черт побери
чертовски развлекательный сайт

ПРИЗ ГЛАВКОМА

 

Не знаю как сейчас, но раньше, в 198…годах, ежегодно проводились состязания на “Приз Главнокомандующего ВМФ” по всевозможным упражнениям, стрельбам, постановкам.
Были среди них и:
атаки подводной лодки;
атаки Отряда Боевых Кораблей;
минные постановки;
ракетные стрельбы
Да и вообще, легче сказать чего не было, чем перечислять, что было.

ПРИЗ ГЛАВКОМА

Самым главным условием проведения упражнений на “Приз ГК”, отличающим от рядовых стрельб, было то, что на борту лодки не должно было быть ни Командования Соединения или Объединения, а также флагманских специалистов всех степеней. Только экипаж, НИКОГО БОЛЕЕ. А какая стрельба!!, например, при атаке ОБК, 6 торпед:
2 толстые,
4 обычные с перезарядкой торпедных аппаратов,
Прямо таки бой. При этом лодка до залпа должна оставаться незамеченной. А надводники, в это время, отрабатывают поиск и атаку лодки. Вот такая дуэль.
Лодка, выполняющая атаку, выбирается из лучших и она единственная на флоте. Точно такая же. Лодка на ТОФе. Обе лодки оцениваются Главным штабом ВМФ, а приз один. Вообщем – романтика подводной службы, да и только. Ну и слава, почет, грамоты, очередные звания досрочно – сплошной респект и уважуха (Если получили приз, конечно).

КБР и сама лодка готовится задолго, и на тренажерах и в море. Делается куча “электронных пусков”, стрельб пузырями, да и торпед отстреливается много.
В один прекрасный год, очередная достойная лодка, готова была выходить в море. Минно-торпедная боевая часть была готова, минер поехал на торпедную базу для приемки торпед. А в этом году, стрельбы как то затянулись, и проводились уже в холодное время года, что накладывало определенные дополнения. В частности, практические торпеды, что бы были как боевые, заполняются водой, а в зимний период – не падайте в обморок (для флота ничего не жалели), 50% раствором СПИРТА.
Минер приехал на Торпедную базу со спиртометром, что бы все было точно, что бы никакая мелочь не могла сорвать АТАКУ ВЕКА.
“Ну что все залили – спросил минер у Начальника лаборатории, ехидно улыбаясь, проверять будем?”
“Чего проверять, все точно, как в аптеке.”
Минер кинул в ПЗО спиртометр.
“А говоришь “Как в аптеке”, а на самом деле 35%. Надо доливать огненной воды!”
“Ну хватит выпендриваться, совсем уже, и так все в море сольется. Ничего не замерзнет.”
” Положено 50% и должно быть 50%. На приз стреляем. Могу и так принять, но в контрольно-приемном и опросном листах так и запишу-спирта 35%. Давай!?”
“Да достал ты уже”- ответил начальник лаборатории и долив в горловину спирта до положенного значения, опечатал последнюю пластилиновой печатью. Жаль ему было спирта, который все равно “на выброс”, сольется в море после прохождению торпедами дистанции и торпеды, получив положительную плавучесть, всплывут. И сколько? В толстой торпеде – почти полтонны, и в обычной, почти 300 литров, а сколько их, торпед то….
2 тонны водки и в море. Спирт, жидкий рубль, почти конвертируемый, на него можно сделать все. И в воду. Изверги. А что делать, для Армии и Флота ничего не жалели. Вот и сейчас, к лодке двигался автопоезд, перемещая в пространстве 6-ть емкостей с водкой. Правда, из технического, но хорошего, спирта. Минер уже планировал методику слива без нарушения пластилиновой печати, продумывал, где взять подходящую емкость и главное – где спрятать столь ценный груз. Загрузились быстро, и …вышли в море. Море было не спокойным, осенне-зимний период как ни как. Болтало. Корабли ОБК вышли из своей базы и двинулись в полигон, где их должна была атаковать лодка. Один Большой противолодочный корабль, из-за проблем с ГЭУ вынужден был идти чуть позади, но два других, уверенно резали форштевнями бушующее море.
Лодка, тем временем, заняла свое место в полигоне и следила за метеообстановкой. Море было на грани применения практических торпед, все зависело от команды торпедолова. Если торпедолов сможет поднять торпеды, все отлично, стрельнем, поднимем и в базу, если нет, то все…Это последний ОБК в этом году. Не выстрелим – ДВОЙКА и никакого Приза.
И вот всё, вернее все! Готовы, начинается игра. Естественно, лодка издали обнаружила ОБК и начала сближение. Погода мешала, особенно надводникам, они шли новейшим строем, еще не использовавшимся на флотах, два корабля в строю фронта и чуть позади, третий, на одной ноге, если так можно сказать. Его болтало и швыряло, однако экипаж стойко переносил качку, находясь на боевых постах. Но… рассказ про ПОДВОДНИКОВ. Лодка маневрировала, определяя Параметры движения целей и данные для стрельбы.
Дистанция, между противниками, быстро сокращалась. КБР лодки уже весь ушел в атаку. Все работали. В центральном выполняли атаку, в кормовых «крутили винт», в первом ….сливали спиртовой раствор из торпед. Чего добру пропадать, решил минер. Совместно с мичманами БЧ-3, направив на пластилиновые печати воздух высокого давления, последние были заморожены и легко отлепились от, холодного же метала, торпед. Горловины были открыты, и личный состав переливал, драгоценную жидкость, в заранее приготовленные емкости. Радости не было предела. Вот он ПРАЗДНИК ДУШИ И ТЕЛА, вернее его предвкушение. Все. Последняя капля «раствора» упала в емкость, торпеды дозалиты водой, горловины закрыты, печати посажены на места. Минер молил Нептуна о возможности выстрелить. Если нет, торпеды придется сдавать на базу, а в них уже не 50% раствор, а много ниже.
Но вот Командир уже принял решение. Атака неминуема как восход солнца! Пусть даже и вручную.
Весь КБР работал в унисон, и только штурман – в унитаз. Его доклады отличались, в корне, от расчетов БИП и БИУС. БИП и БИУС докладывали, что ОБК в составе 2-х кораблей и дистанция до них 60-70 кабельтовых, и что третий корабль, ползущий следом, не что иное как «пьяный рыбак». Поэтому и ход у него меньше и шум отличается от других, а что шум напоминает турбину – может рыбак такой «Турбированный». Штурман же, молодой старшой лейтенант, все настаивал на том, что третий – то же корабль из состава ОБК и, мол, хитрость такая, а значит дистанция до центра ордера значительно меньше. Что еще чуток и вообще в ордер зайдем, молодой, настырный…
Командир думал не долго, опыта хватало.
«Всплываем на перископную глубину для вскрытия ордера РЛКомплексом. РЛК-101 к работе приготовить, режим однообзор сектор круговой. Товсь на «быстрой»!» – скомандовал Командир.
Лодка пошла вверх, выдвижные устройства, перископ и РЛК-101 то же. В перископ – темень, хоть глаз выколи.
«Глубина 9 метров!» – доложил рулевой. И как только информация о перископной глубине нашла свои уши, началось непредвиденное телодвижение. Трюмный БП-3, решил продуть гальюн 3-го и резко стартанул туда, уйдя с поста у «быстрой». Мичман – акустик с БП-12, он вообще не задействован был при атаке, решил быстро посетить гальюн, и рванул во 2-й отсек.
“Центральный штурман. Предполагаю что всплываем в ордере до ближайшего корабля 10 кабельтовых”- не унимался штурман.
“Сейчас увидим, буркнул командир, Метрист! Взять замер!”

“Лопата” мазнула горизонт.
“Центральный! Цель 1 -пеленг…градусов, дистанция 29 кабельтовых, цель 2 – пеленг …дистанция 25 кабельтовых, цели удаляются, цель 3, аж запнулся метрист, прямо по курсу дистанция 8 кабельтовых.”
Уже после первой дистанции, доложенной метристом, Командир понял, это двойка, но последняя цифра вообще была критической.

“Боцман ныряй – крикнул Командир срочное погружение! Заполнить быструю!”- пытался спасти лодку от столкновения Командир.
Боцман переложил рули на погружение, лодка получила дифферент на нос, тем самым задрав кормовую оконечность. Гондола буксируемой антенны вышла из воды и теперь удерживала лодку от погружения. Вахтенный поста управления ОбщеКорабельными Системами напрасно щелкал ключом заполнения цистерны быстрого погружения, клапан не открывался.
“Трюм!!!!!,-Кричал по каштану механик, заполнить быструю с местного поста.!!!!”
Но вахтенный БП-3 не слышал ни команд ни проклятий в свой адрес, он продувал баллон гальюна. А мичман – акустик, удобно разместившийся в гальюне 2-го отсека, почувствовал нарастающий дифферент на нос и выругался.
Лодка “прилипла” к поверхности. Видя, что глубина погружения не увеличивается а дифферент растет, Командир решил загнать лодку под воду ходом.
“Турбине вперед малый”- скомандовал командир.
Винт начал крутиться быстрее, вспенивая воду, лодка двинулась чуть быстрее, но в это время гондола буксируемой антенны, влекомая лодкой, ударила в борт БПК. Оба корабля зашатало в разные стороны.
В образовавшуюся пробоину в борту БПК стало поступать холодное Баренцево море. И так, идущий с трудом корабль, начал крениться на борт. Началась борьба за живучесть. Командир БПК, в краткие секунды между командами, посылал проклятия подводникам и их командирам, в эфир летел и русский мат и просьбы помощи. Корабли группы спешили к протараненному коллеге. Все понимали, что с такими повреждениями и в такую погоду, довести до базы его будет трудно.
В некоторых помещениях лодки погас свет. Этим помещением был и гальюн второго отсека. У мичмана-аккустика чуть было не вырвался крик из Души. Было чувство, что у него от напряжения лопнули глаза. Но боли в области глаз не было и зрение, немного привыкшее к темноте, стало выдавать до боли знакомое очертание гальюна. Мичман толкнул дверь на открытие но она не дернулась. И пришли к мичману страшные мысли, второй отсек затопило и вода не дает возможности открыть дверь. И стало ему не по себе из-за того, что найдут его тело в гальюне, и стало ему так стыдно…. Но вскоре свет снова зажегся, кто-то оттащил спасательный плот, сорвавшийся со штатного места и придавивший дверь гальюна, и вызволил мичмана.
Тем временем лодка, отойдя на безопасное расстояние, всплыла в бушующем море. Вдалеке виднелись огни ОБК, начавших спасательные работы и готовившихся к буксировке поврежденного собрата.
Командир лодки поднялся и сел на еще мокрый мостик и понял-это конец командирской карьере.

В базе лодку встречали, как всегда, помпезно. Командир дивизии сказал “приветственное слово” подводникам, вернувшимся со стрельб. Его речь была длинной и пламенной, а самым нейтральным словом было “говнюки”, после чего он покинул пирс.
И все поняли его настрой, очередное (третье) представление на звание “Контр Адмирал” было “завернуто” в последней инстанции, такой подарок предстоящему съезду КПСС, “оценили” все
@ Сергей Марков

Автор публикации

не в сети 2 часа

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18541Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях