черт побери
чертовски развлекательный сайт

Россия через сто лет: ковчег посреди потопа

 

Из-за таяния ледников Париж и Лондон станут островами, на Урале появится море, а Россия окажется промышленным лидером

Говорят, глобальное потепление придумал Альберт Гор, работавший вице-президентом США в администрации Билла Клинтона. Конечно, климат на планете менялся и до него, однако никогда раньше результаты исследований климатологов не подымались на щит государственными политиками. Но Гор гениально сообразил, что с помощью экологии можно зарабатывать деньги (через квоты выброса парниковых газов) и оказывать давление на конкурирующие экономики. Так появилась Рамочная конвенция ООН об изменении климата и дополняющий ее Киотский протокол 1997 года, на базе которого с 1 января 2008 года начал функционировать механизм торговли квотами.

Россия через сто лет: ковчег посреди потопа

Впрочем, следует признать, что вопрос глобального изменения климата существует сам по себе и ученые действительно фиксируют его проявления в окружающей среде. К тому же речь идет не о каком-то абстрактном повышении некой среднегодовой температуры на доли градуса, а о последствиях, имеющих вполне ощутимое воздействие на жизнь людей уже сегодня.

Например, на конференции European Geosciences Union General Assembly, состоявшейся в апреле 2016 в Вене группа ученых под руководством Марселя Николауса из Центра Гельмгольца в Бремерхавене сделала доклад, из которого следует, что уже ближайшим летом произойдет самое значительное сокращение площади арктических льдов за всю историю наблюдений. А специалисты Метеорологической службы Великобритании ожидают в нынешнем году новых тепловых рекордов, несмотря на то, что прошлый, 2015-й, уже был признан ими самым теплым за 146 лет.

Обычно на бытовом уровне глобальное потепление чаще всего сводится только к таянию льдов и вызванному этим повышению уровня мирового океана. В действительности вопрос гораздо сложнее и намного интереснее. Он касается не только климата как такового, но и значительных перемен в экономике и политике — как негативных, так и вполне выгодных для России. Но обо всем по порядку.

Как Париж станет островом

NASA и Национальное управление океанических и атмосферных исследований США, на основе анализа спутниковых снимков считают, что сейчас уровень мирового океана растет примерно на 3,2 мм в год. Это много, так как еще в 2012 году скорость процесса составляла всего 1,9 мм. На первый взгляд цифры не впечатляют, однако процесс уже привел к началу раскалывания крупных ледниковых масс. Например, от ледника Якобсхавн в Западной Гренландии прошлым летом откололся кусок площадью 12 кв. км, который к настоящему времени уже полностью растаял. Произошедшее подтверждает подозрения ученых о начале сползания в океан всего ледника. Если, а точнее, когда это случится, массы его льда хватит для поднятия уровня мирового океана по меньшей мере на 50 сантиметров.

Одним гренландским ледником дело не ограничивается. В ближайшие 10–15 лет вполне реальной является перспектива полного исчезновения ледяной полярной шапки в Северном полушарии в летнее время, а также прогрессирующее сокращение ледовых объемов в других местах, в том числе в горных массивах на континентах. Основываясь на имеющихся сегодня научных данных, ООН сделала прогноз, из которого следует, что в течение ближайших ста лет уровень мирового океана поднимется на 6,4 метра.

Это высота двухэтажного дома.

Тут самое время вспомнить, что Венеция и Астрахань находятся всего на 1 метр выше нынешнего океана, Калининград и Одесса — на 2 метра, Пиза и Брюгге — на 3, Владивосток и Бангкок — на 4, Шанхай и Санкт-Петербург — на 6, Сочи — на 9 метров. От Австралии останется примерно 75%, а остальную часть континента, от Аделаиды до озера Эйр, займет внутреннее море.

Впрочем, куда бóльшие перемены ожидают Европу. Повышение уровня мирового океана уже на 2 метра означают затопление по меньшей мере 40% территории Нидерландов. Учитывая, что когда строят дамбы, их высота должна с запасом превышать пиковую высоту штормовых волн, уже в этом случае для защиты необходима стена высотой более 6–7 метров, протяженностью во всю береговую черту страны в 451 километр. В реальности потребуется построить в 2,5 раза больше, так как, помимо морского берега, защищать ею нужно еще поймы многочисленных рек. Даже на этом уровне масштабы необходимых затрат превышают экономические возможности страны, так что про возведение 15 — 20-метровой стены не может идти речи даже теоретически.

Словом, через 100 лет Нидерланды окажутся морским дном. Впрочем, не они одни. В горсть разноразмерных островов превратятся Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания и бóльшая часть Великобритании. Англия, от Шотландии до Ла-Манша затонет почти полностью — как, кстати, и Франция. Наши предки что-то подозревали, когда возводили столицы на холмах: Париж и Лондон станут городами на острове, причем у англичан столичный остров окажется заметно больше.

Россию от Европы отделит огромное море, возникшее в результате слияния Каспийского, Черного, Карского и Балтийского морей. Оно смоет всю Прибалтику, кроме небольшой части юга Литвы, восток Беларуси и северо-восток Украины. Также в мелководное море превратится Уральская низменность, а Уральские горы станут островами.

Добрые и злые перемены климата

Столь глобальные перемены вызовут множество сопутствующих процессов. Например, в Европе сегодня проживает более 800 млн человек. Затопление ее территории создаст проблему их выживания, а значит, породит миграционные процессы, сопоставимые по последствиям с Великим переселением народов. И это касается не только Европы. Под воду уйдет большая часть Турции, часть Ирана и почти вся территория Северной Африки, включая Египет.

Но этот вопрос будет решаться на политическом уровне, мы же сосредоточимся на климате, изменения которого не столь однозначны, как может показаться на первый взгляд. Прогрессирующий рост среднегодовой температуры приведет к сокращению продуктивности сельского хозяйства в тропических и субтропических районах. Там станет не только слишком жарко, но и недостаточно влажно. В частности, опустынивание могло бы грозить всему Африканскому континенту к югу от Сахары, но более вероятна перспектива появления там степного климата (как в нынешней Калмыкии), поскольку изрядная часть черного континента тоже станет островами.

В целом по прогнозам ВОЗ на протяжении ближайших ста лет только в Африке количество голодающих вырастет на 600 млн человек, а в целом по миру оно может достичь отметки в 2 млрд. Для России это будет означать возможность стать доминирующим мировым производителем продовольствия. Нынешние сельскохозяйственные районы — бассейн Дона, Северный Кавказ, Нижнее Поволжье, Южный Урал, Алтай и степная часть Южной Сибири — окажутся под негативным воздействием обострившейся нехватки воды в вегетативный период, что снизит их производительность на 20–30%. Но в то же время глобальные перемены сделают доступными для нормального массового земледелия обширные новые части территории страны в Сибири и на Дальнем Востоке. Пока что плодородность почв там существенно ниже, чем в зоне Черноземья, но смена флоры постепенно обогатит сибирскую почву.

География и экономика

Несмотря на откровенный алармизм исследования, данный сценарий сулит России заметно больше преимуществ, чем проблем. Нам, как государству, удастся сохранить не только бóльшую часть территории вообще, но и основную долю наиболее освоенных и технически развитых площадей. Затопление части Урала и Западной Сибири, конечно, вызовет необходимость переселения 10–12 млн человек, но, во-первых, есть куда, во-вторых, времени на это достаточно. Проблема с переселением Санкт-Петербурга окажется заметно более серьезной (особенно если будет принято решение перевезти на новое место и уникальный архитектурный комплекс города), но это ничто по сравнению с уплотнением французов, которым останется 10–13% территории страны.

А самое главное, Россия сумеет сохранить наибольшую часть промышленного потенциала, лишь пятая часть которого расположена на дне будущих морей. В США эта доля составляет как минимум 67%, в Китае — 72–75%. Дело в том, что большинство американских и китайских заводов построено в прибрежной полосе — так удобнее доставлять их продукцию в порты для погрузки на корабли. В России же основная часть побережья — северная, так что строить заводы приходилось на реках. Перемены наверняка в лучшую сторону скажутся на роли и месте нашей страны в будущем глобально потеплевшем мире.

***

Конечно, не следует принимать все эти прогнозы слишком буквально и прямолинейно. Они сделаны людьми, а человеку свойственно ошибаться. Но можно сказать уверенно, что мир меняется невиданными прежде темпами, и завтра уже не будет таким, каким было вчера. Перемены неизбежны и глобальны. Но у нас есть время подумать, подготовиться и методично адаптироваться к новой реальности.

Автор публикации

не в сети 34 минуты

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18583Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях