Привычно, не значит — правильно (1 фото)

Дверь в фельдшерскую распахнулась. Татьяна, с жаром и в лицах, рассказывавшая подругам, как Дорофеев откачивал мужчину, замерла с раскрытым ртом. Он заглянул в комнату и махнул карточкой.

— Пошли.

Привычно, не значит - правильно (1 фото)

Татьяна подхватилась, семеня рядом, спросила:

— Что нам дали?

— Ожог спины у женщины шестидесяти пяти лет, — ответил Дорофеев.

Уже в машине Татьяна спросила опять:

— А как можно обжечь спину?

— По разному… может на нее опрокинули кипяток… Да мало ли как?.. — Володя повернулся к ней. — Посмотри в мешке Пантенол. — Татьяна послушно полезла в брезентовый мешок с косынками, капельницами и растворами, среди стеклянных бутылок нащупала цилиндр аэрозоля от ожогов. Потрясла его.

— Тут мало.

— Я знаю, — сказал Дорофеев, — поэтому получил в аптеке свежий, — он вытащил из кармана точно такой же цилиндр.

Дверь им открыл мужчина, из-за его спины выглядывал мальчик лет пяти.

— Где пострадавшая?

— На кухне. Пойдемте!

Когда фельдшера вошли в кухню, их взорам предстала удивительная картина: пожилая женщина стоит на четвереньках, красная, местами покрытая водянистыми пузырями спина ее была полита какой-то жидкостью. Лужицы этой же жидкости виднелись на полу. Женщина постанывала и сквозь зубы процедила:

— Ваньку убери!

Мужчина развернул мальчика и, пришлепнув по попке, сказал:

— Иди в комнату, поиграй.

— А мы не будем больше на бабушку писать? — спросил вдруг мальчик.

Татьяна, не удержавшись, прыснула в кулачок, Дорофеев и бровью не повел, поставив ящик на кухонный стол, он повернулся к мужчине и спросил:

— Расскажите, что случилось?

Мужчина оглянулся на стоящую на карачках женщину и ответил:

— Теща помыла голову, и решила посушить волосы на газом…

— Я всегда так делаю… — прокряхтела теща. — Сколько в этой квартире живем, столько я сушу голову над газом. И никогда, ничего… — Дорофеев присмотрелся — волосы у женщины, и в самом деле, сильно подгоревшие. Но спина не могла же обгореть от волос? Зять понял недоумение его и пояснил:

— Ночная рубашка загорелась. Мы были с Ванькой в комнате, играли, теща пошла сушиться, и вдруг — крик: «горю!», я в кухню, а она уже горящую ночнушку с себя стащила и плюх на колени.

— А почему она мокрая? — спросила Танечка, уже догадываясь об ответе.

Зять покраснел.

— Мы по-домашнему ее полечили, первое, честно говоря, что в голову пришло.

Дорофеев распорядился:

— Давайте тряпку, вытрите здесь все, найдите хлопчатобумажную пеленку или простынку, ковш теплой воды, столовую ложку соды. — Теща начала было давать советы, но Дорофеев ее прервал: — Помолчите, мы все сделаем как надо. — Содовым раствором он ополоснул обожженную спину, Татьяне приказал: — Покрывай поверхность ожогов Пантенолом. — И, когда вся багровая пузыристая кожа скрылась под белой пеной, накрыл все это принесенной пеленкой. — Вставайте! — сказал он, обращаясь к женщине. На груди и животе он скрепил пеленку приготовленными булавками. Обернувшись к Татьяне, Дорофеев спросил: — Какая площадь ожога? Какая степень?

Та замялась, ответила:

— Степень — кажется… вторая, потому что… пузыри. А площадь, — она сложила ладошку и стала считать на спине у пострадавшей. — одна ладонь — один процент.

— Все правильно, — сказал Дорофеев, — только один процент, это не твоя ладонь, а ее. Ну, так сколько процентов?

Татьяна посмотрела на мозолистую узловатую рабоче-крестьянскую ладонь женщины, мысленно приложила ее к спине и прикинула:

— Около девяти процентов!

Пострадавшая женщина зашипела.

— Кожу тянет! Все горит!

Дорофеев достал шприц, набрал трамал, протянул Татьяне:

— Делай внутримышечно. — Повернувшись к зятю, он сказал: — Надо ехать в больницу,- Теща стала подвывать, трамал еще не начал действовать.

— Я не хочу в больницу! — рыдающим голосом сказала женщина, — я лучше дома, как-нибудь…

— Как-нибудь не надо! — парировал Дорофеев, — от «как-нибудь» потом много проблем. Площадь ожога большая, наверняка присоединится инфекция. Первые дни вам будет плохо. Ни в поликлинике ни дома нормально лечиться у вас не выйдет. Надо ежедневно обрабатывать и перевязывать ожоговую поверхность. — он обратился к стажерке: — Запроси место!

Рядом с домом ожогового отделения не нашлось, пришлось везти в Измайлово. На обратном пути Татьяна допытывалась у Дорофеева:

— А зачем соду?

— А зачем мочу? — парировал Дорофеев, но не агрессивно а скорее саркастически.

— Ну, я не знаю, — пожала плечиками Таня, — у нас дома мама обычно смазывала ожоги подсолнечным маслом или сметаной… Мне приходилось слышать, что неплохо и мочой… народный способ.

— Ну, вот сегодня мы полюбовались на этот народный способ. Во всяком деле надо знать меру. Девять процентов второй степени ожога, это много. От большого ума иногда начинают прокалывать пузыри. Ты вот подумай, повреждены клетки кожи, фактически ожег — открытая рана. Хочешь — не хочешь, а инфекция присоединиться, да и продукты разрушенных клеток начнут всасываться в кровь, а это к чему приводит?

— К интоксикации, — протянула задумчиво Таня.

— Верно.

— Ну, а все-таки, зачем ты обмыл спину раствором соды?

— Жидкость, которая в пузырях, имеет кислую среду, а сода ее немного гасит. Но, самое главное для бабушки сейчас, это капельницы и обезболивающие, да антисептики, вроде раствора фурацилина. Дня через три — четыре спина начнет заживать, и будет не столько болеть, сколько чесаться. Тогда можно и даже нужно использовать мази с кортикостероидными гормонами.

— А если ожог еще больше?

— Само собой госпитализация, и чем больше и тяжелей ожег, тем тяжелей протекает отравление и при этом поражаются почки, при очень больших ожогах развивается острая почечная недостаточность. Вот ты мне лучше скажи, а что делать нам при больших ожогах? Чем и как помочь?

Татьяна задумалась, потом стала загибать пальчики:

— Ну, поверхность, также как сейчас, обработать пантенолом, накрыть противоожеговой простынкой, отражающей тепло, сделать обезболивающие. — Дорофеев повернувшись всем телом к салону «газели», внимательно смотрел на стажерку. — Ну… капельницу поставить.

— Чем обезболить и какую капельницу? — тут же спросил Дорофеев.

— Обезболить, тем же трамалом, баралгином, а капельницу с чем угодно, хоть с физраствором!

— Правильно, только ни трамал, ни Баралгин тут сильно не помогут, на ожегах большой, от десяти пятнадцати процентов до пятидесяти, даже второй степени, ты должна вводить наркотики. Болевой шок. Твоя задача уберечь больного от болевого шока. Поэтому, коли морфин. Усекла?

— Усекла. — сказала Татьяна. — А если у меня нет морфина, вообще ничего нет. Например я не на работе, а дома. Кто-нибудь из соседей получил сильный ожег. Скорую я вызову, но пока «мы приедем», шок уже может развиться! Так?

— Так. — Дорофеев улыбнулся. Ему нравилось, что девчонка не зазубривает тупо, а думает и ищет нестандартные пути решения проблем. — Но и в этом случае на пострадавшего мочиться не нужно. Если ожег маленький, до одного процента, можно развести анальгин в ампулах обычной водой, и сделать примочки, он довольно неплохо обезболивает местно, если есть новокаин, можно добавить его, можно как ты сказала принять внутрь — баралгин, диклонат, ортофен или новый анальгетик сейчас появился — «кетанов» — очень хорошо обезболивает. Если ж ожег очень большой, надо, во-первых дать выпить, а лучше всего все-таки уколоть того же баралгина или «кетанов»а но при этом допускается добавить успокаивающие, типа — реланиума, седуксена. Если ж вообще нет ничего, кроме водки, можно дать стакан водки, на худой конец. Это убережет пострадавшего от шока. Только надо понимать, что к пьяному к нему будут относиться соответственно, и придется объяснять, что он получил ожег в трезвом виде.

— А если не поверят?

— Могут и не поверить. Убеди! — Дорофеев принял позу Наполеона. «Газель» вкатывалась на территорию подстанции.

— Новый «пантенол» выписать? — спросила Татьяна.

— Выпиши. Не пропадет.

Комментарий специалиста: Ситуация в которую попала бригада в этот раз, не редкость. Бытовые ожоги по причине банального нарушения правил техники безопасности явление привычное. Открывают газ, разговаривают по телефону и зажигают спичку, стирают синтетическую ткань в бензине или ацетоне, хватаются голой рукой за железную ручку раскаленной сковороды… и много-много разных эпизодов, но чаще всего курят в постели, засыпают и… неизвестно кому больше повезло, тому, кто обгорел но выжил, или кого нашли уже угоревшим. Как помочь пострадавшему с ожоговой травмой? Первым делом: обезболить! У каждого человека свой порог болевой чувствительности, поэтому не надо ждать, когда он побледнеет и начнет терять сознание. Как верно заметил фельдшер Дорофеев, можно при небольших даже глубоких ожогах применить примочки с анальгином, парацетамолом, фенацетином. Эти препараты относятся к противовоспалительным анальгетикам, они и местно могут снять боль. В аптеках продаются специальные противоожоговые аэрозоли типа «пантенол», при малых площадях может помочь мазь ТРАУМЕЛЬ или крем БОРО-ПЛЮС. При больших — главная задача постараться не допустить инфицировния раны. Если ожег случился вдали от цивилизации, в походе, в деревне, где как мудро заметил наш фельдшер, нет ничего кроме водки, этот ценный продукт лучше употребить во внутрь, а ожег обработать например чаем теплым, настоем ромашки, зверобоя… И обязательно насколько возможно, двигаться в сторону скопления людей, называемого городом.

Автор — Звонков Андрей.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля