ОСОБЕННОСТИ ПОГРАНИЧНОЙ СЛУЖБЫ В ТЕГЕРАНЕ

Двенадцатого октября 1943 г. в город Астара Азербайджанской ССР, расположенный на советско-иранской границе, прибыл эшелон, доставивший в условиях строжайшей секретности личный состав 131-го мотострелкового полка пограничных войск НКВД СССР. По прибытии на место у всех военнослужащих полка были отобраны документы, в том числе и партийные, деньги, часы…

ОСОБЕННОСТИ ПОГРАНИЧНОЙ СЛУЖБЫ В ТЕГЕРАНЕ

С бойцами и командирами постоянно проводились занятия, причем упор делался на политучебу, в ходе которой разъяснялась суть предстоящей государственной важности задачи, людей инструктировали, как следует себя вести в ходе выполнения возложенных на них обязанностей… Через три дня полк погрузился в машины Совирантранса, пересек государственную границу и направился вдоль Каспийского моря на юг… 131-й МСП был специально создан для обеспечения безопасности участников предстоящей Тегеранской конференции, на которую должны были прибыть главы трех ведущих государств антигитлеровской коалиции – Уинстон Черчилль, Теодор Рузвельт, Иосиф Сталин. Таким образом, основным воинским контингентом, охранявшим “большую тройку”, стал полк советских пограничников. Сведения об этом хранятся в Центральном архиве ФПС. Полк начал формироваться еще в ноябре 1942 г. в Бабушкине, в бывших казармах Московского военно-технического училища войск НКВД. По личному приказу Берии сюда направлялись лучшие из лучших военнослужащие НКВД. Командиром был назначен Герой Советского Союза подполковник (впоследствии полковник) Н.Кайманов, его заместителями – Герои Советского Союза подполковник Н.Руденко и капитан И.Чернопятко. 36 человек из личного состава части к тому времени имели государственные награды. Всего 131-й мсп к моменту отправки в Иран насчитывал 1750 человек. Кроме того, перед самой конференцией в штат части ввели Отдельный батальон в количестве 320 человек. (Что за специфические задачи стояли перед ними – никаких сведений о сем не сохранилось, во всяком случае найти их не удалось. Тотчас по окончании конференции, 6 декабря 1943 г. этот Отдельный батальон отбыл в Советский Союз.) 7 октября со станции Мытищи секретный эшелон увез полк на юг, к иранской границе. Далее 75 автомобилей в два захода перебросили его в Тегеран. На Тегеран как место для проведения конференции выбор пал не случайно. Более того, именно на этом варианте настаивал Сталин. Он мог себе позволить диктовать условия: 1943 г. со всей очевидностью показал, что Красная Армия и сама сможет справиться с гитлеровским вермахтом, а потому союзники, которые до сих пор выжидали, поняли, что пора давать четкий ответ о сроках открытия второго фронта, ибо иначе можно опоздать… Между тем Сталин, настаивая на Тегеране, исходил из того обстоятельства, где будет легче всего обеспечить его личную безопасность. Дело в том, что согласно советско-иранскому договору 1921 г. с началом Великой Отечественной войны СССР ввел войска в Северный Иран (это, к слову, отвечало интересам обоих государств), и, по сути, встреча проходила на “нашем поле”. А у Сталина имелись все основания полагать, что гитлеровская разведка постарается использовать столь уникальный момент, как сбор “большой тройки”, и постарается организовать покушение на лидеров антигитлеровской коалиции. Во всяком случае, Берия постарался, чтобы эта мысль прочно засела в голове Сталина. Ну, а тут информация о предстоящем теракте (поступала она, подчеркнем, через того же Берию) выглядела очень убедительно. В Германии, докладывали Верховному главнокомандующему, данная операция получила кодовое название “Длинный прыжок”, и руководил подготовкой диверсантов сам знаменитый Отто Скорцени… Это не могло не настораживать! Конечно, хитрый нарком внутренних дел, мягко говоря, несколько сгущал краски. Действительно, в свое время в долгосрочных планах германской разведки Тегерану уделялось немалое внимание. Более того, столица Ирана рассматривалась как центр гитлеровского разведывательного проникновения во всем регионе. Однако советские и английские спецслужбы тоже не дремали – к моменту начала конференции в Тегеране прогерманское подполье было полностью разгромлено, ни одной (!) действующей разведывательно-диверсионной группы нацистов в городе, да и в стране в целом, не оставалось, а глава местной гитлеровской резидентуры Майер сидел в тюрьме. …Впрочем, эти факты отнюдь не умаляют значения грандиозной работы, проделанной советскими пограничниками в Тегеране. Потому что все обязанности по патрулированию улиц, по организации охраны конференции надо было выполнять в полном объеме. В Тегеране часть разместили в военном городке 182-го горнострелкового полка. Первым делом была проведена рекогносцировка города, определены объекты, которые подлежали обязательной охране. В их число входили советские посольство, консульство, торгпредство и комендатура, дворец шаха, почта, телеграф, военные склады, аэродром… Первоначально предполагалось установить 40 постов в Тегеране, но затем это число пришлось увеличить до 100 – по 2-3 бойца на каждом. Кроме того, в городе постоянно находились 3 взвода резерва… С 24 ноября от полка выделялся почетный караул. В тот день в его состав были назначены 105 человек, в том числе взвод музыкантов (в более поздних документах он именуется как джаз-оркестр). Непосредственно на охрану советского посольства заступили 120 бойцов 4-й стрелковой роты. Конференция начала свою работу 28 ноября. Однако этому событию предшествовал эпизод, который, с подачи кинематографистов (фильмы “Освобождение” и “Тегеран-43”) стал хрестоматийным. Вячеслав Молотов пытался уговорить посла США в СССР Аверелла Гарримана, чтобы американский президент перебрался в советское посольство. Гарриман не соглашался. Тогда Молотов выложил те же “козыри”, которые подготовил Берия для Сталина, – о масштабном нацистском заговоре… Рузвельт согласился и переехал в советскую резиденцию. Разумеется, комнаты, предназначенные для американской делегации, были буквально нашпигованы подслушивающей аппаратурой.Данный эпизод можно рассматривать как несомненную победу советской дипломатии. Но вряд ли Рузвельт был настолько наивен, что не понимал подлинную подоплеку подобного приглашения. Скорее всего, причина его уступчивости кроется в следующем: с Черчиллем они общались куда чаще, чем с “дядюшкой Джо”, взгляды и позиции английского премьера ему были известны и понятны, а потому он желал пообщаться с советским лидером в неформальной обстановке… 28 ноября в городе несла службу саперная рота. На следующий день для сопровождения на переговоры советской делегации из числа военнослужащих погранполка сформировали экипажи водителей автомобилей и мотоциклов. Надо отметить, что автомотопарк 131-го мсп был довольно обширным: 6 “Виллисов”, 4 “М-1”, 80 полуторатонных “Фордов”, 22 трехтонных “ЗиСа”, до 30 “ГАЗов” и мотоциклов и… 22 танка Т-34. Общеизвестно, что с точки зрения политической конференция прошла весьма успешно. Никаких посягательств на жизнь членов “большой тройки” не произошло. В ежедневных отчетах о политико-моральном состоянии личного состава 131-го мсп значилось, что “отрицательных явлений советской воинской дисциплины в полку не было”. 202 человека получили повышения в званиях, ценные подарки. По окончании конференции 131-й мсп остался в Иране. Ни в каких боестолкновениях не участвовал, занимался только охраной советских объектов. И так – до момента его расформирования в октябре 1945 года.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля