах романов Луи Буссенара? Нет, перед тобой не вымышленные Жаны-Сорвиголовы, а настоящие севастопольцы, потомки мичмана Саенко…). Лежащий в костре снаряд необходимо периодически переворачивать с боку на бок, чтобы процесс нагрева стенок происходил равномерно, т.к. при температуре свыше +310С. снарядный тротил обязательно вспыхнет, и тогда придётся убегать ( т.е. уползать ) очень-очень быстро. Нет, взрыва не произойдёт. Скорей всего… Но, горящий в каменном мешке крупнокалиберный снаряд можно сравнить с работающим в малосемейной квартире реактивным двигателем среднего размера. Стоит такой же рёв, дым и столб пламени, плюющийся раскалённой тротиловой плазмой. К тому же, в замкнутом пространстве пещеры моментально выгорает значительная часть воздуха, становится трудно дышать, на уши давит возникшее отрицательное давление, и вообще – приятного мало. Но если все перечисленные инструкции были в точности соблюдены, то спустя минут десять после начала нагрева, снаряд надо выкатить из костра, схватить толстыми рукавицами, перевернуть отверстием вниз и резко тряхнуть. Или стукнуть о камень. Подплавившаяся с краёв пятикилограммовая тротиловая шашка выползет из снарядного корпуса, подобно подтаявшему пломбиру из картонного стаканчика. Кушать подано! Рецепт, проверенный годами, за который я могу поручиться своей репутацией… Так что, дорогие севастопольские мамы, настоятельно рекомендую ознакомить с вышеприведённым текстом своё малолетнее неопытное чадо, чтобы его будущий дебют в Инкерманские штольни не закончился досадной накладкой…
Кроме выплавки снарядного тротила, большой популярностью пользуется также поиск зажигательных авиабомб, из которых можно наковырять прекрасно сохранившегося термитного состава. Кроме дальнейшего использования в самодельных фейерверках, термит можно применить и в практических целях: если небольшое количество зажигательного состава прилепить к дужке амбарного замка, и затем поджечь ( накрыв железным ведром для маскировки ), то выделяемая при горении термита температура способна прожечь сталь практически любой толщины. Ну, это так, к слову… Вопреки расхожему официальному мнению, основная часть шампановских находок используется отнюдь не в криминальных целях. Извлечённые наверх боеприпасы находят своё назначение в частных коллекциях, в бытовом хозяйстве и безобидных ребяческих забавах. При неумелом обращении попутно отрывая ставшие ненужными пальцы, руки и головы. Кстати, о потерях. Если без шуток ( но и без фальшивой журналистской слезливости ), то можно сказать просто: из Шампан не вернулись многие… Подрывы боезапаса, обвалы, ожоги, неосторожность и дилетантский страх практически ежегодно находят в штольнях своих новых жертв. Специальные бригады спелеологов КСС проникают внутрь горы, чтоб попытаться забрать очередные трупы, милиция проводит спецрейды и заделывает бетоном обнаруженные входы, военные выставляют посты и засады, но всё это – бесполезно. Вооружившись кувалдами и упорством, под покровом ночи народ лезет под колючую проволоку, долбит или просто взрывает бетонную кладку ( благо тротила и опыта хватает ) и прёт внутрь, чтоб набрать жменю детонаторов или просто отметить день рожденья (!!!). Что это? Массовое сумасшествие?? Безумная жажда наживы??? Но прежде чем кидаться заезженными фразами, задумайся, дорогой мой, рационально мыслящий читатель: хватит ли у тебя терпимости и жизненной мудрости, чтобы понять и правильно осудить их поступки? Испытал ли ты в своей размеренной комнатно-диванной жизни хоть сотую долю того, что уже прочувствовали они? Но их туда никто не звал, это – опасно и незаконно! Разумеется. Но разве это важно для мальчишки, который ищет в себе мужчину? Может быть именно там, среди закопченных тротиловой гарью камней, среди своих «побратимов по оружию» многие из них уже нашли ответы на главные жизненные вопросы. Ответы, которые ты, дорогой читатель, всё ещё ищешь и вряд ли уже найдёшь.
Ну ладно, я, кажется, отвлёкся… Лирическое отступление, так сказать. Так, на чём я там остановился? Ах, да… Трупы… Бывало, копаешь себе мирно очередной завальчик, и вдруг лопата проваливается в мягкую тёмную кашу. Ну, всё, думаешь… Мертвяк. Ан, нет. Оказалось, кто-то банку с кабачковой икрой в отвале припрятал. А то бывает: фуфаечка чья-то в яме мелькнёт. Хоть и пустая, но всё равно, знаете ли, неприятно-с… Да-а… А ходят в Шампаны обычно на ночь. Такая вот сложилась традиция. Залазят под вечер, выходят ранним утром. С полными сумками впечатлений. Ещё есть традиция не ходить в штольни большим колхозом. Но это скорей не традиция, а производственная необходимость: пока вся артель будет ползти по узким пыльным норам от входа к «снарядным залам», замыкающие колонну так наглотаются поднятой пыли, что мало не покажется. Тротиловая пыль, она там – везде! Она режет глаза, щекочет в носу, горчит на губах… За двенадцать часов экспедиции ты так привыкаешь к этому запаху, что он начинает казаться тебе самым свежим и приятным из всех других. Помню, первый раз, выползши утром на поверхность, я не сразу понял, что за вонючая, горячая волна ударила в лёгкие. Оказалось: свежий горный воздух, настоянный на июльских травах и утреннем тумане…
И ещё не могу понять: почему в мемуарах пишут, что, мол, боеприпасы в штольнях были устаревшие, некондиционные, в деле обороны практически бесполезные? Поэтому их и взорвали, чтоб не достались врагу ( который, если развить мысль дальше, был очень заинтересован в списанных советских болванках?). Странно. Странно тем более потому, что маркировка на большинстве валяющегося в недрах Шампан боезапаса – 1941год. Новьё. Понятно ещё – не каждый артиллерийский снаряд может быть применён в имеющейся артиллерии: калибр, например, не тот ( под Севастополем, кстати, защитниками использовались пушки семнадцати (!) различных калибров: от 37-ми до 305-ти мм. ). Но почему вовремя не вывезли тысячи ящиков с винтовочными патронами? Для совсем далёких от обсуждаемой темы читателей, поясню: русский винтовочный патрон кал.7,62х53R, кроме знакомой всем «трёхлинейки», в те годы использовался в пулемёте «Максим», ручном пулемёте Дегтярёва, самозарядных винтовках СВТ-38, СВТ-40, АВС, а также в других образцах стрелкового оружия, включая авиационные, зенитные, танковые пулемёты; карабины и снайперские винтовки. Всё было похоронено под завалами… Зато, три дня спустя, на м.Херсонесс защитникам крепости приходилось сражаться всё больше штыком и камнями. Следующие строки написаны генералом-фельдмаршалом Эрихом фон Манштейном в его мемуарах, вдумайся в них, читатель: «То, что далее последовало, было последним боем армии, который не мог изменить её судьбы. Плотной массой, без единого выстрела, ведя отдельных солдат под руки, чтоб никто не мог отстать, бросались они на наши линии… Даже для сохранения чести оружия этот бой был излишен, ибо русский солдат поистине сражался достаточно храбро!». Зато взрыв получился великолепный. Мощный взрыв. Достойный. А мог бы быть ещё круче. Почему? Да потому что сдетонировала, как я понимаю, совсем небольшая часть от того, что находилось внутри. Я лично НИ РАЗУ не видел в штольнях НИ ОДНОГО осколка от сдетонировавшего ТОГДА снаряда. Всё целое, или взорванное «посетителями» в недалёком прошлом. Те, кто серьёзно интересуются историей Шампан, склонны считать, что в 1942году во взрыве реально участвовала всего одна штольня, в которой хранились глубинные бомбы. Остальные секции были или обвалены взрывом, или вообще не пострадали, подобно нескольким штольням на северо-западном склоне Шампановской горы, которые используются под арсенал и в наши дни. Так что «скрытого потенциала» внутри Шампан действительно много…
Так что, не надо судить меня слишком строго за стилистику изложения, и за возможные исторические неточности: я на мировоззрение нации не претендую. Тем более, как я уже заметил в начале текста, всей правды о Шампанах не знает никто. Вот, например, о том же госпитале, сколько лет уже спорят… Мол, был рядом, в соседней штольне, большой подземный госпиталь на 1500 коек. При отступлении всех эвакуировать не успели, и во время взрыва многие там и остались. Якобы, были даже старожилы, которые рассказывали, что после взрыва ещё несколько дней из-под каменных глыб текла кровь, вперемешку с шампанским. А вдруг это правда? И буквально завтра очередной копатель продолбит внутри горы очередной завал и выйдет в просторный зал, заваленный костями легендарных защитников Черноморской крепости, их вещами, документами и предсмертными записками? Так может, не надо мешать ему в выполнении этой исторической миссии? Как Вы думаете, товарищ старшина милиции? Ведь загадок и легенд ещё так много… Например, ни разу не находили ещё внутри штолен бутылок с довоенным шампанским ( пусть даже битых ), но ведь это не значит что их там не было! Были. Тысячи, десятки тысяч бутылок. И это – достоверный, общеизвестный факт. Во время последних боёв за город воды в штольнях не хватало, так и умывались этим шампанским, и раны промывали в подземном госпитале, и кушать варили на нём, даже детям давали понемногу, чтоб не страдали от жажды. А вот после войны не нашли ведь ещё ни одной бутылки! Значит – всё вопрос времени, и количества перелопаченных под землёй кубометров грунта. Я лично уверен, что и не такие ещё открытия преподнесут кабинетным историкам будущие «чёрные археологи».
Ну, а я буду закругляться, всего всё равно не расскажешь. Сам слазь, посмотри…

Шампаны - рассказ мародёра-6 фото-


Шампаны - рассказ мародёра-6 фото-


Шампаны - рассказ мародёра-6 фото-


Шампаны - рассказ мародёра-6 фото-


Шампаны - рассказ мародёра-6 фото-

Шампаны сразу после взрыва.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля