Подводный спецназ СССР

Подводный спецназ СССР

Так сложилось, что спецназ ВМФ всегда и везде действовал на флангах истории и реальный боевой эффект от их самостоятельных операций был намного меньше, нежели от применения боевых кораблей и авиации. Даже подрыв диверсантами английских линкоров «Вэлиэнт» и «Куин Элизабет» в итоге не принес итальянцам победы, поскольку успешные акции такого масштаба чрезвычайно редки и не способны сколько-нибудь существенно изменить соотношение сил. Но всё же, в истории II Мировой Войны был прецедент,
когда проведённая без единого выстрела акция советских водолазов-разведчиков, существенно изменила ход войны на море и на десятилетия вперёд определила развитие целого класса морских вооружений в СССР.

Самая значительная операция РОНа прошла летом 1944 г., причём, прошла без единого выстрела. Предыстория этой операции такова: в сентябре 1943 года на вооружение Кригсмарине поступили первые в мире серийные самонаводящиеся лодочные торпеды TV (G7es), предназначеные для самозащиты подлодок от эскортных кораблей. Торпеда была создана на базе электрической G7e и приводилась в движение небольшим электромотором не оставлявшим в воде демаскирующего следа, характерного для торпед с парогазовым двигателем. Изюминкой TV была акустическая система самонаведения, настроенная на характерные частоты гребных винтов корабля. Теоретически (очень сильно теоретически, поскольку торпеда не оставляла следа) эсминец, обнаруживший торпедную атаку, мог дать полный ход и оторваться от сравнительно тихоходной (не более 24,5 узлов) торпеды. Подвергшиеся торпедной атаке транспорты в большинстве случаев были обречёны.
В июле 1944 года при несении боевого дежурства в районе пролива Бьёрке-Зунд погиб при загадочных обстоятельствах сторожевой катер МО-105. До него примерно при таких же обстоятельствах погибли МО-304 и МО-107. Ни следа от торпеды, ни перископа ПЛ никто из уцелевших моряков не видел. С МО-103 у немцев вышла осечка. Юнга с проходящей шаланды заметил под водой тень. Находящийся поблизости МО-103, вовремя получил сообщение и начал охоту. Подлодка оказалась в ловушке между отмелью и островом Руонти. После серии взрывов глубинных бомб на поверхности стали лопаться гигантские воздушные пузыри – воздух из отсеков подлодки. На поверхность всплыли шестеро немецких моряков.
В том, что подлодку необходимо обследовать, командование КБФ убедили сами немцы. Они несколько раз бомбили и обстреливали место гибели субмарины. Неуёмная активность противника показалась балтийцам подозрительной. Искать и обследовать субмарину послали прохватиловцев, за которыми прочно закрепилась слава специалистов по поиску чёрной кошки в тёмной комнате. Главная проблема заключалась в том, что курс на МО-103 во время охоты прокладывался неточно, а оставленную на месте гибели подлодки веху унесло течением. Пролить свет на местоположение субмарины мог её командир, корветтен-капитан Вернер Шмидт. Немец охотно сообщил свои личные данные, но раскрыть местоположение субмарины отказался.
По версии «Военной разведки», подводника допрашивал сам Прохватилов причём, обошлось без «допроса третьей степени». Командир РОНа развернул перед Шмидтом карту, наобум провёл на ней линию и заявил: «Только идиот мог идти таким курсом». Возмущению корветтен-капитана не было предела: «Я шел единственно верным в такой обстановке курсом. А положили нас совершенно случайно здесь!» – и ткнул пальцем в карту.
Глубина в месте гибели подлодки составляла около тридцати метров. А предел для легкого водолаза того времени – 20 метров. Глубже применяемый в дыхательных аппаратах кислород становился опасен. Прохватилов описывал работу водолазов так: «Походят мои хлопцы по дну минут десять и вылетают наверх. У одного кровь носом идет, у другого из ушей, а у третьего полная маска пены. Искусственное дыхание надо делать, откачивать. А тут еще финны из пушек обстреливают. Все же нашли мы субмарину на дне».
Водолазы закрепили на рубке подлодки деревянный трап в качестве буя, но больше ничего сделать не смогли – несовершенные дыхательные аппараты не позволяли работать в отсеках более 3-4 минут. Решено было спускать тяжёлого водолаза в обычном скафандре. Пригнали бот с компрессором, телефоном и шлангами. Под воду ушёл Сергей Непомнящий. С большим трудом он пролез в узкий рубочный люк, осмотрел центральный пост, стал отдраивать люки в другие отсеки. Через час он передал: «Нашел пенал с картами. Иду наверх». На боте стали подтягивать шланги, когда водолаз заорал не своим голосом: «Выручайте, чертовы покойники держат!»
Что-то совершенно невероятное должно было произойти под водой, чтоб водолаз-разведчик испугался покойников. На помощь Непомнящему спустились легкие водолазы. Они помогли Непонящему выбраться из подлодки и подтащили к борту. Слегка заикающийся спецназер рассказал о своих подводных злоключениях:
«Отдраиваю отс-сек, а оттуда покойник за покойником выплывают. Белые, разбухшие… Ко мне в иллюминатор заглядывают. Чуть фонарик из рук не выронил. Но с-стерпел – не обращаю на них внимания. В каюты капитана и штурмана пролез, Какие были карты, снял и пенал взял. Возвращаюсь обратно, а у трапа утопленники скопились. На волю хотят всплыть, вверх тянутся. В-видно, течение получилось. Раз-здвинул я их и скорей на трап. Но не тут-то было! Чую, держат: за шланги цепляются, на плечи давят. От этого в глазах искры… и ноги ослабли. В-видно, с перепугу забыл воздух стравить: костюм раздуло. Ну, ни туда ни сюда! П-пропал, думаю, и вот здесь завопил во все легкие…»
На картах, поднятых Непомнящим, был обозначен свободный от мин секретный фарватер противника, который начинался от Свинемюнде и шел до самого Ленинграда. Уже без участия РОНа водолазы Аварийно-Спасательной Службы подняли подлодку и поставили в док.
При обследовании торпедного отсека минёры кроме обычных (несамонаводящихся) электрических торпед G7e и парогазовых G7а обнаружили акустические торпеды. Извлечь их оказалось не так-то просто – торпеды заклинило в перекошенных торпедных аппаратах, к тому же, на самих аппаратах находились взрывные устройства. Решить эту задачу удалось офицерам О.Б.Брону, В.М.Саульскому и С.Т.Баришпольцу. Под руководством О.Б.Брона изучением торпед занялись офицеры НИ-МТИ – старший лейтенант В.М. Шахнович и инженер-майор И.М.Экелов. Было составлено полное описание торпеды и сняты характеристики всех ее систем.

О захвате секретной торпеды стало известно в британском Адмиралтействе и премьер-министр Уинстон Черчилль лично обратился к Сталину с просьбой передать её английским специалистам: «Адмиралтейство просило меня обратиться к Вам за помощью по… важному делу. Советский Военно-Морской Флот информировал Адмиралтейство о том, что в захваченной… подводной лодке… обнаружены… германские акустические торпеды T-V. Это единственный известный тип торпед, управляемых на основе… акустики, и он является весьма эффективным не только против торговых судов, но и против эскортных кораблей. Хотя эта торпеда еще не применяется в широком масштабе, при помощи ее было потоплено или повреждено 24 британских эскортных судов… Мы считаем получение одной торпеды T-V настолько срочным делом, что… готовы направить за торпедой британский самолет в любое удобное место, назначенное Вами».
Торпеду союзникам не дали, но британские моряки смогли увидеть в Петропавловской крепости разобранную T-V и познакомиться с ее подробным описанием. Англичане немедленно приступили к разработке собственной самонаводящейся торпеды, а также, методов противодействия новому оружию. Так немецкая самонаводящаяся торпеда не стала супероружием, способным вернуть немецким подлодкам их былую славу. А в самом СССР на основе трофейного образца была разработана первая отечественная самонаводящаяся торпеда САЭТ-50, запущенная в серийное производство в 1951 г. По сей день акустические самонаводящиеся торпеды составляют основу вооружения российского подводного флота. Примечательно, что американцы, которым T-V досталась в виде трофея только после войны и сейчас предпочитают совершенствовать торпеды, управляемые по проводам.

РОН и ФАУ-1

Советская разведка добыла сведения о намерении противника установить в районе завода «Пишмаш» (ныне Ленинградский электромеханический завод) специальное радионавигационное устройство для корректировки самолетов-снарядов ФАУ-1. Сам завод к описываемому времени представлял собой руины у самой передовой, над которыми возвышалась чудом уцелевшая гигантская труба. В ходе наблюдения разведчики обнаружили укрытую маскировочными сетями дорогу, по которой шло интенсивное движение. Необычная активность немцев у разрушенного завода настораживала.

Разведчик РОНа Владимир Борисов под водой перешел линию фронта, замаскировал водолазное снаряжение и переоделся в форму немецкого солдата. Владимир несколько часов изучал обстановку у проходной «Пишмаша», но никаких лазеек на территорию обнаружить не удалось. И разведчик пошёл на авантюру. Увидев, как к проходной подъезжает большая повозка, груженая ящиками, разведчик пристроился к ней и стал подпирать якобы свалившиеся ящики. После этого ящики действительно повело набок и ездовой начал поддерживать их с другой стороны. Часовой, видя трудное положение возчиков, открыл шлагбаум и пропустил повозку без проверки документов на территорию разрушенного завода. Взяв один из ящиков, Борисов прошёл с ним по подземным коридорам и увидел, как в одном из бункеров строители монтируют блоки радиоаппаратуры.
Обратно из охраняемой зоны разведчик выехал на той же повозке. Впереди сидел немец-ездовой, а сзади, спиной к нему, свесив ноги, сидел Борисов. Часовой, узнав незадачливых перевозчиков, открыл шлагбаум. Сведения о странной радиоаппаратуре на «Пишмаше» немедленно передали в штаб. Станция и стартовые площадки в Псковской области были разбиты нашей авиацией и артиллерией, но были ли уничтоженные объекты действительно связаны с «оружием возмездия» – тайна покрытая мраком. Достоверно известно, что командование ленинградской ПВО в 1944 г. опасалось крылатых ракет и принимало упреждающие меры. Но упоминаний о планах самих немцев применить ФАУ-1 против Ленинграда я не нашёл.

До конца войны рота Прохватилова выполнила более 200 разведывательно-диверсионных операций. Операции РОН проходили на южном и северном побережьях Финского залива, побережье Выборгского залива, на островах Гогланд, Большой Тютерс, Рухну, на Чудском озере. Зимой 1941 года часть личного состава РОН была направлена на первую разведку маршрута ледовой трассы через Ладожское озеро. Прокладка маршрута Дороги жизни протяженностью в 30 км была выполнена в двухдневный срок. С началом функционирования дороги водолазы-разведчики постоянно привлекались для подъема затонувших грузовиков и барж. Водолазы РОН совершали спуски для обезвреживания мин. Только 1943-1944 гг. было проведено 840 таких спусков.
Ещё в 1944 г. было высказано мнение о нецелесообразности существования РОН в мирное время. За расформирование роты ходатайствовал выступил начальник Разведывательного управления Главного морского штаба контр-адмирал М.А. Воронцов. Против были начальник РО ШБФ контр-адмирал Петров, его заместитель капитан 2-го ранга П.Д. Грищенко, сотрудники РУ ГМШ капитан 1-го ранга Л.К. Бекренев, капитан 2-го ранга Д.У. Шашенков и полковник Н.С. Фрумкин. И разумеется, сам Прохватилов. Командир РОН предлагал создать на базе спецподразделения специальную школу, которая бы «решила задачи подготовки кадров водолазов-разведчиков, разработки водолазных снаряжений, необходимого технического обеспечения и совершенствования методов разведки водолазами-разведчиками». Доводы не были услышаны. 14 октября 1945 г. командующий Краснознаменным Балтийским флотом издал приказ № 0580 о расформировании РОН до 20 октября. По иронии судьбы акт инспекции, послуживший основанием для приказа, подписал начальник ГМШ адмирал И.С.Исаков. Тот самый, адмирал Исаков, который своим приказом в 1941 году создал РОН.
Справедливости ради следует отметить, что в США так же были расформированы подразделения водолазов-разведчиков и так же быстро были воссозданы вновь с началом Корейской войны.
Прихватилов с 1946 по 1951 год работал водолазным специалистом аварийно-спасательного отдела на Балтике. В 1951 году был назначен начальником лаборатории специального назначения в водолазный отдел 11-го Института ВМФ (ныне 40 ГНИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ). Кроме всего прочего, институт создавал снаряжение для возрождённого с началом Холодной Войны спецназа ВМФ. В частности, в нём был разработан регенеративный бесследный водолазный аппарат разведчика («ВАР-52»), который позволял скрытно ходить и работать под водой на небольших глубинах в течение 10 часов. Вскоре Прохватилов по болезни ушёл в запас. Жил и работал в деревне Черново Ленинградской области. Иван Васильевич Прохватилов умер зимой 1978 года, от болезни сердца.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля