Почему Шанель не изобретала маленькое черное платье

В этом году исполняется 90 лет маленькому черному платью Коко Шанель. Arzamas объясняет, почему Шанель придумала не платье, а лишь миф о нем

Почему Шанель не изобретала маленькое черное платье

Мифу о маленьком черном платье Шанель столько же лет, сколько и ему самому. Все верят в то, что в 1926 году мадемуазель Габриэль придумала маленькое черное — и этим сотворила себе прижизненный памятник. Этот миф бесконечно дорог кураторам французских музеев моды, именитым историкам костюма и в особенности Карлу Лагерфельду, который стал куратором целой серии посвященных платью проектов. Но правда, увы, в том, что Шанель не изобретала это платье. Она изобрела лишь миф о нем. Венценосный черный Этот цвет (или, скорее, «нецвет») много раз был в моде и до Шанель. В начале XVI века им увлеклись миланские герцоги и венецианские купцы, любившие похвастать богатством. Благодаря новому хитрому способу обработки окра­шенные в черный цвет ткани не линяли, стоили гораздо дороже, чем прежде, и стали очень популярны среди богатых купцов и модников-аристократов. Именно итальянцы стали первыми сочетать черное с черным, играя на разли­чии фактур. Юноша на портрете работы Бронзино явно гордится своей шелковой черной джуббой (курткой), сквозь разрезы которой видна бархатная подкладка. Не это ли первый вариант «маленького черного»? В XVII веке этот цвет полюбили голландские бюргеры. А в начале XIX столетия в рыхлые волны черного бархата погрузились бледнолицые романтики. В сере­дине века французская императрица Евгения (испанка по происхождению) ввела черный в повседневную моду. В 1850-е она прославила черные кружев­ные шали и мантильи, в 1860-е — черные испанские платья, кофточки и распашные бурнусы с романтичными названиями: «Альгамбра», «Мадрид», «Эскориал». Обязательной стала отделка из черного сутажа  — на плечах и вдоль рукавов.





Почему Шанель не изобретала маленькое черное платье

Форменный черный Но для Шанель это был цвет униформы, унылого сиротского приюта, ее отро­ческих лет. Наряд, который в 1920-е стал «très Chanel», — черное платье и колготки, белые манжеты и воротничок — в XIX и начале ХХ века носили девочки из воспитательных домов при монашеских орденах. Эта форма была скромна, вполне удобна, но главное — скрывала происхожде­ние, превращала детей в единую черно-белую массу, девичий полк, призна­вавший только личные заслуги, слово Божье и наставления монастырских настоятельниц. Шанель долго пыталась забыть о монастырском прошлом — и в этом, надо сказать, преуспела: биографы до сих пор не знают толком, кто ее отец и как прошло ее детство. Но точно известно, что провела она его в приюте. Ее «маленькое черное» стало красивым и лаконичным прощанием с неудобной, постыдной частью жизни. Габриэль был важен и сам цвет. Черный — демо­кратичный, терпеливый, немаркий и многозначительный. Он хорош пасмур­ным днем и уместен в вечерних интерьерах. То есть имеет превосходный продажный потенциал, чем Шанель и воспользовалась.

Почему Шанель не изобретала маленькое черное платье

«Маленькие черные» до ШанельМадемуазель Коко, безусловно, цитировала девичью форму. Но не только ее. Еще в начале 1920-х годов многие парижские щеголихи и модельеры предложили свои формулы маленьких черных платьев, опередив Габриэль на целых пять лет. В январе 1921 года экстравагантная принцесса Люсьен-Мюра появилась на светской вечеринке в платье из черного джерси   с кушаком, украшенным кубистической вышивкой, в черном манто и шляпе, с полей которой вялой декадентской паутиной свисали черные кружева шантильи  . У Мюра была конкурентка — неулыбчивая мадам Патри. Ее часто видели на раутах и вечерах в черном шелковом или трикотажном платье и черной накидке. Французские модельеры Дреколь, Пату, Дженни в 1921–1924 годах предлагали множество «маленьких черных» из атласа, велюра, тафты и бархата. Были платья, украшенные вышивкой или кушаком, с кружевами, лентами, кистями и черным бисером. Были и построже — почти точные прототипы творения Шанель. К примеру, летом 1923 года зоркий глаз хроникера заприметил среди отдыхающих одну даму в подчеркнуто простом (и потому чрезвычайно мод­ном) платье из черного альпака  и шелка с белым воротничком и манжетами. Ее изображение мгновенно попало на страницы Vogue под заголовком: «Благородная простота остается главным правилом элегантности».

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля