черт побери
чертовски развлекательный сайт

Посеявшие ветер бурю пожнут…

 

В связи с очередными нападками на российскую историю ,а именно советского периода , и обвинениях в геноциде. По слухам ,на Евровидении татарская певичка Джамала готовится спеть о несчастной судьбе крымских татар которых депортировали в 1944 году. Ежу понятно,что это политзаказ. В связи с этим, давайте попробуем вспомнить за что и как выселяли крымских татар.

Посеявшие ветер бурю пожнут...

В дневниках разведывательного отдела 11-й немецкой армии есть и такое свидетельство: «В сёлах района Бахчисарая до 22 января 1942 года добровольно заявили о своей службе у нас 565 татар, но при проведении призыва были отмечены частые отказы. На 30 января по болезни и другим причинам таких оказалось 176 человек, из них 48 человек просто не явились на призывные пункты. В итоге из 565 добровольцев осталось 389 человек» (Цит. соч., с.94). Это очень важное свидетельство. Да, конечно, отнюдь не все татары пошли служить немцам. Мало того, татары были и в партизанах. Так, по архивным данным Крымского обкома партии, в апреле 1944 года накануне освобождения Крыма в партизанских отрядах было русских — 2075 человек, татар — 391, украинцев — 356, белорусов — 71 (Цит. по И.Пыхалов. Время Сталина. М. 2001. С.76) . Тут к месту упомянуть и о том, что за годы войны 161 татарин (не знаю, сколько из них крымских) стали Героями Советского Союза.

Но, надо полагать, доля татар, служивших у немцев, всё-таки была достаточно высока. Так, в докладной записке замнаркома Госбезопасности СССР Б.З.Кобулов и замнаркома внутренних дел СССР И.А.Серов от 22 апреля 1944 года наркому внутренних дел Л.П.Берия говорилось, что в 1941 году в Красную Армию было призвано в Крыму около 20 тыс. татар и все они при отступлении нашей 51 армии из Крыма дезертировали и оказались в рядах немцев. Это почти всё крымско-татарское население призывного возраста» (Там же, с.75) .

О многом можно судить и по докладной записке Берии, который как нарком внутренних дел руководил операцией выселения. Он докладывал Сталину 10 мая 1944 года. Там есть и такие данные: «Органами НКВД и НКГБ проводится в Крыму выявление и изъятие агентуры противника, изменников родины. На 7 мая с.г. арестовано таких лиц 5381 человек, изъято оружия — 5995 винтовок, 337 пулемётов, 250 автоматов, 31 миномёт, большое количество гранат и патронов».

5 июля 1944 года Берии подводя итог, сообщал: «… изъято нелегально хранившегося у населения оружия 15.990 единиц, в том числе автоматов — 724, пулемётов — 716, боеприпасов — 5 млн штук» (Там же, с.84). Пулемёты, как известно, служат не для охоты на перепелов… 716 пулемётов — это в тех условиях большая сила. А у Берии не было причин преувеличивать эти цифры в записке Сталину.

Да, разумеется, с немцами сотрудничали не все татары. Не всех и выселили. Например, не трогали тех татар, которые сами участвовали в партизанских отрядах, и их семьи. Тут можно назвать семью С.С. Усеинова, партизана, расстрелянного немцами. Не выселяли семьи, в которых жена — татарка, а муж — русский. Удавалось отстоять свои семьи татарам, находившимся на фронте, как лётчику Э.У.Чалбаш и другим (Там же).

Оценивая всю эту драматическую историю, надо принимать во внимание ряд важных обстоятельств.

Во-первых, выселение по национальному признаку в военное время не советское изобретение. Весьма осведомлённый и добросовестный политолог профессор С.Г.Кара-Мурза пишет: «В 1915-1916 гг. царским правительством было проведено принудительное выселение немцев из прифронтовой полосы и даже из Приазовья. В том же 1915 году по приказу Верховного Главнокомандующего русской армии было выселено свыше 100 тыс. человек из Прибалтики на Алтай. 19 февраля 1942 года либеральнейший президент Рузвельт дал распоряжение даже не депортировать, а заключить в концентрационные лагеря граждан США японского происхождения. В этих лагерях их принудили к тяжёлым работам в рудниках. А ведь никакой угрозы японского вторжения не было» (Советская цивилизация. Книга первая, М. 2002. С. 608). И оказалось за колючей проволокой около 130 тысяч человек. И нельзя не сопоставить: Япония была от США за океаном, а Крым — это тогда тыл сражающейся Красной Армии.

Во-вторых, во всех названных выше эпизодах ни немцы, ни прибалты, ни японцы не выказали опасной враждебности к своей стране или симпатию к её противнику, тем более, то или иное содействие ему. Их выслали заблаговременно, в порядке, так сказать, превентивного военного карантина. Другое дело — крымские татары. Их выслали уже после освобождения Крыма, когда стали достоверно известны многочисленные факты их активного сотрудничества с оккупантами.

В-третьих, ведь немцы ещё не были изгнаны с нашей земли, никто не мог сказать, когда война кончится и какие ещё возможны повороты в её ходе. И вот, освободив Крым, в таких условиях оставить в тылу нашей армии враждебные вооружённые отряды, у которых одних лишь пулемётов более 700 штук? Это было бы крайне безответственно и опасно. А вдруг немцы вернулись бы в Крым? Исключать этого тогда было нельзя.

В-четвёртых, Крым — это не просто территория, а стратегически чрезвычайно важная пограничная окраина страны, плацдарм, который должен быть абсолютно надёжным тылом Красной Армии.

В-пятых, в условиях войны просто не было возможности разбираться с каждым отдельным подозреваемым, с каждым конкретным фактом.

Наконец, если бы татары остались в Крыму после его освобождения, это могло бы стать причиной многих острых, в том числе, кровавых конфликтов между ними и остальным населением. Людмила Жукова пишет в «Литературной газете : «Из политкорректности у нас не принято и сегодня объяснять причину депортации целого народа. Запомнилась мне встреча в Алуште в конце 70-х годов с фронтовиками, освободившими Крым. Они говорили: «Депортация всего народа спасла его от возмездия фронтовиков, которые тогда ничего не боялись» (ЛГ. 21 мая 14). Да, депортация уберегла татар от гнева народа.

А как, на каких условиях проходило переселение? По постановлению Государственного Комитета Обороны от 11 мая 1944 года, подписанного Сталиным, каждой семье разрешалось брать с собой до 500 кг вещей — инвентаря, посуды, продовольствия и т.д. На оставляемый скот, зерно, овощи выдавались обменные квитанции с целью возврата по ним всего принятого на месте поселения в Узбекистане. Для организации приёма четырём поимённо названным руководителям наркоматов поручалось направить в Крым нужное число работников. А для обмена на месте поселения всего сданного в Узбекистан направлялась специальная комиссия Совета народных комиссаров СССР из шести тоже поимённо названных ответственных должностных лиц ряда наркоматов во главе с заместителем председателя СНК РСФСР Гриценко. Наркому здравоохранения Митереву было поручено выделить на каждый эшелон врача и две сестры «с соответствующим запасом медикаментов и обеспечить медицинское и санитарное обслуживание спецпоселенцев в пути». И ещё: «Наркомторгу СССР (тов. Любимову) обеспечить все эшелоны ежедневным горячим питанием. Для этого наркомторгу выделить продукты».

Татар не выбрасывали где-то в голом поле. «Расселение спецпоселенцев, — говорилось в постановлении ГКО, — произвести в совхозных посёлках, колхозах, в подсобных сельских хозяйствах предприятий и заводских посёлках для использования в сельском хозяйстве и промышленности». Кроме того, местным властям надлежало «обеспечить спецпоселенцев приусадебными участками и оказать помощь в строительстве домов», для чего каждой семье выдавалась на семь лет ссуда в размере 5000 рублей. Были предусмотрены и другие меры помощи татарам, а на все мероприятия ассигновалось 30 млн рублей. Интересно, во что американцам обошлось содержание японцев за колючей проволокой…

С.Кара-Мурза считает, что депортация народов из Крыма и Кавказа была наказанием по принципу круговой поруки, когда один отвечает за всех, а все — за одного. Но очень странное это было наказание. Сам же Кара-Мурза свидетельствует, что в местах нового поселения сохранялись партийные и комсомольские организации, люди учились на родном языке, получали образование, специальность, позже не знали никакой дискриминации при получении высшего образования. И в конце концов весьма характерно ещё вот что. Другой наш известный исследователь Вадим Кожинов, отвечая в 1993 году некому Г.Вачнадзе, заявившему, что во время депортации погибло 50% чеченцев, писал: «Согласно достоверным данным переписи, в 1944 году чеченцев и ингушей было 459 тысяч человек, а в 1959-м, когда они вернулись на родную землю, — 525 тыс., т.е. на 14,2% больше. Если бы действительно погибла половина народа, то его численность могла бы восстановиться не менее, чем через полвека. Так, а 1941-1944 годы погибли не 50, а «всего лишь» 22% населения Белоруссии (2 миллиона из 9), и довоенная численность смогла восстановиться лишь через 25 лет — к 1970-му году» (Судьба России. М. 1997. С.168). Т.е., как пишет Кара-Мурза, «они вернулись на Кавказ выросшим и окрепшим народом» (Цит. соч. с. 609). Нет оснований полагать, что у татар или калмыков дело обстояло иначе.

Автор публикации

не в сети 8 часов

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18620Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях