черт побери
чертовски развлекательный сайт

«Привет, я – Бог»: необычный психиатрический эксперимент

В США в середине 1940-х состоялась историческая встреча в одной из клиник в США. У двух пациенток шла милая беседа, пока одна из них не решила представиться: “Мария, Мать Христа”. “Но, моя дорогая, это невозможно”, – ответила другая пациентка. – “Вы просто сумасшедшая. В конце концов, я – Дева Мария”. Дебаты продолжались в течение долгого времени, и больничный персонал наблюдал за ними с большим интересом и никак не вмешивался, пока старшая из пациенток внезапно не сказала: “Ну, если Вы – Мария, тогда я должна быть Анной, Вашей матерью”. Это решение удовлетворило всех и, кроме того, пожилая пациентка, которая продемонстрировала гибкость, скоро показала лучшую реакцию на лечение и некоторое время спустя была выписана из больницы.

«Привет, я - Бог»: необычный психиатрический эксперимент

Трудно сказать, случилась ли эта история на самом деле или нет, но в 1950-х известный психолог Мильтон Рокич прочитал её. Такое столкновение убеждений психически нездоровых людей показалось ему очень интересным. А что, если прямая встреча между двумя пациентами с противоречивыми иллюзиями может помочь им избавиться от них? Скоро доктор Рокич получил поддержку своих коллег и нашёл трёх подходящих пациентов: все трое считали себя живым воплощением Иисуса.

Эксперимент начался в Государственной больнице в Ипсиланти, Мичиган, в 1959 году. Главный Врач Больницы доктор Йодер согласился сотрудничать с Рокич, он организовал размещение всех трёх пациентов в одном помещении, но сам не участвовал во всех дальнейших экспериментах. Три дня спустя все три “Иисуса” собрались в одной комнате. Первым был 58-летний Джозеф, который пробыл в клиниках почти 20 лет. Он был самым мягким человеком из всех троих. “В отличие от всех, я – Бог “, – сказал Джозеф, рассказывая аудитории о себе.

Второй был самым старшим, 70-летний Клайд. Он страдал от старческого слабоумия, и только в редкие моменты просветления вспоминал, что когда-то работал на железной дороге. “У Вас есть другие имена?” – спрашивали доктора. “Ну, пятым из них является Бог, шестым – Иисус“, – отвечал Клайд.

Третий “Иисус” был самым молодым, ему было 38 лет. Его звали Леон, и он был воспитан матерью-одиночкой, фанатичной христианкой. Как-то она поймала его уничтожающим распятия и другие религиозные символы, висящие на стенах их дома. Леон призывал свою мать оставить вероисповедание и признать его истинным Иисусом. “Моё свидетельство о рождении заявляет, что я – перевоплощение Иисуса Христа из Назарета”, – говорил он.

Джозеф выступал первым, утверждая, что он был Христом. Леон начал спорить, а Клайд ответил тихим, едва понятным бормотанием. Однако скоро доктору удалось расшевелить его, и скоро эти два пожилых пациента кричали друг на друга. В конце терапии они были полностью изможденны.

Это не удивительно: доктор Рокич подвергал их шизофреничную картину мира явлению, которое он описал как “самое сильное разногласие, с которым может столкнуться человек”: встреча другого человека, оспаривающего его право быть этим человеком.

Скоро врачи увеличили контакт между Джозефом, Леоном и Клайдом и положили их на соседние кровати в палате, посадили на соседние стулья в столовой и дали им общее помещение в прачечной. Помощники не сводили с них глаз, и один раз в неделю Рокич лично проводил групповую терапию с ними. На одной из бесед он спросил: “Почему я собрал вас троих вместе?”

Клайд отказался отвечать, в то время как Джозеф выразил уверенность, что это было сделано, чтобы убедить других двоих, что Джозеф – единственный и истинный Иисус. Леон нашёл этот вопрос простой попыткой “промыть им мозги” (в принципе он был прав).

Недели шли, и интенсивность споров между этими тремя пациентами увеличивалась. Доктор начал задавать более прямые и категоричные вопросы. Все трое начинали драться прямо во время терапии и разводить дебаты относительно различных религиозных проблем.

Все больше они начинали высмеивать аргументы друг друга, и в итоге каждый из них разработал свои собственные защитные механизмы, чтобы доказать себе, почему другие думают о том же самом, но в то же время они неправы. Клайд считал, что другие “возвращали к жизни трупы” или пустые тела с механизмом, которые давали им жизнь. Леон рассматривал свои двух конкурентов как хитрых лгунов. Джозеф объявил их сумасшедшими.

Прошли месяцы, и постепенно напряженность между “Иисусами” уменьшалась, они начали рассказывать друг другу истории и анекдоты и обсуждать текущие события в клинике. Они вели более или менее дружественные беседы и даже вне терапии и изучили, как уклоняться от спорных тем в разговорах, так как все всё ещё считали себя единственным настоящим “Иисусом”.

На одном из занятий доктор Рокич принёс им подборку газетных вырезок. Клайд и Джозеф не могли разобрать мелкий шрифт, и Леон начал читать им вслух. Газета сообщала о недавней лекции Рокича, на которой он рассказывал о своём эксперименте с этим трио. В результате Клайд впал в оцепенение, Джозеф просто отказался признавать, что в статье говорилось о них, а Леон становился всё более расстроенным, пока не вышел из комнаты.

Ситуация стала сложной, и некоторое время спустя Рокич представил пациентам нового доктора, свою помощницу мисс Андерсон. Милая и внимательная, она немедленно вызвала чувства у Леона, и он полагал, что интерес был взаимным. Как-то он подловил её между занятиями группы и дал ей конверт, который был “самой важной работой, которую он написал в своей жизни”. Ничего особенно нового там не было написано – в письме излагались его взгляды и его история. Он начал просить мисс Андерсон провести индивидуальные занятие терапии, на которых пытался установить с ней зрительный контакт, таким образом, стало ясно, что “Иисус” влюбился.

Это, очевидно, и было идеей Рокича: использовать это чувство, чтобы заставить пациента выбирать между воображаемым и реальным миром. Однако это не сработало: Леон (ложно) считал себя женатым и в конечном счёте разозлился, утверждая, что мисс Андерсон и другие врачи заставляют его нарушить супружескую верность. Он стал активно изолироваться от действительности и даже начал носить повязку на глаза и затычки для ушей. Доктор пришёл к заключению, что наконец ему удалось “встряхнуть” шизофреничные взгляды Леона, хотя не совсем в правильном направлении. Фактически, ситуация начала развиваться непредсказуемым образом. Леон объявил себя гермафродитом, а затем сказал, что беременен близнецами и что он стал невидимым.

Летом 1961 года, спустя приблизительно два года после того, как начался эксперимент с тремя “Иисусами”, доктор Рокич был вынужден остановить его. Ни один из этих троих не показал улучшений, хотя Леон прекратил называть себя Христом – теперь он время от времени утверждал, что был одним из последних представителей племени йети.

В своей книге, изданной несколько десятилетий спустя, Мильтон Рокич написал: “Хотя я не смог помочь трём “Иисусам” избавиться от их иллюзий, им удалось помочь мне избавиться от моих собственных: изменив жизнь людей в клинике, я могу изменить самих людей. Я начал понимать, что я не имею никаких прав, даже в клинике или от имени науки, вести себя как божество”. 

Автор публикации

не в сети 3 часа

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18541Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях