Секретная миссия в Анголе

Подробности участия советских граждан в ангольской войне малоизвестны. А между тем среди локальных вооруженных конфликтов последней четверти ХХ века она занимает особое место. Мало-помалу с этой войны снимается завеса секретности. Ей будет посвящена выставка “…И кровью российской Анголы земля не алела?”, которая пройдет с 23 по 28 мая в Государственном центральном музее современной истории России (бывший Музей Революции). Тем не менее есть причины рассказать об этой войне подробнее.

Секретная миссия в Анголе

С середины 70-х гг. прошлого века эта бывшая португальская колония стала объектом многоуровневого противостояния. На национальном уровне война велась между пришедшим к власти национально-освободительным движением МПЛА и вооруженными оппозиционерами из УНИТА и ФНЛА, на региональном – между Анголой и ЮАР, и, наконец, в глобальном плане соперничали две сверхдержавы – СССР и США. В этот конфликт были вовлечены также национально-освободительные движения: СВАПО, борющаяся за освобождение Намибии, и АНК, выступавший против узурпации власти в ЮАР белым меньшинством. Размах конфронтации, как и количество вовлеченных в конфликт сил, вышел далеко за рамки одной страны и все нарастающими темпами превращал эту горячую точку планеты в масштабную зону нестабильности, грозящую вылиться в очаг глобального конфликта между ведущими ядерными державами. Практически впервые в истории СССР советским руководством была поставлена задача за тысячи километров от границ своего Отечества, в далекой Южной Африке помочь другой стране в строительстве национальной армии, отражении внешней агрессии и борьбе против внутренней вооруженной оппозиции. И не только. Руководство СССР, не считаясь со средствами, стремилось превратить Анголу в эталон африканского социалистического государства, целиком и полностью ориентирующегося на Советский Союз. В широком смысле слова Ангола, занимавшая важное геостратегическое положение и богатая природными ресурсами (нефть, алмазы, железная руда), рассматривалась советским руководством как своеобразный ключ к Африке, как база распространения своего политического и военного влияния в регионе. В плане глобального противостояния Соединенным Штатам Ангола представляла собой немаловажный объект интереса со стороны руководства советскими Вооруженными Силами. После провозглашения независимости Анголы между СССР и НРА было подписано соглашение об использовании ее военной инфраструктуры. Вскоре военно-морские базы Анголы поступили в распоряжение советской оперативной эскадры, аэродромы были предоставлены для посадок нашей стратегической, разведывательной, транспортной и противолодочной авиации. А для создания национальных ВС в эту страну направлены тысячи военных советников. “БИТВА ЗА КУИТУ-КУАНАВАЛЕ” В Анголу широким потоком пошла советская военная помощь. Только за три месяца, прошедших после провозглашения независимости 11 ноября 1975 г., из СССР в порты Анголы, контролируемые отрядами МПЛА, прибыло 27 крупнотоннажных транспортов из СССР и Кубы с боевой техникой, автомобилями, оружием и боеприпасами. Оружие для МПЛА поставляли и Югославия, ГДР, Алжир. Всего до апреля 1976 г. только из СССР в адрес МПЛА, а затем сформированного им правительства было поставлено до 30 вертолетов Ми-8, 10 истребителей МиГ-17 и МиГ-19, 12 машин МиГ-21 различных модификаций, 70 танков Т-34, 200 танков Т-54, 50 плавающих танков ПТ-76, более 300 БТР-152, БТР-60ПБ, БМП-1 и БРДМ, около 100 установок залпового огня БМ-21 и БМ-14. Направлялись также 122-мм артиллерийские системы Д-30, минометы, зенитные установки ЗИС-3-76, ЗПУ-1, ЗУ-23-4, ЗУ-23-2, переносные зенитные ракетные комплексы “Стрела-2” и в больших количествах современное стрелковое вооружение. Большая часть этого оружия поставлялась “в интересах кубинцев”, прибывших в Анголу на помощь МПЛА. Пытаясь не допустить полного разгрома УНИТА – своего верного союзника в регионе, армия ЮАР неоднократно вторгалась в Анголу. В боях на ангольской территории участвовали отборные силы группировки войск ЮАР, сосредоточенной на границе Анголы с Намибией, в частности батальон “Буффало”, 101-й “черный” батальон территориальных сил Намибии и 61-я механизированная бригада ВС ЮАР. Всего же группировка войск ЮАР в приграничных районах насчитывала около 20 тысяч солдат и офицеров, до 150 танков и БТР, 400 артиллерийских орудий. Действия наземных войск поддерживали более 80 современных боевых и транспортных самолетов и вертолетов. Самым крупным противостоянием анголо-кубинских войск с южноафриканскими и унитовскими формированиями в ходе всего ангольского конфликта стала “Битва за Куиту-Куанавале” в 1987-1988 гг. (в ЮАР эта операция носила кодовое название “Модулар”). По официальным ангольским правительственным данным, в ходе этой операции было уничтожено около 1400 контрреволюционеров, захвачено более 1380 единиц артиллерийского и стрелкового вооружения, сбито до 40 самолетов и вертолетов ВВС ЮАР. О масштабе боевых действий говорит тот факт, что ангольские и кубинские ВВС с августа 1987 г. по май 1988 г. совершили 2950 боевых вылетов с аэродромов Куиту-Куанавале и Менонге. Около 1100 из них пришлось на выполнение боевых задач по нанесению ракетно-бомбовых ударов по наземным войскам, в ходе которых были уничтожены сотни унитовских и южноафриканских солдат и офицеров, а также десятки единиц боевой техники. Согласно данным ЮАР, южноафриканские самолеты “Мираж F-1AZ” и “Буканир” совершили в ходе операции около 700 боевых самолето-вылетов, сбросили на позиции ангольских и кубинских войск 3068 бомб: 1658 250-килограммовых осколочных, 872 250-кг фугасных, 433 120-кг осколочных и 105 120-кг фугасных. “Битва за Куиту-Куанавале” стала поворотным пунктом в истории Анголы. Она положила начало “разводу” кубинских и южноафриканских войск. После более чем 14 месяцев непрерывных боев в ангольской саванне стороны, убедившись, что военным путем не смогут решить всех проблем, пошли на переговоры. И в конце концов было принято решение о поэтапном и одновременном выводе кубинских и южноафриканских войск из Анголы. Соглашение об этом было подписано в Нью-Йорке 22 декабря 1988 г. Но еще более 10 лет в стране продолжалась гражданская война. Главным ее генератором стал лидер УНИТА Савимби, не хотевший идти на уступки ангольскому правительству. Однако успехи Вооруженных Сил Анголы в наступлении против позиций УНИТА в центре страны в ходе операции “Восстановление” заставили отряды УНИТА отступить. Части и подразделения ангольской правительственной армии (ФАА) провели в 2000-2001 гг. ряд операций по зачистке территории от вооруженных оппозиционеров в провинциях Уамбу, Бие, Маланже, Мошику, Северная и Южная Лунда, в ходе которых достигли существенных успехов. Наконец в феврале 2002 г. в ходе операции ангольских войск “Киссонде” в провинции Мошику, недалеко от границы с Замбией, лидер УНИТА Савимби попал в засаду и был уничтожен. Военное противостояние в Анголе, длившееся почти тридцать лет, завершилось. ОРЕОЛ ТАИНСТВЕННОСТИ Война в Анголе для большинства российских граждан и сегодня остается во многом неизвестной. Вокруг пребывания там советских военнослужащих создается ореол таинственности и загадочности. У большинства советских военнослужащих, побывавших в Анголе, и по сей день в личных делах никаких отметок о пребывании в Африке нет. Хорошо, если вместо записи о “спецзагранкомандировке” стоит неприметный штамп с номером воинской части, за которым скрывалось 10-е Главное управление Генерального штаба ВС СССР. Не могут многие рассчитывать и на льготы, положенные участникам боевых действий: попробуй, докажи свою причастность к событиям тех лет: Основная масса побывавших в Анголе советских военнослужащих – офицеры и прапорщики, специалисты-практики по боевому применению и обслуживанию вооружения и боевой техники, летчики, штабные работники, командиры с опытом командования ротами, батальонами, полками и даже крупными соединениями, а также военные переводчики. Первая группа из 40 человек, состоявшая из специалистов по боевому применению и военных переводчиков, прибыла в Анголу сразу после провозглашения независимости страны 11 ноября 1975 г. Она имела карт-бланш на участие в боевых действиях: в пути из Москвы была получена секретная шифротелеграмма, которая “разрешала советским военным специалистам принимать участие в боевых действиях на стороне сил МПЛА и кубинских войск”. Одним из первых главных военных советников в Анголе стал опытный генерал И. Пономаренко, командовавший в СССР гвардейской армией, развернутой по штатам военного времени. До сих пор в Анголе с теплотой вспоминают генерал-полковника К. Курочкина, который получил среди ангольцев и кубинцев известность как “генерал Константин”. Имевший опыт Великой Отечественной войны и боевых действий в Афганистане, он приехал в Африку с должности заместителя командующего Воздушно-десантными войсками. В ВДВ служил и генерал-полковник В. Беляев, бывший в 1988-1991 гг. заместителем, а затем и главным военным советником в Анголе. Только за период официального военного сотрудничества СССР с Анголой, с 1975 по 1991 г., в этой африканской стране с целью оказания помощи в строительстве национальной армии побывало около 11 тыс. советских военнослужащих, из них 107 генералов и адмиралов, 7211 офицеров, более 3,5 тыс. прапорщиков, мичманов, рядовых, а также рабочих и служащих СА и ВМФ, не считая членов семей советских военнослужащих. Кроме того, в этот период у берегов Анголы несли боевую службу тысячи советских военных моряков, в том числе и морских пехотинцев, которые находились на борту заходивших в порты Анголы боевых кораблей. Нашим военнослужащим, носившим чужую форму и не имевшим при себе никаких документов, удостоверяющих личность, нередко приходилось жить в палатках и землянках, постоянно испытывая серьезные бытовые неудобства и лишения: отсутствие воды, электричества, полноценного питания и медицинского обеспечения. А часто, выходя на совместные с ангольцами боевые операции, они брали в руки автоматы и пулеметы, садились за штурвалы боевых машин пехоты и рычаги танков, пульты управления огнем ракетных и зенитных установок. Это были настоящие военные профессионалы, много сделавшие для создания Вооруженных Сил Анголы. В том, что ангольская армия, начиная с середины 80-х годов XX века, стала практически на равных “вести разговор” с самой боеспособной в то время армией африканского континента – армией ЮАР – огромная заслуга тысяч советских офицеров и генералов, в разное время работавших в Анголе. Но не всем из них суждено было вернуться на Родину. Некоторым пришлось отдать свои жизни этой африканской стране. СКОРБНЫЙ СПИСОК Считается, что в период до 1991 г. в ходе боевых действий в Анголе погибли и умерли 54 советских гражданина, в том числе 45 офицеров, 5 прапорщиков, 2 солдата срочной службы и двое служащих. За этот период были ранены 10 человек, а один советский военнослужащий – прапорщик Пестрецов в ходе агрессии ЮАР в августе 1981 г. попал в южноафриканский плен и провел в тюрьмах ЮАР около полутора лет. Только благодаря кропотливой работе сотрудников советского МИД и секретным переговорам с южноафриканскими спецслужбами его удалось освободить. Однако приведенные цифры – это официальные данные. Они не учитывают интенсивности боевых действий и степени вовлеченности в них советских советников и специалистов, а также потерь гражданских специалистов, которые гибли и попадали в плен наряду с военными – ангольская война не щадила никого. Не секрет, что многие раненые и погибшие в той войне оформлялись как “умершие от естественных причин” либо “заболевшие от тропических болезней”. Поэтому есть основания считать, что погибших советских граждан в тот период в Анголе было гораздо больше. Сколько? Это еще предстоит выяснить, так как архивы по военно-политическому сотрудничеству с Анголой до сих пор засекречены.
Сергей КОЛОМНИН полковник, член совета Союза ветеранов Анголы, воин-интернационалист

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля