черт побери
чертовски развлекательный сайт

Программа «Коинтелпро»

 

Программа «Коинтелпро»

Существование контрразведывательной программы ФБР под сокращенным названием КОИНТЕЛПРО (COINTELPRO, Counter Intelligence Program, «контрразведывательная программа») долгие годы не считалось особым секретом: в конце концов, контрразведка — нормальная деятельность государства.

О том, что контрразведывательные усилия ФБР направлены не столько против советских шпионов, сколько против собственных граждан, говорили лишь оголтелые анархисты-леваки. Но этим людям все-таки удалось доказать свою правоту.

В 1971 году они выкрали из ФБР секретные документы и передали их прессе. Как выяснилось из документации, контрразведчики из ФБР занимались не столько ловлей иностранных шпионов, сколько попытками развала изнутри собственных гражданских движений — от левых политических групп до движения за расовое равноправие.

Давайте мы узнаем про эту историю подробнее …

Программа «Коинтелпро»

На протяжении 1940-х — 1960-х гг. ФБР не стеснялось регулярно нарушать американские законы, проводя «негласные обыски», осуществляя незаконное прослушивание телефонных переговоров, перехват корреспонденции и организуя разного рода провокации. Особенно широкий размах подобная деятельность получила после того, как в 1956 г. начал приводиться в исполнение проект «Коинтелпро» (Cointelpro — сокращённое от «Counterintelligence program», то есть «Контрразведывательная программа»).

28 августа 1956 г. директор ФБР Гувер направил группе высших руководителей своего ведомства, занимавшихся вопросами контрразведки и внутренней безопасности, секретный меморандум, в котором проинформировал их о принятии нелегальной программы действий, направленной на то, чтобы снизить потенциал Компартии США и её влияние на массы. Сразу вслед за этим Гувер отдал второе секретное распоряжение — начальнику секции внутренней безопасности Алану Белмонту и начальнику управления контрразведки Л.В. Бодмэну, в котором этим двум подразделениям предписывалось сотрудничать в новой «контрразведывательной программе», направленной против Компартии.

Что же представляла собой данная «контрразведывательная программа»? За этим благозвучным и обтекаемым названием скрывался целый комплекс мер, призванных разложить «врагов демократии» изнутри, таких, как распространение провокационных слухов, клеветы, подложных документов, фальсифицированных фотографий, провоцирование конфликтов как внутри партии, так и с представителями других оппозиционных существующему строю организаций и т. д., вплоть до организации замаскированных убийств.

К примеру, ФБР пыталось с помощью различных интриг натравить на Компартию США мафию. Такая операция под кодовым названием «Обман» проводилась в 1966–1968 годах Нью-Йоркским региональным офисом ФБР с санкции Гувера и специальной координационной группы, руководившей всеми программами «Коинтелпро» против коммунистов.
Однако, как показали дальнейшие события, Компартия США стала первым, но отнюдь не единственным клиентом «Коинтелпро».

12 октября 1961 г. в секретном меморандуме, направленном высшим руководителям ФБР, Гувер объявил о распространении действия «Коинтелпро» на все другие левые группы и оппозиционные движения, которые, как было сказано в документе, «в последние несколько лет открыто пропагандируют свою линию на местном и общенациональном уровнях путём выдвижения кандидатов на выборные должности, выступают в поддержку или руководят кампаниями в защиту Кубы и Фиделя Кастро или в поддержку интеграционных процессов на Юге США».

Сразу после этого начались операции против Социалистической рабочей партии (СРП) — основанной в 1938 г. малочисленной (в период расцвета насчитывала около 3 тысяч членов) организации, придерживавшейся троцкистских взглядов. Против её активистов агенты ФБР устраивали разнообразные провокации. В частности, в газеты направлялись анонимные заявления, что они — развратники, алкоголики, в Налоговое ведомство сообщили, что они мошеннически скрывают доходы, нарушают законы о социальном страховании. Один из членов СРП — преподаватель философии университета штата Аризона — был обвинён в неблаговидных поступках, несовместимых с его положением педагога. Через секретных агентов, засланных в СРП, ФБР инспирировало внутренние раздоры, личные и иные конфликты между её активистами и другими общественными организациями.

Программа «Коинтелпро»

25 августа 1967 г. во все региональные офисы ФБР было направлено указание Гувера о распространении действия программы «Коинтелпро» на леворадикальное крыло движения американских негров. В первую очередь это касалось организации «Чёрные пантеры».

Следует отметить, что, несмотря на претенциозное название, показной экстремизм и склонность к театральным эффектам, «Чёрные пантеры» даже в то время не представляли реальной угрозы безопасности США. Это была малочисленная организация негритянской молодёжи, в которой по самым оптимистическим подсчётам никогда не насчитывалось более 2000 человек, к тому же рассеянных по всей стране. Из них лишь 500 или около этого могли расцениваться как реально участвующие в жизни организации, причём деятельность последней заключалась, в основном, в словесной риторике.

Программа «Коинтелпро»

Письмо ФБР с планом распространить дезинформацию и спровоцировать «вендетту» между партией «Черные пантеры» и «Объединенными рабами», а также испортить отношения между «Черными пантерами» и партией «Мир и свобода» и между отделениями «Черных пантер» в Окленде и Лос-Анджелесе. (Рассекреченные документы правительства США.)

Тем не менее, именно «Чёрные пантеры» стали основными «клиентами» ФБР среди негритянских организаций. Согласно опубликованным позднее данным, против них было проведено 233 акции «Коинтелпро», что составило около 70 % общего числа всех операций ФБР по линии борьбы с «чёрными националистами». Сектантство «Чёрных пантер», неумелая игра в конспирацию их отдельных лидеров облегчили ФБР внедрение своей агентуры и организацию многочисленных провокаций с тяжёлыми последствиями.
С помощью своей агентуры ФБР подбрасывало в помещения организаций «Чёрных пантер» оружие и взрывчатку, а затем силами местной полиции организовывало рейды на «заговорщиков», обычно завершавшиеся хладнокровными убийствами под предлогом будто бы оказанного вооружённого сопротивления силам охраны порядка. Подобные рейды, широко разрекламированные в СМИ, проводились начиная с 1967 г.

В 1968 г. ФБР внедрило платного провокатора и шпиона в руководство чикагской секции «Чёрных пантер», преднамеренно вызвало ряд уличных стычек и ограблений, а затем 4 декабря 1969 г. организовало ночной налёт на жилое помещение, снимаемое негритянскими лидерами. В ходе налёта сотрудниками местной полиции были застрелены Фред Хэмптон — председатель секции партии в штате Иллинойс и его товарищ Марк Кларк. Хэмптон был убит в постели (предварительно усыплённый наводчиком сильной дозой снотворного).

В мае и декабре 1969 г. штаб-квартира «Чёрных пантер» в Лос-Анджелесе была разгромлена в результате двух налётов специальных подразделений городской полиции, действовавших в тесном контакте с ФБР.

1 мая 1970 г. ФБР организовало полицейский налёт на штаб-квартиру местной секции «Чёрных пантер» в Балтиморе. Было арестовано, а затем предано суду десять человек. 20 августа такой же налёт был совершен на помещение Национального комитета борьбы с фашизмом — организации, связанной с «Чёрными пантерами». Осенью 1970 г. ФБР и местная полиция сорвали проведение съезда «Чёрных пантер» в Филадельфии, арестовав всё руководство их местной секции.

В 1967 г. один из основателей и ведущих руководителей «Чёрных пантер» Хью Ньютон был арестован по обвинению в убийстве полицейского и приговорён к 15 годам тюрьмы. Однако спустя год и 10 месяцев он был выпущен на свободу, так как дело было пересмотрено, и доказана его непричастность к данному убийству. Воспользовавшись этими обстоятельствами, агенты ФБР попытались дискредитировать Хью Ньютона, распустив слух, что он якобы был освобождён из тюрьмы потому, что согласился стать полицейским осведомителем. Когда же это не возымело должного эффекта, сотрудники регионального офиса ФБР в Новом Орлеане предложили в феврале 1971 г. весьма изощрённый план действий. На имя негритянского лидера следовало открыть фиктивный счёт в дружественном ФБР банке. Этот счёт должен был время от времени пополняться путём вкладов, поступающих от Бюро в качестве «оплаты тайных услуг», которые Ньютон якобы оказывает ФБР. Операция должна была завершиться снятием копии с банковских документов и отсылкой её по почте в штаб-квартиру «Чёрных пантер». К сожалению, этот многообещающий проект не был санкционирован руководством ФБР.

В июне 1971 г. в Лос-Анджелесе состоялся очередной шумный процесс над тринадцатью руководителями «Чёрных пантер», которые обвинялись в сговоре с целью осуществления вооружённых нападений и незаконном хранении оружия. Главным свидетелем обвинения выступал платный агент ФБР, проникший в руководящее звено местного отделения «Чёрных пантер», где ему и было поручено заняться сбором оружия.
Другим эффективным методом борьбы с «пантерами» стало провоцирование их конфликтов с другими экстремистскими негритянскими организациями, такими, как, например, «Соединённые Штаты». Внедрённые в ряды последней секретные агенты ФБР организовали ряд убийств членов «Чёрных пантер».

В январе 1969 г. при загадочных обстоятельствах в Лос-Анджелесе были убиты два лидера «Чёрных пантер» — Ион Хаггинс и Банчи Картер, игравшие ключевую роль в движении за организацию чёрной молодёжи города. Вскоре стало известно, что в них стреляли члены организации «Объединённые рабы», возглавляемой Роном Каренгой, связи которого с полицией сегодня признаны фактически доказанными
Одновременно ФБР натравило на «Чёрных пантер» банду уголовника Э. Форта — «Блэк Стоун рэйнджерс». Эта цель была достигнута направлением Форту подложного письма, якобы исходившего от «пантер» и содержащего угрозы расправы с ним.

Внутри «Чёрных пантер» ФБР с помощью искусно проведённой интриги вызвало острый конфликт между группами сторонников двух руководителей — Э. Клевера и X. Ньютона. Результатом этой провокации также стала гибель ряда активистов организации.
Благодаря этим мерам только за первые 18 месяцев в ходе «Коинтелпро» было убито 28 руководителей и видных активистов «Чёрных пантер», другие оказались за тюремной решёткой или были вынуждены бежать за пределы США.
Наряду с этим ФБР часто практиковало и менее суровые меры — так называемые «беспокоящие аресты» членов «Чёрных пантер» под вымышленными предлогами подозрений в уголовных преступлениях. В масштабах страны такие аресты проводились сотнями, причём в каждом отдельном случае «основания» варьировались от обвинений в убийствах, поджогах, сбыте наркотиков, разбое, мятеже до кражи автомобилей, укрывательства краденого и обширного комплекса нарушений правил дорожного движения.

В результате всех этих провокаций ФБР удалось в короткий срок разгромить «Чёрных пантер», причём не с помощью правосудия, а в основном путём «активных мероприятий». При этом у неискушённой общественности создалось впечатление, что эта организация умерла, так сказать, естественным путём, по причине внутренних разногласий, расколов и дрязг между лидерами, как это часто происходит с экстремистскими группами. Те, кто был более осведомлён, подозревали, что дело не обошлось без ФБР. Когда же в 1976–1977 гг. часть из материалов «Коинтелпро» была обнародована, выяснилось, что факт ликвидации «Чёрных пантер» как общенациональной организации ФБР практически ставит в заслугу только себе. В документе ФБР, датированном 4 марта 1971 г., говорилось об этом в тоне победной реляции: «Анализ показывает, что хаотическое внутреннее положение в партии «Чёрные пантеры» и раскол среди её лидеров… являются, по всей видимости, прямым результатом наших интенсивных контрразведывательных усилий…».

Помимо «Чёрных пантер» ФБР уделяло внимание и более умеренным негритянским организациям различной политической ориентации, таким, как «Союз чёрных студентов», «Студенческий координационный комитет ненасильственных действий», «Южная конференция христианского руководства» и др.

Среди негритянских общественных деятелей одной из «приоритетных» мишеней ФБР был известный борец за гражданские права Мартин Лютер Кинг. Официальная версия ФБР гласит, что прослушивание всех телефонных разговоров Кинга началось осенью 1963 г. с санкции генерального прокурора Роберта Кеннеди. Фактически всё началось значительно раньше.

Программа «Коинтелпро»

Директива ФБР в рамках программы «Коинтелпро», описывающая, как избавиться от влияния Мартина Лютера Кинга, принудив его к самоубийству. (Рассекреченные документы правительства США.)

Для травли Кинга использовался широкий и разнообразный набор методов: его телефонные разговоры прослушивались и записывались; в гостиницах, где ему приходилось останавливаться, устраивались провокации; соратникам Кинга систематически подбрасывали разного рода ложные сведения, порочащие негритянского лидера; в ходе его выступлений с целью вызвать панику среди слушателей имитировались сигналы тревоги; банкеты в его честь по настоянию ФБР подвергались бойкотам. Существует также версия, озвученная на русском языке в книге Джона Бэррона «Операция “Соло”», согласно которой ФБР пыталось скомпрометировать Кинга, используя полученные при помощи прослушивания сведения о его беспорядочных половых связях.

В том же 1968 г. действие программы «Коинтелпро» было распространено на так называемых «новых левых» — антисистемное леворадикальное студенческое движение, возникшее на почве протестов против войны во Вьетнаме. В секретном меморандуме штаб-квартиры ФБР от 9 мая 1968 г., направленном во все региональные офисы, об этом было сказано следующее:

«Наша страна переживает период развала и насилия, вызванных в значительной степени действиями лиц, относящихся к «новым левым». Некоторые из них настоятельно призывают к революции в Америке и к поражению Соединённых Штатов во Вьетнаме… ФБР пристально наблюдает за деятельностью «новых левых» и её ведущими активистами и в высшей степени обеспокоено тем, что анархические выпады немногих могут парализовать учебные заведения, призывные пункты, затруднить движение транспорта, препятствовать осуществлению надзора за соблюдением закона, и всё это в ущерб нашему обществу. Деятельность организаций и активистов, пропагандирующих идеи революции и незаконно бросающих вызов обществу, не только должна быть затруднена, но и нейтрализована. Закон и порядок абсолютно необходимы для цивилизованного государства, если оно намерено и далее функционировать. Поэтому вы обязаны подходить к этому современному образу поведения с дальним прицелом, энтузиазмом и вниманием, чтобы исполнить свой долг. Значение всей этой новой активизации мы не можем и не должны проглядеть».

После этого была разработана «типовая схема» тайных действий в рамках «Коинтелпро», направленных против «новых левых», включавшая в себя следующие мероприятия:
1) подготовка листовок с изображениями лидеров «новых левых» в наиболее непривлекательном виде;
2) инспирирование «личных конфликтов» и неприязни между лидерами;
3) распространение слухов о том, что руководители «новых левых» — платные секретные агенты ФБР или других полицейских органов;
4) направление в газеты статей, якобы написанных студентами, в которых содержались бы утверждения, что лидеры «новых левых» — наркоманы и развратники;
4) проведение арестов лидеров «новых левых» по обвинению в сбыте марихуаны и придание этому гласности.

Программа «Коинтелпро»

Планы ФБР очернить Джин Сиберг. В результате них Сиберг родила мертвого ребенка и покончила жизнь самоубийством. (Рассекреченные документы правительства США.)

Одной из мишеней ФБР в рамках операции «Коинтелпро — Новые левые» стала молодёжная организация «Студенты за демократическое общество» (СДО), члены которой не только открыто выражали несогласие с мерами правительства по регистрации военнообязанных для последующего призыва в армию и отправки в Индокитай, но и являлись неграми. Последнее обстоятельство, так сказать, «усугубляло» их вину в глазах администрации.

В университетские кампусы внедрялись тайные осведомители и агенты-провокаторы. При этом вербовщики не испытывали особых затруднений, поскольку ФБР платило за услуги высокие «гонорары» (200–300 долларов в месяц). Это прибавляло усердия «патриотически настроенным студентам», взявшимся доносить на своих однокашников и соседей по общежитию. Завербованный ФБР в 1965 г. для работы в качестве агента-осведомителя в рядах студенческого движения Уильям Дайвейл опубликовал в 1970 г. сенсационную книгу-саморазоблачение. В ней он рассказал, какие поручения руководителей «Коинтелпро» выполнялись им в университетских городках на протяжении пяти лет.

Однако не следует считать, что все усилия ФБР в рамках программ «Коинтелпро» были направлены исключительно против левых организаций. Тайная подрывная деятельность велась и против американских праворадикальных групп, таких, как, например, пресловутый Ку-клукс-клан.

Кого же из этих «врагов демократии» сотрудники ФБР считали наиболее опасными? Разумеется, коммунистов. Об этом свидетельствует своеобразный «рейтинг популярности», который можно выстроить на основе данных комиссии Черча. Согласно этим данным, всего в рамках «Коинтелпро» было проведено 2650 незаконных операций. Из них 1636 были направлены против коммунистов, 379 — против «чёрных националистов», 287 — против «белых экстремистов», 57 — против Социалистической рабочей партии и 29 — против «новых левых».

Однако в начале 1970-х гг. ФБР вынуждено было прервать свою многообещающую и плодотворную деятельность в рамках «Коинтелпро». Причиной этому стало проникновение 8 марта 1971 г. группы неизвестных, объявивших себя «Комиссией граждан по расследованию деятельности ФБР», в помещение отделения ФБР в городе Медиа (пригород Филадельфии), штат Пенсильвания. Сумев вынести оттуда свыше тысячи различных документов, «граждане» сняли с них копии и разослали их редакциям газет, конгрессменам, журналистам и общественным организациям. В результате, среди преданных гласности материалов оказались и документы, касающиеся программы «Коинтелпро — «Новые левые»». Чтобы избежать дальнейшей огласки, директор ФБР Эдгар Гувер вынужден был 27 апреля того же года отдать директиву о прекращении всех мероприятий по «Коинтелпро».
Широкую и скандальную огласку проект «Коинтелпро» получил лишь через три года после смерти Гувера — в 1975 г., в ходе работы сенатской комиссии Ф. Черча, созданной с целью расследования злоупотреблений американских спецслужб. В заключении комиссии констатировалось:

«В середине 50-х годов ФБР развернуло операции, в ходе которых использовались самые разнообразные способы и методы, цель которых — уничтожение и дискредитация коммунистической партии. Впоследствии ФБР распространило «Коинтелпро» на мирные группы протеста с целью их дискредитации, а также на социалистов, применявших революционную риторику, но не имевших связи с враждебными иностранными государствами».

Тем не менее, никто из должностных лиц ФБР так и не был привлечён к ответственности по фактам нарушения закона, выявленным в ходе расследований 1975–1976 гг. Так, например, в 1976 г. несколько жертв «Коинтелпро» подали в суд на группу сотрудников ФБР и после 10 лет судебных разбирательств выиграли процесс, получив 46 тысяч долларов компенсации. Однако согласно распоряжению генерального прокурора Эдвина Миза эти деньги были им выплачены из средств ФБР, которое тем самым освободило своих сотрудников от материальной ответственности.

Автор публикации

не в сети 4 часа

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18735Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях