«Погибаю, но не сдаюсь!»

В Петербурге стоит памятник с короткой надписью «Стерегущий». Два матроса в напряжении поворачивают маховик, открывая кингстоны на израненном миноносце. Потоки воды уже ворвались в отсек, клокочут у ног героев. В бронзе этого изваяния запечатлен подвиг моряков русского миноносца «Стерегущий», пошедших на смерть ради славы родного флота.

-Погибаю, но не сдаюсь!-


В августе 1903 года на самом восточном краю России — Тихом океане — вступил в строй 1-й Тихоокеанской эскадры новый корабль русского военно-морского флота. Он был заложен в 1900-м на петербургском Невском заводе под названием «Кулик», но в строй вошел под другим именем — «Стерегущий». Это был небольшой четырехтрубный миноносец (по терминологии тех лет — «истребитель») водоизмещением 259 тонн, вооруженный одной 75-миллиметровой пушкой и тремя 47-миллиметровыми орудиями, а также двумя торпедными аппаратами.

Экипаж «Стерегущего» насчитывал 4 офицеров (помимо командира, минный офицер лейтенант Николай Семенович Головизнин 2-й, вахтенный начальник мичман Константин Владимирович Кудревич и судовой механик младший инженер-механик Владимир Спиридонович Анастасов) и 48 нижних чинов. 19 января 1904 г. командиром нового миноносца стал уроженец Курска Александр Семенович Сергеев 2-й.

Родился он 18 сентября 1863 г. В сентябре 1880 г. поступил в морское училище, через четыре года был произведен в мичманы с зачислением в 4-й флотский экипаж. Служил Сергеев А.С. на канонерских лодках «Вихрь» и «Мина», затем на эскадренных броненосцах «Император Николай I» и «Севастополь». В 1895 г. получил перевод в 15-й флотский экипаж и с этого времени связал служебную судьбу с миноносными кораблями. До «Стерегущего» Сергеев успел покомандовать семью миноносками. 1 января 1892 г. офицер был произведен в лейтенанты, в 1895-м получил орден Святого Станислава III степени, в 1898-м — Святой Анны III степени.

Отрывок из рапорта государю генерал-адъютанта, адмирала Е. Алексеева от 11 апреля 1904 г. «До 26 февраля неприятель бездействовал. 25 февраля вечером, согласно донесению Командующего флотом, эскадренные миноносцы: «Решительный» — командир капитан 2-го ранга Боссе и «Стерегущий» — под командою лейтенанта Сергеева вышли на разведку к острову Торнтон, а в случае встречи с неприятелем — для его атаки.

Дойдя до бухты Талиенван, заметили в темноте неприятельский крейсер, который и решили атаковать, но так как из дымовой трубы при увеличении хода выбросило пламя, то группа неприятельских миноносцев, бывшая поблизости, осветила наши миноносцы и затем направилась обходом, чтобы оттеснить их от берега.

Удачным, по взаимному соглашению командиров, обходом в море на юг нашим миноносцам удалось избежать обхода неприятелем, причем, однако, «Стерегущий» неоднократно отставал от «Решительного», что заставляло последний несколько раз возвращаться к нему или уменьшать ход. С рассветом, подходя к Порт-Артуру с юга, оба миноносца были замечены четырьмя японскими миноносцами и двумя крейсерами».

Четыре новейших японских миноносцев — «Акебоно», «Иказучи», «Иназума» и «Сазанами» были значительно лучше вооружены (в целом 24 орудия против 8 русских пушек) и обладали большим превосходством в скорости — 31 узел против 26 узлов у русских. Тем не менее, верные долгу моряки смело вступили в схватку с врагом, надеясь прорваться на свою базу.

«Командир миноносца «Решительный» повернул прямо на неприятеля, имея в кильватере в 2-3 кабельтовах миноносец «Стерегущий». Сблизившись до 7 кабельтовов, японские суда открыли огонь и в 4 кабельтовах пошли параллельным курсом; бой начался. Один из крупных снарядов попал в угольную носовую яму «Решительного», где разорвался и осколками повредил паровые трубы носового котла и сделал еще другие повреждения, тяжело ранив двух человек машинной прислуги.

Несмотря на контузию головы с разрывом барабанной перепонки, капитан 2-го ранга Боссе — командир «Решительного» — продолжал вести миноносец. Ход миноносца не уменьшался, благодаря своевременно производимым исправлениям в машине и паровых трубах инженером-механиком Кисляковым, который с полным хладнокровием успевал с ними справиться, ободряя своим примером машинную команду, работавшую до потери сознания в запертых помещениях машин и котлов».

«Решительный» поразил «Акебоно» и «Сазанами» и, развив большую скорость, оторвался от преследования. Вся мощь неприятельского огня обрушилась на «Стерегущий», шедший вторым. «Японцы» во время погони настолько сблизились с нашим миноносцем, что вражеские морпехи, находившиеся на палубе «Акебоно», открыли огонь из винтовок, а один не в меру ретивый унтер даже перепрыгнул на палубу «Стерегущего» и бросился с моряками врукопашную (его порыв был быстро укрощен — непрошеного гостя выкинули за борт).

В первые же минуты боя «Стерегущий» получил множество тяжелых повреждений. Лейтенант Сергеев был тяжело ранен, но не покинул мостика, продолжая руководить сражением. Когда квартирмейстер Иван Бухарев доложил Сергееву о выходе из строя машины миноносца, Сергеев произнес только: «Истребитель не должен попасть в руки врага!» Это были последние слова умирающего лейтенанта…

В начале боя было замечено отставание миноносца «Стерегущий», почему «Решительный» уменьшал свой ход, затем стало заметно, что на «Стерегущем», судя по массе пара, окутавшего его, — случилось повреждение паровых труб или котлов, и он сразу остановился, а неприятель в числе двух миноносцев и крейсера окружил его со всех сторон. Повернуть на помощь, ввиду несоразмерных сил и порчи паровой трубы, командир «Решительного» не признал возможным и, продолжая идти вперед, прорвался в Порт-Артур, так как выстрелы 75 мм орудия «Решительного» заставили один японский миноносец повернуть обратно, а остальные понемногу отстали.

За засвидетельствованное командиром мужество и храбрость, выказанные командой миноносца «Решительный», Командующий флотом, в силу Высочайше предоставленного ему права, наградил на нем 10 человек команды знаками отличия Военного Ордена. Ввиду же особого ходатайства о мужестве, хладнокровии и распорядительности при личном руководстве и исправлении поврежденной машины, благодаря чему миноносец мог держать полный ход, — лично наградил инженер-механика Кислякова орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

К утру к Артуру приблизилась японская эскадра и подать помощь «Стерегущему» не было возможности, хотя Командующий флотом лично сам вышел на рейд на «Новике», — так как миноносец окружили японские крейсера. С сигнальной станции Золотой горы видно было, как миноносец сначала отстреливался при подходе к нему японских миноносцев и затем затонул.

Подошедшая эскадра, из-за Ляотешана с расстояния до 12 верст, начала в 8 часов утра бомбардировку внутреннего рейда, стоявших судов и города и кончила стрельбу в 2 час. дня, выпустив свыше 200 12-дюймовых снарядов, причем было убито 5 и ранено 19 человек. Особых повреждений на судах не было, хотя один снаряд попал в «Севастополь», а другой в «Ретвизан». Неприятель вскоре удалился.

Наши батареи по скрытому за Ляотешаном неприятелю не стреляли. В заключение считаю долгом донести Вашему Императорскому Величеству, что, рассмотрев действия командира эскадренного миноносца «Решительный», я не могу ему поставить в упрек, что он не повернул на помощь «Стерегущему». Силы были слишком неравные и, как ни велика была потеря «Стерегущего», но, действуя иначе, мы могли, вместо одного, лишиться двух миноносцев. Оказать помощь с «Новиком» не мог и Командующий флотом, так как тонувший миноносец окружал отряд крейсеров и миноносцев. Решение при встрече и начале боя с неприятелем — идти на него, а не вдоль берега — хотя и не вполне благоразумное, но отважное и не может также служить обвинением…

Отважно вел себя в бою командир «Стерегущего» лейтенант Сергеев А.С. Тяжело раненный, он продолжал командовать кораблем, подавая подчиненным пример безупречного выполнения воинского долга. Минный квартирмейстер Юрьев Ф.Д. оказал раненому командиру помощь. «…Я отнес его на машинный люк, — писал впоследствии Юрьев, — сделал перевязку его перебитой ноге как-либо, лишь бы кровь не шла». Но вскоре осколками рвавшихся на палубе снарядов лейтенант Сергеев был убит.

Храбро дрался с врагом мичман Кудревич К.В. Оставшийся в живых кочегар «Стерегущего» Осинин А.А. рассказал, что после гибели прислуги правого носового орудия Кудревич встал к пушке и вел из нее меткий огонь по японским кораблям до тех пор, пока не погиб от разрыва вражеского снаряда.

Мысль о воинском долге, стремление до конца выполнить его не покидали даже тяжело раненных матросов «Стерегущего». «Смертельно раненный сигнальщик Кружков, — пишет кочегар Осинин, — лежал около сигнального ящика. Увидев меня, он подозвал к себе и сказал, чтобы я порвал сигнальные книги, что мною и было исполнено. Я порвал и завернул их в сигнальные флаги, привязал тяжелое железо и выбросил за борт».

Лишь когда под градом снарядов погибли все офицеры миноносца — его командир Сергеев А.С., инженер-механик Анастасов В.С., лейтенант Головизнин В.С., мичман Кудревич К.В., 43 из 49 человек команды, а сам миноносец получил тяжелейшие повреждения, японцы приблизились к «Стерегущему» и высадились на его палубу. «Положение миноносца было настолько ужасное, что не поддается описанию» — такое впечатление произвел изрешеченный и обгоревший корабль на мичмана X. Ямадзахи, первым вступившего на его борт.

Согласно одной из версий, когда японские моряки поднялись на борт искорёженного миноносца, то двое русских моряков скрылись в трюмном отделении. Они заперлись в помещении и отказались сдаваться. Вскоре миноносец начал тонуть. Это обстоятельство дало повод к утверждению, что русские моряки сами затопили свой миноносец и погибли, чтобы не сдаться врагу со своим кораблём. На миноносце «Стерегущий» не было кингстонов (клапанов затопления), поэтому не понятно, каким образом моряки затопили свой корабль. Возможно, миноносец затонул от сильных повреждений, полученных в ходе боя. Однако вполне возможно, что, как показано на памятнике в Санкт-Петербурге, вместо кингстонов русские моряки использовали иллюминаторы, оказавшиеся ниже уровня воды из-за повреждений других отсеков миноносца.

Все офицеры и команда «Решительного» были удостоены наград “за прорыв сквозь неприятеля в свой порт.”.

Было решено поставить памятник “Стерегущему”. Скульптор К. Изенберг создал модель памятника «Двум неизвестным морякам-героям» и в августе 1908 года она удостоилась «высочайшего одобрения» Царём.
Однако, как выяснилось позднее, на “Стерегущем” не было кингстонов затопления. Считая, что гибель двух неизвестных матросов, открывших кингстоны, «есть выдумка» и «как выдумка она не может быть увековечена в памятнике», Морской генеральный штаб 2 апреля 1910 года доложил на «высочайшее имя» ситуацию, поставив вопрос: «надлежит ли считать предполагавшийся к открытию памятник сооружённым в память геройского самопожертвования двух оставшихся неизвестными нижних чинов команды миноносца „Стерегущий”, или же открыть этот монумент в память геройской гибели в бою миноносца „Стерегущий”?»
«Считать, что памятник сооружен в память геройской гибели в бою миноносца „Стерегущий”», — такова была резолюция Императора Николая II…
26 апреля 1911 года в торжественной обстановке памятник «Стерегущему» открыли на Каменноостровском проспекте в Петербурге.

Класс и тип судна Эскадренный миноносец
Изготовитель Невский завод
Спущен на воду 1902 год
Выведен из состава флота 1904 год
Статус Погиб недалеко от Порт-Артура
Основные характеристики
Водоизмещение 259 тонн
Длина 57,9 м
Ширина 5,6 м
Осадка 3,5 м
Мощность 3800 л. с.
Скорость хода до 26,5 узла
Экипаж 4 офицера и 48 матросов
Вооружение
Артиллерия 1 × 75-мм орудие,
3 × 47-мм орудия
Минно-торпедное вооружение 2 торпедных аппарата

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля