черт побери
чертовски развлекательный сайт

Последнее сражение крупнейших флотов мира

 

Сто лет назад недалеко от берегов Дании состоялось Ютландское сражение – последняя морская битва «старого мира», в которой джентльменство сочеталось с тысячами убитых, а массовый героизм – с печальной безысходностью.

Последнее сражение крупнейших флотов мира

Последнее сражение крупнейших флотов мира

Ютландское морское сражение 1 июня 1916 года произошло у берегов Дании, сражались в нем англичане против немцев, а итог сражения не переломил течения Первой мировой войны (частью которого и было) в чью-либо пользу. Но по своему значению это одна из самых уникальных не только морских, а вообще любых битв истории человечества. Двухдневная схватка гигантских железных монстров вместила в себя гениальные решения, нелепейшие случайности и удивительный героизм. Но главное — она стала венцом и одновременно тупиком развития артиллерийских кораблей, концом их многовековой эволюции.

Первая мировая война, в рамках которой и состоялось Ютландское сражение, сама по себе является «последней войной старого мира». С одной стороны она была ровесницей старта технической революции, впитывала в себя (и сама инициировала) новейшие технологии того времени. За 4 года изменилось все — в войну вступили кавалерия и империи, а вышли из нее танки, самолеты и «новый мир». С другой — это была последняя масштабная война, в которой армии стремились победить, но не уничтожить друг друга до последнего человека, и не несли в себе идеологии «порабощения недочеловеков».

И если Первая мировая сама по себе была особенной, то Первая мировая на море — особенна вдвойне. Моряки всегда считали себя некоей уникальной кастой, эта традиция сложилась за многие века. Если сухопутные армии уже применяли химическое оружие, то на море противники еще старались подчеркивать «джентльменское отношение» (по возможности, конечно) друг к другу. Они уважали врага даже в момент наведения на него орудий.

В то же время уникальностью морской войны является ее сложность и чрезвычайная дороговизна. Морские офицеры и матросы проходят длинную и сложную выучку, их умения очень специфичны, а заменить их на только что мобилизованных людей, прошедших ускоренный курс просто невозможно. Боевые корабли же стоили сумасшедших денег, строились по нескольку лет с серьезным напряжением всей государственной экономики, требовали гигантской и сложной инфраструктуры. В итоге флоты вместе с углем пожирали бюджеты воюющих стран. Но и обойтись без них было невозможно — морские пути сообщения были «торговыми артериями» стран, их перекрытие противником во время войны равнялось смертельному приговору. Особенно важно это было для островной Англии и зажатой в центре Европы сухопутными фронтами Германии.

Великобритания не стала бы мощной империей (да и вообще могла бы не защитить саму себя), не имея большого и сильного флота. Кроме того, в начале XX века она была одной из «законодательниц моды» в боевых кораблях, не жалела на них денег и сил, закономерно славилась самой мощной державой на море. Та часть английских ВМС, что действовала около самой Британии, нескромно (но абсолютно по делу) именовалась «Гранд флит», то есть «Великий флот».

Готовясь к войне, кайзеровская Германия понимала основные козыри будущих противников. Серьезнейшим усилием экономики и промышленности страна смогла построить «Флот открытого моря», который по мощи был почти равен английскому. Два боксера-тяжеловеса, долго тренировавшиеся перед боем друг с другом, расселись по своим углам и стали ждать свистка.

Однако так сложилась парадоксальная ситуация. Флоты, которые готовились к схватке, стали слишком мощными для нее, поэтому тщательно ее избегали. Риск того, что в одной единственной схватке флот понесет слишком большие потери, был крайне велик. Быстро восстановить его не получится (это и в мирные-то времена требовало умопомрачительных затрат), но и без него совсем плохо. Все было настолько серьезно, что канцлер вообще запретил выход в море крупных кораблей без согласования лично с ним. Продолжая аналогию с боксом, можно сказать, что тяжеловесы осторожно ходили кругами, в надежде грубую ошибку противника. Единственный удар мог стать последним. Этим вызван тот факт, что ни Германия, ни Англия за первые два года войны не пришли к открытому сражению главных морских сил.
Меж тем на берегу

Но час «Х» настал в 1916 году. Начиная войну, Германия рассчитывала быстро выиграть кампанию на суше, тогда флот вполне сыграл бы роль «противовеса», своим наличием просто парализуя ВМС Англии. План не сработал. Война затянулась, и стало понятно – если не произойдет перелома, победит тот, у кого больше ресурсов. И, конечно, речь не о Германии с Австро-Венгрией, окруженных на континенте кольцом врагов. Ресурсы Берлина и Вены быстро истощались. В попытке добиться решительного успеха немцы предприняли мощное наступление во Франции, но едва застряли в многомесячной «мясорубке под Верденом». Британские корабли тем временем, не подходя к немецким берегам, блокировали выход из Северного моря — поставки по этому направлению в Германию были сорваны. Англичане сознательно играли «на истощение» — немцы встали перед острой необходимостью решить проблему снабжения страны морским путём. «Решать вопрос» оставалось только с помощью Флота открытого моря. В ночь на 31 мая он вышел в море.

Сравнивая количественные и качественные характеристики флотов перед Ютландским сражением, специалисты отдавали общее преимущество именно британским кораблям. Немцы находились в условиях, когда единственным путём к победе было нанесение англичанам урона существенно большего, чем понесённые при этом собственные потери. Поэтому фактически единственным шансом германского флота был разгром «Гранд флита» по частям.

Флот Первой мировой — это гигантская сложная система, состоящая из кораблей различных классов. Вершиной всего являются огромные линкоры-дредноуты, вооружённые мощной дальнобойной артиллерией. «Ступеньки ниже» в порядке убывания — линейные крейсеры, затем быстроходные лёгкие крейсера — их задачей была прежде всего разведка и нападение на слабые (например, торговые) суда противника. И самые маленькие корабли-миноносцы — предназначались для массовых торпедных атак, часто ночных или нацеленных на добивание уже поврежденных вражеских кораблей. Исход сражения зависел от прямой схватки дредноутов.
Тактика немцев была простой, но логичной и оправданной. Они должны были заманить в ловушку часть английских сил с помощью притворного отступления. Планировалось, что эскадра линейных крейсеров подойдёт к берегам Британии и обстреляет прибрежные города. На перехват в свою очередь выйдут английские линейные крейсера в сопровождении нескольких линкоров (чтобы обеспечить численный перевес). Тогда немцы должны были уходить в нужном направлении, выведя таким образом английскую погоню на весь караулящий в море «Хохзеефлотте».

Эффекта неожиданности достичь не удалось. Благодаря радиоперехватам и наблюдениям за активностью немцев, англичане поняли: противник задумал большую операцию. «Гранд флит» приготовился к выходу в море. Немцы же провести подробную разведку не смогли. Они рассчитывали сделать это при помощи дирижаблей, но погода не позволила их эффективно использовать. В результате уже выйдя в море, германские моряки не знали, что противостоять им будет не отдельный отряд, а все основные силы англичан.

Немецкий флот под командованием адмирала Рейнхарда Шеера направился к проливу Скагеррак (между Данией и Норвегией). Туда же на перехват пошли англичане под командованием адмирала Джона Джеллико. Численное и техническое превосходство было за англичанами. Они вывели в море 149 кораблей всех типов против 99 у немцев. Но главное превосходство — по дредноутам. 28 английским линкорам немцы могли противопоставить лишь 16.

Две огромные флотилии встретились 31 мая у побережья полуострова Ютландии. Сначала обнаружили друг друга (контакт в то время был только визуальным) соединения быстроходных разведчиков. Около 14:00 британский лёгкий крейсер открыл огонь по замеченному немецкому эсминцу. Так прозвучали первые залпы самого большого морского сражения в истории.

В первой фазе сражения друг с другом сражались линейные крейсера. Это было соревнование в скорости и точности стрельбы — две эскадры, вытянувшись каждая в линию, двигались параллельно и обстреливая друг друга. Первыми ощутимые потери понесли англичане. После нескольких точных попаданий немецких снарядов в течение получаса взорвались и мгновенно затонули два английских линейных крейсера. Немецкие корабли тоже получили большое количество повреждений, но оставались на ходу. Они стали отходить к своим линкорам. Вскоре преследовавшие их английские крейсера обнаружили строй дредноутов Германии и в свою очередь приняли решение отходить. Долгая фаза боя состояла из периодических схваток крейсеров и миноносцев, но важнейшей задачей было маневрирование — теперь уже англичане заманивали «Хохзеефлотте» на свои дредноуты. Англичане потеряли ещё один крейсер и несколько миноносцев, но потом преследовавшие их немецкие линкоры вышли на строй английских дредноутов. На тот самый «Гранд флит», о выходе которого в море едва ли не полным составом немцы раньше не знали. Так долго ожидаемый «День» для многих немецких моряков настал неожиданно.

Шеер приказал отходить, так как его корабли оказались в сложнейшем положении. Выйти из боя они смогли, великолепно выполнив сложнейший маневр. Строй для артиллерийских кораблей — абсолютная важность, действуя вразнобой, они уязвимы. Под огнём англичан «Хохзеефлотте» смог развернуться, не нарушив при этом строя. На выучку моряков и талант офицеров Германии англичане ответили тем же самым. После серии манёвров эскадры снова сошлись — и снова для яростной стрельбы друг по другу. Немцы ещё раз оказались в тяжёлом положении. Было принято решение уходить, чтобы сохранить дредноуты. Задержать противника должны были линейные крейсера и миноносцы, даже если это придется сделать ценой гибели. Цель была достигнута — крейсера получили тяжёлые повреждения, но линкорам «Хохзеефлотее» удалось уйти. Немецкие корабли искали возможность уйти к своим базам. Англичане всеми силами старались это предотвратить.

Ночная фаза битвы представляла собой манёвры, когда английские линкоры едва ли не на ощупь пытались найти «Хохзеефлотте». Ночь была безлунной, в какой-то момент немецкие дредноуты прошли в непосредственной близости от «Гранд флита». Меньшие корабли несли потери в стычках друг с другом, но германские линкоры смогли уйти от англичан. Преследовать немцев у их берегов было смертельно опасно — прибрежные воды были заминированы и только немцы знали безопасные проходы в минных полях. «Гранд флит», который так и не смог уничтожить немецкие линкоры, развернулся и взял курс на свои базы. Немецкие корабли добрались до своих стоянок.

Формально выигравшей стороной после битвы можно было считать Германию, так как потери англичан были практически в два раза больше. «Гранд флит» потерял 6 крейсеров (три из которых — мощные линейные крейсера) и 8 кораблей меньшего класса. Немцы потеряли 9 кораблей, один из которых — линейный крейсер. Главные тяжеловесы — дредноуты обоих флотов — вернулись на свои базы в полном составе, несмотря на то, что дважды вступали в бой друг с другом.

Однако стратегическая победа досталась Великобритании. Флот открытого моря не смог нанести существенный урон английским линкорам и, следовательно, не смог прорвать морскую блокаду.

Героизм, стойкость духа и гениальность сочетались в этой битве с абсурдностью, случайностями и везением. Перечислим лишь некоторые факты из этой истории.

– Германский и английский флоты могли так и не встретиться, если бы не находившийся между ними небольшой датский пароходик. И немцы, и англичане отправили малые корабли, чтобы разведать — что это за судно вдали, неподалеку от него и увидели друг друга.

– Из-за сложности в опознании кораблей противника и определения направления его движения флоты много раз практически кружились в одном районе, полагая, что перехитрили противника.

– По ошибке в начальной стадии боя англичане вообще не стреляли по мощному немецкому кораблю «Дерфлингер», который в свою очередь обстрелял и утопил сильный английский крейсер «Куин Мэри».

– В первый день сражения группа британских эсминцев в разгаре боя и в дыму не увидела поданный сигнал с командой вернуться, атаковала немецкий строй и понесла большие потери.

– Ночью один из британских крейсеров сигнальным прожектором запросил у другого «позывные на сегодня», так как его книга с кодами была уничтожена. Второй крейсер товарищам по оружию ответил – в темноте эти сигналы наблюдали и внимательно записывали немецкие моряки.

– Англичане перехватывали множество радиосообщений с немецких кораблей, благодаря чему часто понимали намерения противника. Одно из немногих сообщений, едва ли не прямым текстом говорящее о курсе, которым немцы будут уходить, перехватить не удалось.

– Немецкий крейсер «Зейдлиц» возвращался из боя с огромными пробоинами — в заливаемом холодной водой корабле моряки безостановочно откачивали воду. Два раза они сажали свой крейсер на мель, чтобы тот не утонул окончательно, откачивали воду и снова шли к берегу. Так продолжалось 57 часов. Команда все-таки довела свой полузатопленный корабль на базу.

До конца войны немцы попыток морского прорыва уже не предпринимали — они стали широко использовать подводные лодки. Блокада, истощая германскую промышленность, продержалась до момента капитуляции Германии.

Dockwise Vanguard — самое большое и инновационное полупогружное судно в истории. Его длина составляет 275 м, а ширина — 79 м. Грузоподъемность достигает 110 тысяч тонн. Судно было разработано компанией Dockwise для транспортировки тяжелых грузов и для применения в качестве сухого дока. Способ погрузки на корабль также уникальный. Специальные отсеки наполняются водой и корабль медленно, но уверено погружается под воду. После того как корабль оказывается под водой, на него погружают груз. Для обслуживания корабля требуются 60 человек.

Сражение показало окончание эволюции артиллерийских кораблей. Уже развивались подводные лодки, которые позволяли нарушать морскую торговлю гораздо более дешевым для страны способом. Хотя моряки «старой закалки» считали подводную войну «неджентльменской и подлой». Уже следующая война дала понять, что править морями будут подводные лодки и авианосцы.

«Гранд флит» после войны был расформирован, оставшиеся в строю корабли вошли в состав «Атлантического флота» Британии. Что наглядно показало, как изменился военный вектор — со стороны Европы Англия больше нападения не ждала.

«Хохзеефлотте» простоял в Германии до самого конца войны. Попытка Шеера вывести его едва ли не в самоубийственную атаку в 1918 году привела к Кильскому восстанию и свержению в Германии монархии. После поражения англичане привели теперь уже пленный и разоруженный Флот открытого моря на свою базу. Оставленные на нем немецкие моряки умудрились втайне договориться и под носом у англичан затопить 52 своих корабля из 74. «Хохзеефлотте» закончил свой героический путь на дне главной базы противника.

Автор публикации

не в сети 12 часов

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18855Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях