черт побери
чертовски развлекательный сайт

ОДИН Т-34 ПРОТИВ 12

Легендарный танковый ас Бурда Александр Фёдорович. На его счету 30 танков противника.
Из очерка М.И. Малеваного “Один против двенадцати”:

ОДИН Т-34 ПРОТИВ 12

Это было 25 января 1944 года. После неудачных лобовых атак в районе села Цыбулев юго-восточнее Липовца гитлеровцы попытались обойти бригаду с фланга. Командир 64-й гвардейской Краснознаменной танковой бригады подполковник Бурда настороженно следил за полем боя.
— “Ромашка!”, “Ромашка!” — вызывал он командира 1-го батальона. — Повернись фронтом направо. Тебя с фланга обходят “тигры”.
— Вас понял, — отвечал комбат. — Вижу танки. Перехожу к обороне.
Комбриг повернулся к своему заместителю по политчасти и с досадой проговорил:
— Плохо воевать без резерва. Последнюю танковую роту послал на левый фланг, а враг правый фланг прощупывает. Шестая атака за короткий зимний день! И чего они сегодня взбесились!
Понеся большие потери, гитлеровцы оставили поле боя. Орудийный грохот умолк. Но обстановка с каждым часом осложнялась. Командира волновала неясность положения на левом фланге. Уже больше двух часов там не было слышно боя. Посланные разведчики не возвращались.

ОДИН Т-34 ПРОТИВ 12

— Почему не уследил, куда оторвался левый сосед? — упрекал он начальника штаба.
…Подполковник Бурда докладывал обстановку командиру корпуса. В дверь заглянул офицер штаба и громко крикнул:
— Товарищ командир, нас обходят танки!
Как разжатые пружины, выскочили из машин начальник штаба и командир бригады. Быстрым взглядом подполковник Бурда окинул поле, сад, отдельные дворы и постройки. “Тигры” вышли в тыл бригады с соседнего участка совершенно неожиданно, и не слева, а справа. Они незамеченными прошли по лощине и появились позади командного пункта бригады, охватывая полукольцом расположение штаба. Подполковник насчитал двенадцать вражеских машин. Они медленно, как огромные черепахи, ползли по заснеженному полю. За грохотом пушек не было слышно их гула.
Опытный глаз боевого командира видел — над штабом бригады нависала неотвратимая угроза захвата врагом.
— Тебе надо немедленно уходить, — сказал он начальнику штаба. — Спасай знамя и документы. В крайнем случае, пусть сгорят вместе с нами, лишь бы не достались врагу.
Одну за другой перебирал подполковник Бурда возможности спасения штаба. Дело решали считанные минуты. С фронта не снимешь ни одной танковой роты — поздно. “Тигры” недалеко, а резерв находился на фланге, где ждали удара танков и пехоты противника. Сообщить соседу справа? Но “тигры”, видимо, проникли оттуда. На командном пункте всего одна тридцатьчетвёрка.
Это были самые тяжёлые минуты в жизни отважного командира. Он боялся не за свою жизнь — за честь бригады. Той самой гвардейской бригады, которая лишь за последний месяц с боями прошла более 200 километров, освободила десятки населенных пунктов, уничтожила много боевой техники и живой силы врага.
Тем временем танки противника почти замкнули кольцо. Они осторожно приближались к штабу. Командир принял дерзкое решение: вступить в бой одним танком против двенадцати, отвлечь на себя внимание противника, чтобы дать возможность штабным машинам выскользнуть из окружения.
Он быстро отдал последние указания начальнику штаба и побежал к танку. И вот тридцатьчетвёрка командира бригады на большой скорости выскочила из укрытия и заняла выгодную огневую позицию. Танковая пушка двигалась то по горизонтали, то по вертикали, как будто “обнюхивала” воздух.
Подполковник Бурда ударил по ближнему “тигру”, с первого выстрела вывел его из строя и перенёс огонь на второй, двигавшийся вдоль дороги. От удара бронебойным снарядом танк загорелся. Во вражеском кольце образовалась брешь, в которую ринулись машины штаба бригады. Они пошли по лощине к фронту, под защиту танковых батальонов.
Но танки врага продолжали наседать на командный пункт. Вражеская болванка со страшной силой ударила в борт тридцатьчетвёрки, затем вторая, третья. От сильных ударов во внутрь боевой машины посыпались броневые осколки, которые сразили отважного комбрига. С трудом бойцы вытащили тяжело раненного командира через верхний люк. По дороге в ближайший медсанбат комбриг скончался.
Три долгих года прошёл Александр Фёдорович Бурда по дорогам войны в рядах славных танкистов-гвардейцев. Им не хотелось верить, что любимого командира нет в живых.
Похоронен в посёлке Ружин Житомирской области (Украина).
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1944 года за доблесть, героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Корсунь-Шевченковской операции советских войск гвардии подполковнику Бурде Александру Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).
Награжден 2 орденами Ленина (1941; 24.04.1944, посмертно), орденами Красного Знамени (1942), Отечественной войны 1-й степени (1943).
Именем Героя названы улицы в городах Ивано-Франковск, Черновцы, Ровеньки, в посёлке Ружин.
Алекса́ндр Фёдорович Бурда́ (12 апреля 1911 года — 25 января 1944 года) — советский офицер, танковый ас, гвардии подполковник.
В 1932 году призван в армию, проходил службу в 5-й тяжёлой танковой бригаде.
Великая Отечественная война застала А. Ф. Бурду у западной границы, в г.Станиславов в 15-й танковой дивизии. В первые же дни войны получил боевое крещение — прикрывая отход 15-й танковой дивизии, разгромил немецкое танковое подразделение в Винницкой области. В этом бою командиром орудия его Т-28 был танкист-ас — сержант Стороженко В. Я. В 4-ю отдельную танковую бригаду Александр Фёдорович пришёл командиром роты. На его боевом счету уже числилось 8 уничтоженных танков и 4 колёсные машины противника. За время войны участвовал в боях под Орлом и Мценском, на Волоколамском шоссе, на Калининском фронте и на Воронежской земле. В свободное от боёв время — весельчак, танцор, песенник.
В ходе летних боёв 1942 года Бурда был ранен, осколками триплекса и окалины было повреждёно глазное яблоко, после успешной операции зрение удалось сохранить. Вот как описывал этот момент в своих мемуарах маршал Катуков:
“В разгар боя машина Бурды выскочила на задворки села и вдруг командир увидел замаскированную в огородах и садах батарею противотанковых орудий. Немецкие артиллеристы тоже заметили танк Бурды. Снаряды загрохотали по броне тридцатьчетвёрки. И тут случилось почти невероятное: вражеский снаряд влетел прямо в канал ствола танковой пушки и разорвался внутри машины.”
“За три года войны, что мы вместе прошли с Александром Фёдоровичем, не было, пожалуй, ни одного крупного сражения, в котором он бы не участвовал. На Курской дуге он учил танкистов, как надо держать активную маневренную оборону в масштабах бригады, в Белгородско-Харьковской операции показал образец того, как надо водить танки в стремительное наступление. И закончил он свой путь в Корсунь-Шевченковской операции. Лихими налётами сковал противника на одном из участков, не дав ему выйти из котла.” — Дважды Герой Советского Союза Маршал бронетанковых войск Катуков М.Е. На острие главного удара. Издание второе, исправленное. – М: Военное издательство Министерства обороны СССР , 1976. С.291.По мнению однополчанина А. Ф. Бурды подполковника запаса Б. В. Кукушкина, подвиг комбрига состоял в следующем: Будучи выдержанным и дисциплинированным, не сменил КП без разрешения старшего начальника, несмотря на то, что обстановка была крайне тяжелой;
Своим мужеством и спокойствием вселил в своих офицеров и солдат уверенность, что все кончится благополучно и тем предотвратил замешательство в самую трудную минуту;
Невзирая на большую опасность, смело вступил в бой с превосходящими силами противника, отвлек огонь на себя и тем самым обеспечил вывод штаба на новые позиции и спасение знамени бригады, хотя и ценой своей жизни.

Автор публикации

не в сети 4 дня

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2349Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях