Первый полёт МИГ-9

Первый полёт МИГ-9

МиГ-9
(по классификации НАТО: Fargo; первоначально — Type 1) — первый советский турбореактивный истребитель, поднявшийся в воздух. Разработан в ОКБ Микояна и Гуревича, совершил первый полёт 24 апреля 1946 года. В 1946—1948 гг. построено 602 самолёта.

Первый полёт МИГ-9


Разработку турбореактивных двигателей (ТРД)
в СССР начали практически одновременно с подобными работами за рубежом. Английский конструктор Фрэнк Уиттл приступил к реализации своего проекта в 1936 г., а А.М. Люлька предложил проект первого отечественного ТРД в 1937 г. Уже к маю 1941 г. люльковский двигатель РД-1 с проектной тягой 530 кг был готов в металле на 70%, на стенде работали камера сгорания и турбина, а в опытном производстве изготавливали компрессор. Однако с началом Великой Отечественной войны работы над РД-1 пришлось свернуть. Перед эвакуацией из осажденного Ленинграда техническую документацию, а также готовые детали и агрегаты двигателя закопали на территории Кировского завода. В эвакуации же А.М. Люлька переключили на танковые моторы.
В дальнейшем работы по созданию


реактивных двигателей продвигались с большим трудом, так как конструкторские бюро и институты, занятые этими работами, были разбросаны по разным ведомствам. А Наркоматам, в чьем ведении находились те или иные КБ и НИИ, не хотелось отдавать их авиационной промышленности. Руководство НКАП несколько раз предпринимало попытки возглавить работы по созданию реактивной техники, но безуспешно. Поэтому многие конструкторские коллективы, создававшие реактивные двигатели, испытывали множество проблем, а сроки окончания работ сильно затягивались. Такое положение дел и предопределило отставание СССР в области реактивной авиации.
Серьезно заняться реактивной техникой в Советском Союзе
решили только в 1944 г., когда начали поступать разведданные об интенсивных разработках реактивной техники в Германии, Англии и Америке. В связи с этим 18 февраля 1944 г. в своем Постановлении №5201 Государственный Комитет Обороны (ГКО) указал на нетерпимое положение с развитием реактивной техники в стране. Решение этой задачи было теперь целиком возложено на НКАП. Этим Постановлением был ликвидирован не справившийся со своими задачами Государственный институт реактивной техники (ГИРТ) при СНК СССР, а А.И. Шахурину и А.С. Яковлеву поручалось собрать все квалифицированные кадры и организовать Научно-исследовательский институт реактивной авиации (НИИ-1), считая его основной задачей создание реактивных двигателей. При этом уже в 1944 г. предписывалось начать полеты на отечественных реактивных самолетах. Одновременно было дано указание о начале проектирования и постройки реактивных истребителей конструкторским бюро А.С. Яковлева, С.А. Лавочкина, А.И. Микояна и П.О. Сухого. В связи с этим к 15 марта 1944 г. в ГКО требовалось представить конкретные предложения о строительстве реактивных двигателей и самолетов.

Первый полёт МИГ-9


На основании последовавшего 28 февраля 1944 г
. приказа НКАП №149 на базе ГИРТ и завода №293 организовали НИИ-1 НКАП. Таким образом, в структуре НКАП стало два основных центра, которым было поручено заниматься проблемами реактивного двигателестроения НИИ-1 и ЦИАМ. Возглавивший в НИИ-1 отдел турбореактивных двигателей А.М. Люлька перевез из Ленинграда чертежи и детали РД-1 и после трехлетнего перерыва продолжил работы по созданию отечественного ТРД.
22 мая 1944 г. ГКО
своим Постановлением №5946 утвердил представленные НКАП предложения. В соответствии с этим, а также последовавшим 30 мая приказом НКАП №371 всем главным конструкторам, занимающимся созданием истребителей, были официально выданы задания на разработку реактивных самолетов. Правда, из-за неясности, какое из направлений в реактивном двигателестроении наиболее перспективно, конструкторам поручили разработку самолетов, охватив все типы существовавших на то время реактивных силовых установок – ЖРД, ВРДК и ТРД.
Создание экспериментального истребителя
с турбореактивным двигателем конструкции А.М. Люлька было поручено только ОКБ С.А. Лавочкина. Однако первый отечественный ТРД с более высокими, чем у РД-1, характеристиками начал проходить стендовые испытания в 1945 г, показав тягу в 1250 кг. И только в 1947 г. двигатель под обозначением ТР-1 прошел государственные испытания, а его тяга достигла значения 1360 кг. Таким образом, от возобновления работ до завершения испытаний прошло еще около трех лет.
В связи с этим
, из-за отсутствия в нашей стране готового ТРД, практически единственным реальным результатом начатых в 1944 г. работ стало появление истребителей И-250 (“Н”) ОКБ А.И. Микояна и И-107 (Су-5) ОКБ П.О. Сухого с разработанной в ЦИАМ мотокомпрессорной силовой установкой Э-30-20 (ВК-107А плюс ВРДК), взлетевших в апреле 1945 г. Истребитель И-250, показавший лучшие летные данные, в дальнейшем выпускали небольшой опытной серией на заводе №381. Однако применение подобной силовой установки могло быть лишь временной мерой, и не вызывало сомнений то, что будущее за самолетами с ТРД.

Первый полёт МИГ-9


Положение с турбореактивными двигателями в СССР
изменилось в лучшую сторону лишь в самом конце Великой Отечественной войны с поступлением трофейных германских ТРД Jumo-004B и BMW-003 с тягой 900 и 800 кг соответственно. Так как создание отечественного ТР-1 конструкции А.М. Люлька затягивалось, в планах работ практически всех самолетных ОКБ появились задания на разработку истребителей и бомбардировщиков с трофейными реактивными двигателями. Их использование позволило отечественной авиационной промышленности совершить качественный скачок в развитии реактивной авиации. В кратчайшие сроки Jumo-004B и BMW-003 были запущены в серию под обозначениями РД-10 и РД-20.
Практически сразу после завершения Великой Отечественной войны
научно-техническая элита Советского Союза ускоренными темпами начала разрабатывать отечественные реактивные самолеты. К работе были привлечены лучшие кадры конструкторских бюро страны. Спешка имела смысл: на мировом политическом небосклоне начали сгущаться тучи холодной войны. У бывших соратников CCCР по победе над фашизмом — Великобритании и США — реактивная техника была уже создана, и ее производство капиталистические державы поставили на поток. Уничтоженная союзниками гитлеровская Германия обладала, между прочим, подобной техникой еще в годы войны. На этом фоне техническое отставание СССР в этой сфере выглядело даже не удручающим, а просто опасным.
В июне 1945 года коллектив ОКБ-155
(Микояна) приступил к разработке истребителя с двумя реактивными двигателями BMW-003 общей тягой в 1600 кгс, который получил наименование И-300 и заводской шифр «Ф». К тому времени ОКБ уже имело большой задел в области скоростной аэродинамики и аэродинамической компоновке. Благодаря ему, предварительные проработки завершились новаторским решением разместить оба двигателя бок о бок в фюзеляже. В такой компоновке, по результатам продувок в аэродинамической трубе ЦАГИ, крыло оставалось аэродинамически чистым, уменьшалось лобовое сопротивление, и улучшалась управляемость, в особенности в случае отказа одного из двигателей, надёжность которых была весьма невысокой. Немало хлопот конструкторам доставила струя раскаленных газов от двигателя, омывавшая снизу фюзеляж. Конечно, ее можно было упрятать в длинные, до конца фюзеляжа, трубы. Но тогда вследствие газодинамических потерь уменьшится тяга. Пришлось хвост снизу защитить жаропрочным экраном весьма хитрой формы, чтобы исключить подсос, приводящий к возникновению кабрирующего (хвост вниз — нос вверх) момента. Экран не должен был и коробиться от термических напряжений, появляющихся от неравномерного нагрева и разных коэффициентов теплового расширения металла. Эти и другие трудности удалось преодолеть, и в марте 1946 года опытный И-300 появился на аэродроме. Первый полёт, продолжавшийся 6 минут, прошёл успешно. Ведущим инженером был назначен А.Г. Брунов, ведущим инженером по лётным испытаниям — А.Т. Карев. В конце осени был утверждён рабочий проект новой машины и началась постройка макета, а в опытном производстве изготовление агрегатов и узлов.
И-300 представлял собой
цельнометаллический среднеплан с прямым двухлонжеронным крылом профиля ЦАГИ-1. Хвостовое оперение имело высокорасположенный стабилизатор, во избежание попадания в струю реактивных газов. Так же, в целях защиты от горячих газов, низ хвостовой части фюзеляжа защищался жаропрочным экраном. Запас топлива в четырёх фюзеляжных и шести крыльевых баках составлял 1625 литров. Шасси трёхколёсное с носовой стойкой, впервые опробованное на МиГ-8.

Первый полёт МИГ-9


После утверждения макета,
постановлением СНК СССР №472—191 от 26 февраля 1946 г. и приказом НКАП №157 от 27 марта 1946 года коллективу ОКБ было официально выдано задание на разработку И-300. Самолёт предписывалось построить в трёх экземплярах, с предъявлением первого на госиспытания 15 марта 1947 года.
В соответствии с заданием машина
должна была иметь максимальную скорость 900 км/ч у земли и 910 км/ч на высоте 5000 м, а время подъёма на эту высоту — 4 мин. Практический потолок был определён в 13000 м, а максимальная дальность полёта в 820 км. Вооружить «Ф» планировалось одной пушкой 57-мм Н-57 в центральной перегородке воздухозаборника и двумя 23-мм НС-23 под воздухозаборником.
Проведение лётных испытаний «Ф-1»
было поручено лётчику-испытателю Алексею Николаевичу Гринчику. Весной 1946 года в СССР имелось 11 лётчиков-испытателей первого класса, и А.Н. Гринчик был самым молодым из них, но при этом считался самым опытным и знающим.
12 апреля 1946 г.
лётчик-испытатель А.Н. Гринчик выполнил на самолёте гонку двигателей и рулёжку на площадке перед ангаром, а 15 апреля — рулёжку с подлётом. После устранения выявленных при этом дефектов 19 апреля был произведён подлёт на высоту до четырёх метров.
24 апреля 1946 года
в 11:12 с аэродрома в подмосковном Раменском в воздух поднялся первый прототип будущего МиГ-9 — советский турбореактивный истребитель. За штурвалом сидел летчик-испытатель Алексей Николаевич Гринчик. Несмотря на молодость, он был самым опытным среди 11 имевшихся на тот период в СССР летчиков-испытателей первого класса. Именно поэтому ему и доверили тестирование созданного в кратчайшие сроки нового образца советской авиатехники — реактивного самолета-истребителя. Длившийся 6 минут полет прошел успешно.
В тот же день на новом реактивном истребителе-моноплане Як-15
(назван по первым буквам фамилии авиаконструктора А.С. Яковлева, заместителя наркома авиационной промышленности СССР) совершил первый 5-минутный полет летчик-испытатель Михаил Иванович Иванов. В дальнейшем он продолжил тестировать новейшие образцы реактивной техники, за что через два года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Первый полёт МИГ-9


11 июля 1946 года
на показательных сравнительных выступлениях решалась судьба МиГ-9 и Як-15: какую машину запустить в серийное производство. Управлявший МиГом летчик Гринчик решил продемонстрировать ответственным за итоговое решение лицам все мыслимые и немыслимые возможности своего самолета и заложил слишком крутой вираж, не предусмотренный проектной конструкцией. Это привело к трагедии: самолет на глазах приемной комиссии стал разваливаться в воздухе и в итоге врезался в землю, а талантливый летчик-испытатель погиб. Увы, ровно через два года не стало и его коллеги: Иванов тоже погиб при испытаниях одного из новейших образцов советской истребительной техники.
11 июля 1946 года
на показательных сравнительных выступлениях решалась судьба МиГ-9 и Як-15: какую машину запустить в серийное производство. Управлявший МиГом летчик Гринчик решил продемонстрировать ответственным за итоговое решение лицам все мыслимые и немыслимые возможности своего самолета и заложил слишком крутой вираж, не предусмотренный проектной конструкцией. Это привело к трагедии: самолет на глазах приемной комиссии стал разваливаться в воздухе и в итоге врезался в землю, а талантливый летчик-испытатель погиб. Увы, ровно через два года не стало и его коллеги: Иванов тоже погиб при испытаниях одного из новейших образцов советской истребительной техники.
Трагедия c прототипом МиГ-9 решила дело в пользу Як-15
. После успешной демонстрации 18 августа на традиционном авиапараде в Тушино Як-15 стал первым советским реактивным истребителем, запущенным с 5 октября в серийное производство. Всего за два года с момента запуска в серию было произведено 280 таких машин, поступивших в ВВС СССР.
В Советском Союзе Як-15,
выпускавшийся авиазаводом в Тбилиси, считался переходным типом самолета и использовался исключительно для переобучения летного состава с предшествующих поршневых типов истребителей на более совершенные реактивные. Гражданам страны Як-15 был впервые массово продемонстрирован на первомайском параде в 1947 году, когда истребители пролетели над Красной площадью.

Первый полёт МИГ-9

Впрочем, хотя Як-15

и стал первым советским реактивным самолетом, о МиГе тоже не забыли. Конструктивные недоработки оперативно устранялись по мере освоения летным составом ВВС новой модели. За два года с момента первого полета МиГ-9 в СССР на Куйбышевском авиазаводе было выпущено 602 таких самолета. Из них более половины (372 единиц) было вскоре передано (по мере освоения советскими летчиками новой техники) в качестве дружественного жеста в Китай, который после победы коммунистов в Народно-освободительной войне взял курс на социалистическое развитие.

И Як-15, и МиГ-9 открыли для пилотов новый период

— эру реактивных самолетов, техники принципиально иных возможностей и скоростей, чем та, что была доступна советским асам ранее. После создания и внедрения в производство боевых реактивных истребителей Советский Союз смог в кратчайший срок собственными силами и средствами ликвидировать опасное техническое отставание от ведущих мировых держав. Воздушное пространство СССР было теперь под надежной защитой элиты советских пилотов, прошедших обучение на новейших на тот период летных образцах реактивной техники.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля