Счастливчик Лаки

26 января 1962 года в солнечном Неаполе случился инфаркт у одного 64-летнего господина. По пути в больницу, несчастный умер. Вроде бы – будничная история, не повезло – не о чем говорить. Если забыть о том, что почивший был, на самом деле, Счастливчиком! Да, именно с большой буквы.

Счастливчик Лаки

Мало того, это прозвище к нему приклеилось намертво, и многие помнят Сальваторе Луканию, не как Сальваторе, и, даже, не как Чарльза Лучано, а именно как Чарли «Лаки» Лучано. О нем и поведем речь. В русской Вики некоторые вещи и даты вызывают удивление, да и мало там текста. Пойдем другим путем. Родился будущий столп преступного мира (ну вспомнили то уже, надеюсь) в 1897 году на Сицилии. А уже в 1906 отец, по стопам многих в те годы, направляется с семьей в Америку, походу в надежде найти лучшую долю. Рабочее и национальное гетто в «Маленькой Италии» поглотило в своих недрах еще одну группу эмигрантов. Банальная история и сейчас, пусть и с другими топографическими названиями, а тогда вообще скукотень – просто не о чем даже разговаривать. 10 лет достаточный возраст, чтобы быть подсобным рабочим, и Чарльз вносил посильную помощь в семейный бюджет. Остальное время, по возможности, он пропадал не улице. Где завел первые «интересные» знакомства с членами уличных группировок. И где его первый раз арестовали в 1907 году – за воровство в магазине. В том же году Чарли занялся рэкетом. Схема была предельно проста – выбирался еврейский мальчик помладше и за пару пенни ему предлагалась защита от хулиганов. Если потенциальный наниматель отказывался… его бил сам Лучано. Беспроигрышный вариант! Именно тогда случилась встреча Лучано с тем, кто не испугался. Паренька звали Мейером. Это знакомство станет судьбоносным для обоих. Наверное не преувеличу, если скажу, что и для все страны в каком-то роде, хотя тут можно поспорить, конечно. А начиналось все прозаически – Лански отказался платить и даже дал сдачи! Итальянский и еврейский мальчуганы после того случая быстро сдружились. Тяжелое детство, недостаток витаминов и чугунные игрушки привинченные к полу, сподвигнули Сальваторе на очередной шаг в сторону от законопослушной, но голодной жизни. Пацан неплохо махал кулаками, но мало зарабатывал. Пора было расти по карьерной лестнице. Чарли подвизался курьером разносить шляпки заказчицам одного из магазинов. «Что преступного в шляпках?» – спросите вы. Отвечу: «Ничего, если не проносить в той же коробке наркотики». А Лучано проносил. В 1916 году это неизбежно закончилось арестом и неожиданно мягким приговором – отсидел молодой дилер только пол года. Как вы понимаете, тюрьма мало кого на верный путь наставила. С Чарльзом не случилось ни духовного прозрения ни, озарения, ни других интересных штук. На улицы вернулся еще более опытный отморозок, только и всего. Он быстро занял место главного в банде Five Points. Занимался он уже вообще всем что под руку подвернется и что поручат. К 1920 году Лучано-Лански заправляли большим куском подпольной торговли Нью-Йорка. Именно на стыке 10-х и 20-х Чарльз познакомился с «Премьер-министром преступного мира» и, одновременно, «грязным выходцем с острова Кал
абрия» Фрэнком Костелло. Последний был заметнейшей величиной в преступности тех лет. И ему очень глянулся хваткий Лучано. А Чарли получил от босса не только много хороших знакомств (почти вся верхушка гангстеров тех лет), но и важнейший урок – Фрэнк показал молодой поросли как именно надо договариваться с полицией и политиками и как много это дает умному «предпринимателю». Сам Луканиа в период 1925-1926 годов содействовал тому, чтобы было избрано более 80 чиновников. Именно тогда будущий Счастливчик подметил, что проблемы с полицией и (странное совпадение) с бизнесом, наличествуют, в основном, у мафиозо старой закалки. Вывод был прост и очевиден – таких старичков пора отправлять… на пенсию. А тут и случай предвиделся. К концу 20-х Лучано смог войти в семью Джузеппе Массерии («Джо Босс»), а тот как раз вел масштабную войны за главенство в преступном мире Нью-Йорка с Сальваторе Маранцано. Тот конфликт известен как «Война Кастелламмаре» (1928-1931). Хотя, зачем трындеть – «известен», сегодня почти никто о нем не помнит. По факту два самых крупных хищника в Большом яблоке вцепились друг другу в глотки. Именно с этими разборками и связано появление говорящего прозвища у Чарльза. Однако эта история будет в следующем абзаце, а пока случилось неслыханное – 13 мая 1929 года в курортный городок Атлантик-Сити съехались 27 боссов из Нью-Йорка, Чикаго, Филадельфии, Нового Орлеана и др. На съезде был принят ряд судьбоносных для американской мафии решений. Во-первых, было решено создать “Сицилийский союз”, в котором не было места представителям других итальянских регионов; во-вторых, был создан коллективный орган управления – Большой Совет, для решения всех спорных вопросов; в-третьих, была учреждена общая казна, и, в-четвертых, покончено с расовыми предрассудками, когда гангстеры разных национальностей сводили счеты друг с другом. Синдикат получил конкретные очертания. Но не всех это устраивало. 17 октября 1929 наш герой приехал на встречу с Маранцано. Разговор сводился к тому, что Лучано должен был ЛИЧНО завалить «Джо Босса» и тогда получит поддержку дона Сальваторе в своих делах. Тонкость заключалась в том, что убей он своего же номинального шефа лично, без согласия других группировок – Чарли бы не мог занять так желаемый им пост самого главного. Он бы стал изгоем. Чарльз отказался. Его оппонент в споре, в качестве аргумента, привел шесть весьма крепких парней, которые достаточно долго и не очень вежливо упрашивали строптивца передумать. Имеющий стальные яйца Лучано отказался вновь. Маранцано дал отмашку добить мученика. Думая, что пленник отдал концы, его бросили на обочине, но по счастливой случайности тело было обнаружено патрулем. Копы реально лучше истязателей разбирались в поисках признаков жизни и отвезли потерпевшего в больничку. Из которой он вышел с 55 швами и прозвищем «Lucky». Кличка приклеилась, а «наградил» ею итальянца его друг, Мейер Лански. А в той войне победил Маранцано. Сначала пачками в моргах складировали трупы, а затем кто-то (читай: «Лучано») догадался, что в будущем, некоторый товарищ будет любить повторять слова про связь между проблемой и наличием в ней человека. «Джо Босса» замочили 15 апреля 1931 года во время трапезы в ресторане «Nuova&nbs
p;Villa Tammaro». Убийц звали Альберт Анастасия, Багси Сигел и Джо Адонис. «Забавно» то, что выстрелили то они 20 раз, а попали 5… Ну да не важно. Гораздо интереснее, что все они входили в группу Лаки Лучано, который считался человеком Массерии. В таких делах очень важно вовремя почуять, куда дует ветер и чем он пахнет. Победитель стал фактическим capo di tutti capi («босс боссов»). Почивший в бозе Джо так себя называл, но де-факто реально мог таковым себя считать именно Сальваторе Маранцано и только после смерти врага. Лучано уже вроде бы работал на него, но не долго. Тут можно приплести немного истории Древнего Рима – новый «босс боссов» очень ее уважал. Настолько, что периодически сравнивал свою организацию Римской империей, а он был… ну, вы поняли. Император составил списки («проскрипции») тех, кому бы пора прогуляться на встречу к апостолам. Первым в списке был Счастливчик. Вторым – Аль Капоне. Скромный такой риестр. Но не по Сеньке шапка оказалась. То ли старшой просчитался, то ли нашелся стукач. План был относительно прост. Босс приглашал подчиненного к себе в офис, там его дожидался ирландский наемник Винсент Колл, по прозвищу «Бешеный пес». Пиф-паф. Лучано находят где-нибудь на обочине таки уже точно мертвым. 10 сентября 1931 года (да-да, посмотрите на дату убийства «Джо Босса») capo di tutti capi предложил Лучано навестить его в офисе. За некоторое время до встречи в отведенное под контору помещение пошли несколько человек и, предъявили удостоверения полиции. Всех присутствующих разоружили, а Маранцано вывели в отдельный кабинет. Там ребятки достали ножи, и Сальваторе понял, что ему втирают какую-то ипотеку. С воплям: «Да вы охерели!?», – император бросился на нападавших и тем таки пришлось выбросить мечты тихо сделать дело. Босса всех боссов застрелили. Выходя, группа фальшивых детективов встретила … Винсента Колла. «Рыбак-рыбака…», как говорится. Милые люди разошлись как волки в лесу – все остались довольны. Убийцы сделали дело, а ирландец, удовольствовался задатком в 25 кусков зелени и решил, что раз наниматель мертв, то и контракт отменяется. Это было весьма дальновидно – ведь убившие Маранцано были людьми Лаки Лучано. Пацан к успеху шел, и таки его добился. Ходили слухи, что на тот же день, Чарли запланировал еще несколько десятков убийств, поговаривали о «Сицилийской вечере», но ничего подобного не случилось. С гибелью двух акул старой закваски гангстеры Америки были готовы воспринять новые идеи и лидерство парочки Лучано-Лански. Фактически эти два персонажа и создали более-менее современный вариант организованной преступности в США. Сapo di tutti capi, как должность, была упразднена. Да, наш сегодняшний поминятка фактически был главою, но он мудро оставлял другим возможность сохранить гордость и уважение. К 1936 году новый синдикат контролировал абсолютное большинство всех процессов, которые могли дать прибыль. Боссы зарабатывали миллионы. Все было хорошо. Пока на Чарли не насел прокурор Томас Эдмунд Дьюи. Он откровенно сшил дело белейшими нитками, заручившись свидетельскими показаниями сутенеров и проституток. Чарли получил аж 40 лет! Неслыханный приговор. Дьюи был прозван прессой «Gangbuster» («охотник на гангстеров»). Но хотелось бы добавить одну ремарку&
nbsp;к образу прокурора-героя. В 1937 году он посадил Счастливчика, а в 1938, баллотировался на выборах губернатора штата Нью-Йорк, очередное совпадение, не иначе. Выборы Томас проиграл, хотя именно на базе своей успешной борьбы с преступностью и раскручивал кампанию. Однако вернемся к Чарльзу. Четыре десятка лет сидеть не пришлось. В 1946 Лучано выпустили из тюрьмы за «заслуги перед государством» (не очень короткая история про охрану гангстерами доков и порта во время войны). Однако США господину Лукании пришлось покинуть – Италия вообще ни разу не манила блудного сына, но делать было нечего. И находясь в тюрьме, и даже на Апеннинах, Лучано умудрялся руководить делами синдиката. Лишь к 60-м годам его влияние начало сходить на нет, по мере отхода в мир иной его старых приверженцев. Тогда же начал иссякать, ранее стабильный, поток денег, пересылаемых Мейером Лански своему другу. Видимо на нервной почве и случился инфаркт, сведший в могилу одного из самых крутых гангстеров в Истории. По еще одному совпадению (ну куда без них), Чарльз ехал в аэропорт встречать продюсера для планируемого автобиографического фильма. Лански передал бывшему другу, что эта затея – говно. Итальянец не прислушался … и умер от инфаркта, выходя из автомобиля в аэропорту. С – случайность. После смерти Чарли «Лаки» Лучано, в США опубликовали указ, в котором ему разрешали вернуться в страну. И ведь он вернулся – тело захоронено на кладбище Святого Иоанна в Нью-Йорке. Нам же осталось помянуть виновника. Поминать предлагаю виски, благо бутлегерством наш герой тоже промышлял. Возьмем бутылочку “Spicebox” от Maison des Futailles, благо история этой квебекской компании уходит корнями аккурат в годы Сухого закона. Смышленые канадцы упаковывали бутылки в коробки, которые имели надпись “Специи”. В то время такой груз не досматривался и виски без особого труда попадал к любителям этого напитка. Отсюда и пошло название марки, ну а чтобы совсем попасть в нравы – употребим именно “Spicebox” Cinnamon – корица снискала ему славу истинно «горячего» напитка. Пьём!

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля