Сэмюэл Л. Джексон о своем новом фильме «Телохранитель киллера» и любимом ругательном слове

Актер рассказал о своем новом фильме «Телохранитель киллера», а также о том, как сыграл в гольф с Трампом и узнал о нем все, что нужно знать.

Сэмюэл Л. Джексон о своем новом фильме -Телохранитель киллера- и любимом ругательном слове
Сэмюэл Л. Джексон – уникальный и неподражаемый, один из тех актеров, которые всегда меняются, но при этом остаются собой. Путешествуя, он всегда берет с собой несколько десятков фильмов (Джон Ву и азиатские фильмы в особенном почете), регулярно ходит в кино и смотрит собственные фильмы. Больше, чем кто-либо другой, Сэмюэл Л. Джексон внушает чувство, что быть звездой – это очень весело.


Весело – слово, которое можно употребить в отношении его последней картины – «Телохранитель киллера», комедийном боевике для взрослых с участием Райана Рейнольдса. В безумных погонях и под градом пуль, актер сыплет ругательствами – в особенности своим коронным motherfucker.
О своей любви к этому слову Джексон рассказал в начале лета во время пребывания в Нью-Йорке. Именно здесь уроженец Теннесcи и выпускник Morehouse College в Атланте начинал свою театральную карьеру. Сейчас он находится в поиске новой пьесы, комментируя это так: «Каждый раз, когда я говорю об этом, мой агент, кажется, находит мне другой фильм».




Вы, должно быть, один из самых великих матерщинников. За что вы так любите слово motherfucker?
Это одно из всеобъемлющих слов, которое описывает множество разных чувств и вещей. В зависимости от интонации и конкретного места в предложении, твой собеседник сразу понимает, что ты сказал и что ты чувствуешь. Иногда это очень удобный и необычной способ слегка выпустить пар, когда напряженно думаешь о чем-то важном. С помощью motherfuck можно принизить то, о чем говоришь, или наоборот, возвысить. В общем, это слово работает удивительным количеством способов.



Разве не это слово помогло вам в молодости справиться с заиканием?
Я все еще заикаюсь, как вы, возможно, заметили, когда говорю слишком быстро. Это освобождающее слово.
Не каждый в Голливуде не выглядит таким довольным собой, как вы.
Да, я доволен собой. У меня одна из профессий мечты. Я всегда любил кино, еще со времен, когда был ребенком. Я много кривлялся перед друзьями, играл и все в этом духе. Это продолжалось до тех пор, пока я наконец не осознал, что это может стать моей профессией. Никто никогда не говорил мне: «Ты можешь быть актером». Когда я в конечном счете решил и пошел этим заниматься, это сразу стало моей одержимостью. Я смотрел на Эррола Флинна, Джона Уэйна (голливудские актеры. – Esquire) и на других парней. Их работа казалось мне классной, эти прыжки с одного борта на другой, битвы на мечах.

Сэмюэл Л. Джексон о своем новом фильме -Телохранитель киллера- и любимом ругательном слове
Вы недавно выступили в качестве рассказчика в номинированном на Оскар документальном фильме «Я вам не негр» по мотивам рукописей Джеймса Болдуина (писатель и публицист, борец за права человека. – Esquire). Болдуин говорил о том, каково это – взрослеть и видеть на экране только белые лица. У вас есть подобный опыт?
Я вырос в период сегрегации, так что не ожидал, что приду в кинематограф и увижу чернокожих людей на экране. Это просто не то, чего я ожидал. Думаю, жить и взрослеть в «инклюзивном обществе», как это было у Болдуина, это нечто совсем другое. У меня все было очень разграниченно. Даже кинотеатры, которые я посещал, были специально для черных. Театр в моем районе тоже был только для черных. Все мое существование было черным. Я натыкался на белых, только когда ходил в центр. Когда я видел на экране Сидни Пуатье (первый темнокожий актер, получивший «Оскара» за лучшую мужскую роль. – Esquire) или Гарри Белафонте (американский певец и актер, борец за права цветного населения. – Esquire), я спрашивал маму, почему они всегда умирают. Потом, когда начал ходить на кастинги, я просматривал сценарий и отмечал, на какой странице я умираю. Я принял это в какой-то момент.




Вы снимались фильмах Рауля Пека и Спайка Ли, но, кажется, отдаете предпочтение более кассовым фильмам вроде «Конг: Остров черепа» и «Тарзан. Легенда».
Люди говорят: «Ты делаешь жанровое кино». Что ж, таким было кино в период моего взросления. Разумеется, я люблю драму. Мне иногда нравится тосковать. Но, как правило, мне хочется пойти в кино и посмотреть какую-нибудь ерунду, которая заставит меня воскликнуть: «Вот блин!» Я хочу уходить из кинотеатра с мыслью: «Это было потрясно! Это было великолепно! Ах!» Это то, почему люди ходят в кино, и я хочу быть частью этого. Я всегда хотел быть в фильме о Кинг Конге – и я теперь там, стою перед Кинг Конгом. Да, я делаю тривиальный выбор. Но так должно быть. Это должно быть весело. Некоторые говорят: «Я не могу смотреть на себя на экране». Что ж, найди другую работу! Ты ждешь, что люди отдадут по 12-15 баксов, чтобы пойти и посмотреть на тебя, но сам не хочешь на это смотреть? Я так не думаю.



Раньше вы играли в гольф с президентом Трампом. Что вы думаете о нем?
Я провел с ним не так много времени, чтобы решить, нравится ли он мне или нет. На тот момент он был просто парнем с поля для гольфа. Я встретился с ним на каком-то турнире. Он пригласил меня сыграть на его площадке. Я сыграл. Я видел, какой он игрок в гольф. Гольф – игра с моральными принципами. Ты выступаешь в роли полицейского для себя самого, и Трамп недостаточно контролировал себя. Как-то он начал проповедовать свои политические взгляды и общее мнение о том, что происходит в мире или в жизни людей. Основываясь на этом, не могу назвать его замечательным человеком. Но это мое мнение.
Фильм «Телохранитель киллера» в прокате с 17 августа.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля