Русский МиГ-31 против «неуязвимого» американского SR-71

Для начала небольшая вводная. Новые перехватчики стали поступать на вооружение истребительной авиации ПВО в 1980 году. В сентябре 1983 года они заступили на боевое дежурство на Дальнем Востоке — на аэродроме Сокол (о. Сахалин). Появление МиГ-31 на Сахалине объяснялось резким нарастанием напряжённости в регионе: 1 сентября истребителем Су-15 был перехвачен и сбит «Боинг-747» южнокорейской авиакомпании. Официальная версия нашумевшей истории с «Боингом» известна достаточно хорошо, но до сих пор так и нет окончательной ясности, что же происходило в небе Камчатки и Сахалина 1 сентября 1983 года.

Русский МиГ-31 против -неуязвимого- американского SR-71


Вскоре после прибытия «31-х» на Дальний Восток вероятный противник перестал внаглую провоцировать ПВО. Лётчики истребительного авиационного полка (иап), базирующегося на Камчатке, в 1987 году 214 раз поднимались на перехват реальных целей, в 1988-м — 825 раз! Основными противниками МиГ-31 в этом районе являлись SR-71, патрульные «Орионы» Р-3С и разведчики RC-135.

МиГ-31 ни разу не применялся против воздушных целей противника. Косвенным доказательством признания достоинств МиГ-31 можно считать снятие с вооружения в 1989 году дорогостоящих американских высотных самолётов-разведчиков «Локхид» SR-71, считавшихся до этого неуязвимыми для истребителей советской ПВО.

Возможности нового перехватчика поразили даже видавших виды пилотов. Вот как вспоминает в книге «Взлетная полоса длиною в жизнь» о своем участии в отработке МиГ-31 заслуженный летчик-испытатель СССР Герой Советского Союза полковник Владимир Николаевич Кандауров:

— Каким же образом выглядел один из полетов на испытание вооружения с реальным уничтожением четырех самолетов-мишеней?

— Я сидел в кабине и откровенно зевал, совершенно не зная, чем бы себя занять. Мы уже с полчаса летели с курсом 90 градусов на самом удобном для нас режиме по скорости и высоте. Где-то впереди на малых высотах навстречу нам должны были лететь мишени, разбросанные по фронту на 50 км. Эфир был пуст. Ощущение, что ты один в бескрайнем небе. «Не беспокойся, ты не один, — усмехнулся я сам себе, — сзади штурман работает. Уж ему-то не до «дураков» сейчас». Все же не выдерживаю и нажимаю кнопку внутренней связи:

— Коля, мне надоело спать, скажи как у тебя дела? Что делаешь?

— Сплю, — услышал тихий голос штурмана Н.Волкогонова

— Хорошее дело! — воскликнул я в удивлении, — Оба спим, а кто же работает?

— «Заслон» работает, в автомате. Пока сидим и ждем.

— Осматриваю еще раз пульт вооружения. Все включено, Ракеты готовы к пуску. Еще пять минут общего молчания. Вдруг на стекле (индикатор на фоне лобового стекла) появилась метка цели, сигнал «Атака» и шкала дальности.

Первая — наиболее опасная — слева под 30, работай, командир, — слышу голос своего штурмана.

Доворачиваю самолет, «накладываю» прицельное кольцо на метку цели и тут же вхожу в зону пусков. Пошла, родная!

Сразу после схода ракеты появляется метка второй цели справа. Энергичный разворот. Чтобы удержать кольцо на цели, перехожу в пикирование. До цели 40 км. Начало зоны пусков с 30 км. В запасе семь-восемь секунд, можно проконтролировать двигатель. «Значит следующие две еще менее опасные, значит, у меня будет время на маневры», — спокойно рассуждаю я, и пускаю вторую. Через двадцать секунд все было кончено.

— Командир, все четыре сбиты, поворачиваем домой, здесь нам делать больше нечего, — слышится в наушниках довольный голос Николая.

— Да, — отвечаю, — все так просто, что даже противно.

На одном из летных форумов чисто случайно удалось раскопать реальный рассказ летчика МиГ-31 о том, как он вылетал на перехват и имитацию атаки SR-71. Вот такие случаи надо печатать в журнале!

Для лётчиков ПВО, в те далёкие времена несущих боевое дежурство на Севере и Дальнем Востоке, подъём из БД по иностранным самолётам было довольно регулярным делом. В районе Кольского п-ова постоянно крутились самолёты противолодочной авиации стран НАТО, ожидая выход наших подводных лодок из базы. Самолёты-разведчики RC-135 прилетали, если готовилось какое-нибудь событие в этом районе, как то: любые учения флота или авиации, пуски ракет на полигонах, экспериментальные запуски наших крылатых ракет или пуски баллистических ракет с подводных лодок на полигон Кура (Камчатка), смена радиочастот и радиоданных ПН, КП, экипажей, установка или пуск каких-то новых РЛС или радиорелейных станций и т.д. и т.п. SR-71 прилетал регулярно и по расписанию. Было два его маршрута полёта — правая петля и левая петля. Чем это было вызвано (направление полёта его вдоль наших границ), так до конца и не ясно. Взлетал он с аэродрома в Англии, заправлялся над Норвежским морем и начинал разгон с набором высоты. Выходил он на свой маршрут по петле на скорости 3000-3300км/час и высотах от 20000 до 24000м. Если крутил левую петлю, то шёл вдоль Кольского п-ова, Канина носа, о.Колгуева и начинал крутить левую петлю вдоль Новой Земли с разворотом в сторону Норвегии, а затем снижался, заправлялся и садился опять в Англии. Если он крутил правую петлю, то выходил в район Новой Земли и правым разворотом, мимо о. Колгуева, Канина носа, вдоль Кольского выходил к Норвегии, потом заправлялся и садился в Англии. В это время все наши средства ПВО (ЗРВ, РТВ и истребительная авиация) приводились в готовность №1, включались все средства обнаружения и поражения, а авиация с разных аэродромов вылетала в предназначенную каждому взлетевшему для перехвата точку, в которой (если вдруг по какой-то причине произойдёт нарушение гос. границы разведчиком SR-71), можно будет с большой долей вероятности поразить нарушителя, а его обломки упадут в территориальные воды СССР. Но SR-71 ни разу не нарушил границу, не залетел за «ленточку» и регулярно пеленговал все радиосредства ПВО, которые работали по нему, а он был напичкан развед. аппаратурой «под завязку»!

Однажды был отмечен случай, когда что-то произошло во время полёта SR-71 по правой петле. Скорее всего было что-то с его двигателем, когда он вдруг прекратил своё задание и посыпался со своего «потолка» на эшелон, который позволял ему (вероятно) лететь на одном двигателе. Перехватили интенсивный радиообмен между экипажем и пунктом управления в Норвегии, где он благополучно сел.

Меня поднимали с аэродрома Талаги по SR-71 раз пять, а потом меня перевели для дальнейшей службы в Елизово (Камчатка), т.к. этот полк приступил к переучиванию на МиГ-31 и нужны были инструкторы, лётчики для боевого дежурства, перегона авиатехники с завода и т.д.

На Камчатке мне тоже много пришлось полетать из БД — по Р-3С «Орион», RC-135 и SR-71. Один из этих случаев я сейчас и расскажу.

Залез в свою лётную книжку, нашёл то, что и искал. 12 февраля 1988 года — «Боевой вылет по SR-71». Эта «Чёрная птица» (или как его иногда называют «Чёрный Дрозд») летал на Камчатку по расписанию и вылет по нему был довольно рутинный, всё было рассчитано до секунд: — в определённое время занял готовность, по команде взлетел, в определённой точке — форсаж, набор, выход в точку предполагаемого пуска и ждёшь — может нарушит границу? Но у него видно были хорошие компьютеры — никогда не ошибался.

Всё всегда было по раз и навсегда установленной схеме. И они, «супостаты», к ней привыкли. Но где-то у нас, в «верхах», решили проверить супостата на «вшивость» и была придумана новая схема вылета. Обычно его ждал МиГ-31 в ППС над Камчаткой, а по новой схеме вылетало два самолёта — один по обычной схеме, а второй уходил далеко в Тихий океан (т.к. SR-71 всегда шёл к побережью Камчатки на высоте 22-24 км под прямым углом, а затем левым разворотом уходил на Окинаву, едва не чиркая по «ленточке»). Штурманы на земле рассчитали всё до секунд, когда и что надо делать, чтобы SR-71 на бОльшей скорости и высоте прошёл над МиГ-31, летящем по его маршруту » и пришёл (SR-71) в точку начала своего разворота на наивыгоднейшей дальности пуска ракет с МиГ-31 в ЗПС, если SR-71 вдруг мазанёт по «ленточке». Вот тут ему будет …… с двух сторон. Подняли пару — один пошёл вглубь Камчатки как обычно, а я, по новому маршруту, в точку начала разворота в Тихом океане. Получилось всё как надо — разогнался, набрал 20 000м, М=2.83, слушаю команды с КП. Слышу — догоняет. Когда сказали, что: -«Цель над вами, выше две тысячи», сделал крен, т.к. мешает обзору вверх переплёт фонаря и «горшок» на голове(ГШ-6А), но сразу не увидел, вернее искал не там, где он оказался. Сначала заметил какой-то блик и очень короткую инверсию, а уж потом разглядел и сам SR-71. Его видно было не очень хорошо — тёмный на тёмном фоне неба был виден только силуэт. Обгонял он меня довольно резво (его скорость при таких полётах была где-то 3300 км/час) и где-то на дальности с КП до него 10 км, я говорю штурману: — «Давай излучение!» Секунды через две-три после этого, не долетая «энное» количество км до обычной своей расчетной точки, этот «Дрозд» резко начал разворот влево от Камчатки и погнал куда-то в Тихий океан, вместо того, чтобы пойти обычным маршрутом на Окинаву. Наверно аппаратура обнаружения облучения БРЛС и оповещения о постановке его на АТАКУ у него была в порядке, да и мощность нашей БРЛС на такой дальности так «лупанула» по его сверхчувствительной аппаратуре разведки радиотехнических средств, что видно дальше играть в «кошки-мышки» и рисковать ему что-то не захотелось. Да и ситуация для него развивалась не по установленному и поэтому непривычному для него сценарию.

Это всё было секунды, большего нам и не надо было — ведь SR-71 был в нейтральных водах, с ним ничего делать (а тем более стрелять по нему) было нельзя. Он ничего предосудительного не сделал, границы не нарушал — просто прилетел сюда, в эту Т.М.(точку в море) просто так, из любопытства и не более. Да и я тоже ничего предосудительного не сделал — просто путём включения прицела посмотрел на него — где он относительно меня и что делает в сию секунду. А то, что у меня в индикации на лобовом стекле загорелась команда «Атака», так это не я виноват, так работает прицел на МиГ-31 — увидел, захват и «Атака». Ну, а то что он так резко изменил своё полётное задание, ну, что ж, может ему тоже так захотелось, может, решил просто срезать угол, чтобы побыстрее прилететь к себе на базу, в Японию.

Что с ним дальше было, я не знаю. Мне надо было строить заход на посадку, т.к. топлива у меня оставалось не так уж и много.

Вот так мне однажды довелось спугнуть хвалёного «Дрозда».

Сейчас вспоминаю, что после этого что-то подозрительно долго они не прилетали к нам на Камчатку, но потом всё вошло в своё русло, и они опять начали иногда прилетать и проверять наши дежурные силы.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля