Один день из жизни искателя сокровищ (2 фото)

Как-то, выбрасывая мусор, я нашла на мусорке картину. Она просто лежала среди кусков разбитой мебели. Картина оказалась простенькой, но с интересной историей – я разыскала художника, которому к тому времени уже было 90 лет и это была его первая картина, написанная с натуры в его родной деревне. Художник был очень возмущен, тем, что его картина нашлась на помойке. С тех пор я начала поиск антикварных предметов, участь которых – оказаться на мусорке.

Один день из жизни искателя сокровищ (2 фото)

Моя история жизни и постоянный, с детства, интерес к искусству, позволял мне проводить оценку предметов и ездить по разным местам, в поисках старинных вещей, которые не нужны были своим хозяевам.

Очень хорошо помню квартиру, куда меня позвали для оценки того, что хозяева, задумавшие переезд, хотели выбросить. Квартира меня поразила – это была двухкомнатная “хрущевка”, ободранная и грязная до такой степени, что мои ноги прилипали к черному полу. Черные от плесени стены, паутина свисавшая черно-коричневыми кусками (в квартире явно курили), отсутствие каких-либо занавесок, старая советская мебель в ужаснейшем состоянии, под толстым слоем пыли, разбитая кухня с таким слоем жира, что воткнутые прямо в стену спички, торчали из этого слоя буквально на миллиметр. Мебели было очень много, буквально все стены по периметру комнат были заставлены шкафами и сервантами и везде книги, книги, книги, вперемешку с мусором, какими-то досками и тряпками.

Люди, живущие в квартире поразили не меньше – владелица квартиры, статная, ухоженная дама, лет 45-ти с идеальной прической, макияжем и длинным маникюром, оказавшаяся на поверку врачом (поразившая меня в такой грязи деталь) и ее мама – грязная старушка в ночнушке, со спутанными, давно не мытыми и нечесаными волосами, босая и выстукивающая страшные звуки по грязному полу огромными, грязными, давным-давно нестрижеными ногтями. Эти ногти оставили неизгладимое впечатление – они загибались, старушка ходила уже практически на пятках, загребали грязь с пола и оставляли за собой следы, наподобие выемок, как от какого-то зверя.

Я провела в этой квартире день, вытаскивая содержимое шкафов и очищая полки. Один шкаф был забит газетами и журналами, самое “молодое” издание датировалось 1911 годом. Газеты кишели тараканами, везде валялись изгрызенные мышами куски журналов и мышиный помет. Брезгливо поданный мне, со словами, – Гляньте, что тут, не возьмете, я выброшу, – молодой хозяйкой альбом, содержал великолепные старинные открытки. Дальнейший поиск вытащил на свет еще один мешок подобных предметов. Я назвала цену, хозяйка встрепенулась, глаза ее засверкали от счастья, она ожила и начала усиленно выковыривать шкафы. Бабушка вытащила откуда-то старую тетрадь и показала вырезки из газет и фотографии – Кремлевская елка, Сталин, подмосковные элитные дачи. Так я узнала, что она дочь военного, некогда занимавшего очень высокий пост, но впоследствии репрессированного и расстрелянного. Старушка прекрасно помнила все, до мелочей. Она даже вытащила именную, правда сильно побитую, чашку, которые (и я это знала) дарились партийной и военной элите в середине 30-х годов …

Молодая хозяйка все время меня подгоняла и не оставила времени на безумно заинтересовавший меня рассказ старушки – я бы часами сидела, перебирала эти старые вырезки и слушала эти воспоминания, но времени не было.

Описать все, что было вытащено из недр этих шкафов, которые, казалось, не перебирались с конца войны (именно тогда мать (жена репрессированного военного) с дочерью (той самой старушкой) переехали в эту квартиру) – невозможно. Там были старые платья, поеденные молью; нашлась даже шляпная коробка с печатью 1873 года; серебряные ложки, о которых обе хозяйки даже не помнили; брошки; бюсты вождей – Ленин, Сталин; книги – в основном раритетные дореволюционные издания в ужасающем состоянии – почерканные ручкой, вырванные листы, изъеденные переплеты. Все это вперемешку с какими-то тряпками, явно засунутыми в шкафы в более позднее время и забытыми там навечно.

Все, что я смогла найти и что было мне интересно, я откладывала в одну кучку. За все были заплачены приличные деньги, которые молодая хозяйка буквально вырвала у меня из рук, пересчитала и засунула в свой, очень внушительных размеров, бюст. После совершения сделки я была по-быстрому выпровожена из квартиры, видно было, что деньги прожигали даме бюстгальтер. Я лишь успела условиться о встрече на будущую неделю, под предлогом того, что еще быть может где-то что-то затерялось и я еще привезу денег. После слов про деньги, хозяйка милостиво разрешила посетить их еще раз. Я же мечтала пересмотреть архив бабушки и послушать ее воспоминания.

Кстати говоря – я ездила в ту квартиру еще 2 раза – на следующий день и через день. Молодая хозяйка первый раз разбудила меня звонком прямо посреди ночи – она нашла какую-то старинную картину на антресоли и требовала срочно приехать ее купить. Я поехала, хотя и не близко (80 км). Картина, на мое счастье, оказалась интересной. Второй раз звонок прозвучал в 6 утра через день – нашлась в кухонном столе старая чашка, я поехать не смогла и сказала, что посмотрю чашку в следующий свой приезд. Мне было брошено резкое – Ну как хотите, я ее выброшу тогда…

Очень грустный момент – во время телефонного разговора я слышала голос старушки, которая причитала – Танечка, не надо, не выбрасывай, это же мамина чашка…

Конец истории печален. Приехав на следующей неделе в эту же квартиру, я узнала, что старушка буквально 2 дня назад скончалась, все, что она хранила, было выброшено на помойку, а в квартире уже делали ремонт другие люди.

(Пользователь Elena75)

Один день из жизни искателя сокровищ (2 фото)

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля