Петербургская «миледи»

Петербургская -миледи-

Красота, ум, обаяние — все это помогает женщине и в карьере, и в личной жизни. Но есть одна опасность, которая может подстерегать преуспевающую даму, — всепоглощающая алчность. Именно она способствовала печальной известности Ольги фон Штейн: в криминальной истории России XX века эта мошенница занимает особое место.

Дурман зимнего сада

Изначально ничто не предвещало дурной славы. Она родилась в 1869 году в Царском Селе под Санкт-Петербургом в семье предпринимателя Зельда Сегаловича, который занимался поставками ювелирных изделий из Парижа. Он позаботился о том, чтобы дать достойное образование всем четверым детям. В частности, одна из дочерей — Ольга — окончила курс в закрытом пансионе и была завидной невестой: хоть и не дворянка по происхождению, но красива, умна, обходительна.

Увы, дела у Сегаловича в конце 1880- х пошатнулись — компания оказалась на грани банкротства. Тут уж на богатого жениха для Ольги рассчитывать не приходилось. На выручку пришел друг семьи профессор петербургской консерватории Альберт Цабель: он сделал 25-летней Ольге предложение. Разница в возрасте в 34 года жениха не смущала: по его мнению, девушка должна до конца дней быть благодарна за такой брак!

Увы, прекрасно разбиравшийся в музыке Цабель не был психологом — он не заметил, что в характере молодой жены любовь к роскоши сочеталась с прямо- таки патологическим транжирством. Тех средств, что выделял муж, Ольге явно не хватало, и она начала занимать у богатых знакомых. Благо мужчины были рады услужить столь восхитительному созданию. Только вот за долгом кавалеры все чаще стали обращаться к самому Цабелю. В конце концов тому это надоело, и супруги развелись.

Развод нисколько не опечалил женщину. Тем более что ее чары к тому времени подействовали на богатого и сановитого чиновника фон Штейна, который, недолго думая, сделал предложение. Теперь у Ольги был совершенно иной уровень жизни: особняк, положение в обществе. Чего еще желать? Но просить и у нового мужа на «булавки», в то время как легко удается опустошать карманы глупеющих при ее появлении мужчин? Словом, Ольга благосклонно принимала дорогие подарки и брала в долг немалые суммы.

Она приглашала гостей в очаровательный уголок особняка — зимний сад, где редкие растения испускали чудный аромат. Под стать прекрасному цветку была и хозяйка: молодая женщина выбирала достаточно откровенные туалеты, пользовалась дорогим парфюмом. Даже решительно настроенные кредиторы, решившие во что бы то ни стало вернуть свои деньги, размякали и… опять давали в долг. Некоторые кавалеры сравнивали Ольгу фон Штейн с небезызвестной Миледи из «Трех мушкетеров» Дюма — ее чары тоже были неотразимы!

Должность по сходной цене

Со временем появился еще один способ «подработки». Ольга фон Штейн, намекая на связи в обществе, обещала заинтересованному человеку хлебную должность. Естественно, требуя за услугу определенную мзду. Так, в 1902 году она разметила в газете объявление о вакансии управляющего золотыми приисками в Сибири. Желающих занять эту должность принимала сама «владелица месторождений» Ольга фон Штейн. Было одно условие: назначенцу требовалось внести залог.

Соперников сразу же перещеголял господин Свешников — он отдал прелестной даме 45 тысяч рублей под обещание сделать его управляющим. Счастливчик тут же отправился в Сибирь знакомиться с хозяйством, а в это время Ольга собирала деньги с других «управляющих». Процесс остановился, когда в Петербург вернулся Свешников, так и не нашедший приисков…

Резонанс имела история с покупкой виллы в Вене. Фон Штейн отправила в Австрию некоего мещанина Маркова, чтобы тот присмотрел ей загородную виллу с садом по сходной цене. С него Ольга взяла залог в три тысячи рублей, выдала выхлопотанный ею заграничный паспорт и 100 рублей на дорогу.

Поверенный отлично справился с заданием — в Вене нашел прекрасный дом по вполне приемлемой цене и согласно договоренности отправил фон Штейн телеграмму, чтобы та выслала деньги на покупку. Увы, Марков ждал напрасно — нанявшая его дама молчала. Он вынужден был обратиться в российское посольство в Вене. Дипломаты, смилостивившись, этапом отправили Маркова домой.

Вместе камеры — в Нью-Йорк

Наконец, замалчивать финансовую нечистоплотность стало попросту невозможно, и фон Штейн становилось все труднее находить новых заемщиков. Она придумала новый ход: сообщила о наследстве, полученном от скончавшейся в Париже тетки Соколовой-Сегалович. Сумма называлась внушительная — 1,6 миллиона рублей. Чтобы не быть голословной, фон Штейн показывала телеграмму о наследстве, пришедшую в адрес Министерства иностранных дел и переданную ей.

Ссылаясь на этот документ, женщина стала занимать деньги, обещая вернуть долг по завершении всех формальностей. Так в числе доверчивых жертв мошенницы оказался немецкий подданный господин Беккер, который выдал Ольге три тысячи рублей. Увы, к неудовольствию «наследницы», обман довольно быстро раскрылся: в МИДе проверили подлинность телеграммы, и оказалось, что она сфабрикована с помощью одного из сотрудников ведомства — тот был тут же уволен.

Тем не менее под следствием Ольга фон Штейн оказалась только летом 1906 года. Прокурор предписал содержать ее в Доме предварительного заключения. Этого женщине удалось избежать: она умело притворилась больной, и врачи настояли на домашнем аресте. Столь же грамотно ей удавалось затягивать следствие.

Однако в ноябре 1907 года суд все же начался, и был оглашен весьма впечатляющий список афер и пострадавших от них. Сама подсудимая держалась уверенно, ведь ей удалось нанять лучших адвокатов того времени: Базунова, Пергамента и Аронсона.

Но в декабре мошенница поняла, что тюремное заключение неминуемо, и решила бежать. Сказавшись больной, Ольга чуть раньше ушла из зала суда, якобы домой, а сама поехала на вокзал, где ее с чемоданами ждал любовник — отставной лейтенант флота фон Шульц. Подсудимая исчезла.

Тут надо отдать должное взаимодействию полиции. Уже в начале февраля 1908 года фон Штейн была обнаружена в Нью-Йорке и 5 мая под конвоем доставлена в Петербург. На этот раз на родине ее ждали одиночная камера и продолжение суда.

Несмотря на побег, наказание оказалось мягким. Сказались талант еще одного известного адвоката Владимира Бобрищева-Пушкина — старшего и умело сыгранное Ольгой раскаяние. Приговор: один год и четыре месяца тюремного заключения.

Куш для «адмиральши»

Вышедшая на свободу 40-летняя Ольга фон Штейн для начала вышла замуж, чтобы сменить фамилию. Отнюдь не по любви — всего лишь посулив обедневшему барону фон дер Остен-Сакену 10 тысяч рублей. Естественно, тот их не дождался…

Баронесса вела аристократический образ жизни, вновь вращаясь в светском обществе. Для этого требовались деньги, а добывать их было сложно — многие помнили о махинациях прежней фон Штейн.

Очередную жертву она решила поискать среди приезжих. Ею стала оказавшаяся в Петербурге парижанка Бланш Дарден. Прекрасно владевшая французским, Ольга быстро подружилась с новой знакомой. Представилась ей вдовой адмирала, оставившего огромное состояние в виде доходных домов в Киеве и нескольких губернских городах. Один из них даже советовала дешево приобрести, но у Дарден не было таких денег. Зато парижанка откликнулась на просьбу одолжить 700 рублей, пока их не пришлет Ольге из Киева замешкавшийся управляющий.

Потратив полученное, баронесса Остен-Сакен попросила и получила от француженки очередную сумму, потом еще… В общей сложности та лишилась около двух тысяч рублей. Наконец Дарден призналась, что денег у нее не осталось, и потребовала вернуть долг. Тем более у нее имелись расписки. «Дружба» тут же закончилась: Ольга всячески старалась избегать француженку, а затем и вовсе исчезла. Она была уверена, что в полицию Дарден обращаться не будет.

Однако она просчиталась: оставшись без средств, Дарден пришла к правоохранителям. Мошенница была у них на особом учете, и баронессу Остен-Сакен нашли. Но приговор оказался мягким — штраф и ссылка в город Остров Псковской губернии.

Вернувшись в Петербург в 1915-м, Ольга тут же провернула несколько махинаций с заемными векселями в особо крупных размерах. На этот раз она довольно быстро оказалась за решеткой и получила в феврале 1916 года аж пять лет тюрьмы. Однако отсидела год — ее вызволила Февральская революция. Учитывая ситуацию, от благородного дворянского звания женщина отказалась — вновь стала Ольгой Штейн.

Осмотревшись при новой власти после Октябрьского переворота, она нашла себе применение: стала предлагать состоятельным гражданам обменять драгоценности на дефицитные в то голодное время продукты. Все сходило с рук, пока в 1920 году Ольга не «кинула» некоего гражданина Ашарда. Тот обратился в милицию и легко узнал в предложенных сотрудниками фотографиях свою обидчицу.

По приговору суда рецидивистка-мошенница отправилась в женскую колонию в Кострому на пожизненные общественно-принудительные работы. Правда, почти тут же по случаю третьей годовщины революции назначили срок пять лет, спустя год снизили до трех. На этом конец? Отнюдь.

Хотя Ольге было за пятьдесят, она сумела соблазнить годившегося ей в сыновья начальника колонии Павла Кротова, который бежал вместе с ней в Москву. Став ее подельником в новых махинациях, Кротов на угнанном казенном автомобиле в 1923 году попал в засаду и был убит чекистами. Штейн удалось свалить всю вину на Кротова и получить лишь год условно.

Далее следы легендарной авантюристки теряются. По одним слухам, Штейн бежала за границу, по другим — благополучно прожила еще много лет и умерла где-то на Дальнем Востоке.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля