черт побери
чертовски развлекательный сайт

О РПЦ и большевиках

 

Среди множества либеральных мифов о Советском государстве один пользуется особым спросом, особенно на фоне всеобщей клерикализации общества.

Это миф о Советской власти и религии. Вариантов его превеликое множество, но основные тезисы таковы:

1) большевики уничтожили духовенство «физически»;
2) большевики уничтожали храмы;
3) большевики запрещали религию во всех проявлениях и преследовали её адептов;
4) и наконец, большевики подорвали духовную основу государства.

О РПЦ и большевиках

Адепты этого мифа, видимо, не особо сильны в истории. Первый удар по «духовным скрепам» нанесло Временное правительство, приняв 20 марта 1917 года «Постановление об отмене вероисповедных и национальных ограничений», а затем 14 июля 1917 года «Постановление о свободе совести». Ярким примером высокодуховности «России, которую мы потеряли», стал тот факт, что после отмена обязательных служб в русской армии на германском фронте, в добровольном порядке на богослужения стало являться от 6 до 15 процентов личного состава! Притом, что православие до этого было официальной религией, и всё русскоязычное население России было крещёным, то есть по определению верующим. В дальнейшем даже имело место изъятие у РПЦ земельных участков, зданий и даже монастырей. И заметьте, всё это происходил при временном правительстве, большевики еще не пришли к власти. Впрочем, эти нововведения не особо затронули положение церкви, и посему духовенство пело дифирамбы буржуазному Временному правительству.

После Великой Октябрьской Социалистической революции церковь была окончательно отделена от государства и школы. Что это означает? А то, что служители культа перестают быть привилегированным классом, освобожденным от налогов и получавшим половину своих доходов из казны. Попутно церковь лишилась и выгодного бизнеса, ведь в “богобоязненной и духовной” России, все религиозные ритуалы были отнюдь не добровольны и не бесплатны. Так же она не могла растить будущих “потребителей” церковных услуг в учебных заведениях.

Уже на второй день после революции, на Втором Всероссийском съезде Советов был принят «Декрет о земле». Согласно этому декрету переходили в общенародную собственность, вместе со всеми постройками и инвентарём, помещичьи, монастырские и церковные земли.

Разумеется РПЦ такая ситуация не устраивала. 28 октября, на проходившем в Москве Поместном Соборе было объявлено о восстановлении Патриархата в РПЦ. На практике это означало провозглашение административной независимости РПЦ от государства. Так же было принято решение об отлучении от церкви всех посягнувших на ее «священное имущество».

В принятом 18 ноября 1917 года на Поместном соборе постановление «О правовом положении православной церкви», выставлялись не только требования о сохранении всех привилегий РПЦ, но даже о их расширении. Одновременно РПЦ начала антисоветскую деятельность. Достаточно сказать, что только Поместным собор и патриархом Тихоном в 1917-1918 гг. было обнародовано 16 антисоветских посланий!

18 и 19 декабря 1917 года, ВЦИК и СНК РСФСР издали декреты «О гражданском браке, детях и о введении книг актов гражданского состояния» и «О разводе», которые отстраняли церковь от участия в гражданской деятельности и соответственно от источника дохода.

Принятый 23 января 1918 года Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» окончательно положил конец влиянию церкви в обществе.

С первых дней церковь открыто выступала против Советской власти. Духовенство с восторгом встретило начало гражданской войны, выступая на стороне белогвардейцев интервентов, благословляя их на борьбу. Наивно полагать, что они руководствовались какими-то высокодуховными целям. Их интерес в свержении Советской власти был вполне материален – возврат утраченного положения, влияния, имущества, земель и конечно же, доходов. Участие церкви в борьбе с большевизмом не ограничивалось одними только призывами. Достаточно вспомнить сформированные в Сибири белогвардейские религиозные воинские части, такие как «Полк Иисуса», «Полк Богородицы», «Полк Ильи Пророка» и другие. Под Царицыным принимал участие в боевых действиях «Полк Христа-Спасителя», сформированный исключительно из лиц духовного звания. Настоятель Ростовского собора Верховский, священник Кузнецов из Усть-Пристани и многие другие возглавляли самые настоящие банды, состоящие из недобитых кулаков. Монастыри часто служили убежищем для различного рода белогвардейцев и бандитов. Руководитель белогвардейского мятежа в Муроме, Полковник Сахаров, укрывался в Спасском монастыре. Попы выдавали оккупантам сочувствующих Советской власти, нередко нарушая при этом тайну исповеди, что являлось тяжким грехом. Но видимо вопросы веры и морали попов никогда особо не смущали. Фактов антисоветской деятельности церкви в Гражданской войне множество.

В тоже время Советская власть весьма либерально относилась к священнослужителям. Арестованный за антисоветскую деятельность Забайкальский епископ Ефим и доставленный по этапу в Петроград, был там сразу же освобожден, после того как дал обещание не заниматься впредь антисоветской деятельностью. Отпущен под честное слово, которое тут же и нарушил. Епископ Московский Никандр и ряд московских священников арестованных за контрреволюционную деятельность, были освобождены уже весной 1918 года. После кратковременного ареста был отпущен и Патриарх Тихон, который призывал всех православных людей к борьбе с Советской властью.

Показателен пример с ограблением Патриаршей ризницы в Москве в январе 1918 года. Тогда были похищены изумруды, сапфиры, редкие бриллианты, Евангелие 1648 года в золотом окладе с бриллиантами, Евангелие XII века и много других ценностей. Общая стоимость похищенного составляла 30 миллионов рублей. Епископ Московский Никандр вместе с другими московскими священниками стал распространять слухи о том, что в похищении виновны большевики, Советская власть. За что и были арестованы. После того как были найдены преступники, ими разумеется оказались обыкновенные уголовники, всё украденное было возвращено РПЦ. По просьбе церкви, Никандр с сообщниками был освобождён.

Как же отвечала церковь на такое отношение к ней Советской Власти? Когда в начале двадцатых годов, в стране, разорённой гражданской войной, вспыхнул голод, советская власть обратилась к РПЦ с просьбой дать взаймы государству предметы из золота, серебра и драгоценных камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы самого культа. Драгоценности были необходимы для закупки продовольствия за рубежом. Патриарх Тихон, ранее уже подвергавшийся аресту за антисоветскую деятельность, призвал не давать ничего «безбожникам», назвав такую просьбу святотатством. Но власть у нас народная и интересы народа превыше всего. Патриарх Тихон был арестован и осуждён, а драгоценности теперь уже изымались на принудительной основе. 16 июня 1923 года, осужденный Патриарх Тихон подал следующее заявление.

Текст заявления:

«Обращаясь с настоящим заявлением в Верховный Суд РСФСР, я считаю необходимым по долгу своей пастырской совести заявить следующее:
Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я действительно был настроен к Советской власти враждебно, причём враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям. Как то: обращение по поводу Брестского мира в 1918, анафематствование в том же году власти и наконец воззвание против декрета об изъятии церковных ценностей в 1922. Все мои антисоветские действия за немногими неточностями изложены в обвинительном Заключении Верховного Суда. Признавая правильность решения Суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих проступках против государственного строя и прошу Верховный Суд изменить мне меру пресечения, то есть освободить меня из под стражи.
При этом я заявляю Верховному Суду, что я отныне Советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежёвываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции.»
– Патриарх Тихон, 16 июня 1923 г.

25 июня 1923 года Верховный суд освободил его.

В Советском государстве не был расстрелян, арестован или осуждён ни один священник за то, что он был священником. Не было такой статьи. Советская власть никогда не подвергала преследованием людей, имеющих отношение к церкви. Советская власть беспощадно боролась только со своими врагами и неважно во что они были одеты – в поповскую рясу, военный мундир или гражданскую одежду. Служители культа пользовались правами обычных граждан и никаким гонениям со стороны властей не подвергались. Современные же обличители Советской власти принимают за аксиому тот факт, что любой священнослужитель невиновен по определению, а Советская власть по определению преступна.

Лишившаяся привилегий и гарантированного дохода, церковь приобрела необходимость содержать себя и платить налоги, как и всякий другой субъект хозяйственной деятельности. Власти трудящихся и крестьян захребетники не были нужны. В результате, если у церкви было мало прихожан и доходы не покрывали расходы, деятельность сворачивалась, и приход закрывался. Народ, что называется, трудовой копейкой голосовал за приход. Церкви зачастую закрывались и после ареста священнослужителя, занимавшегося антисоветской деятельностью. Нередки были случаи, когда местное население само требовало закрытие церквей и передачу их зданий под школы, клубы и т.п.

И тот факт, что закрывались сотни церквей, вовсе не говорит в пользу религии, как основы государства. Заброшенная церковь в итоге переходила в ведение местных органов власти. Надо сказать, у Советской власти не было какой-либо конкретной политики в отношении подобных зданий и уж точно не было установки на разрушении храмов. Что делать с заброшенной церковью всегда решал местный управляющий орган. Случалось, что церковь разбирали на кирпичи или просто сносили, если она мешала, скажем, строительству. Но это были скорее единичные случаи. Чаще всего здание использовали. Переделывали под клуб, склад, мастерские и т.п.

Как апофеоз «разрушительной» политики Советской власти, преподносят снос храма Христа Спасителя в 1931 году. Однако ни один из обличителей не упоминает о том, что перед этим, на протяжении почти пяти лет храм был заброшен. Так же не говорят о том, что на оккупированной территории, фашистами были уничтожены по разным оценкам от тысячи, до полутора тысяч церквей.

Религия в Советском государстве не была запрещена. Под запретом находилась лишь деятельность определенных религиозных сект, которые, кстати, до сих пор не в чести у официальной церкви. Утверждение же того, что в Советской России был атеизм, не является аргументом. Да, атеизм был, так же как он есть и сейчас. Был ли атеизм официальной государственной идеологией? Нет, не был. Да и о какой государственной атеистической идеологии можно говорить, если государство гарантировало свободу вероисповедания (совести)?
Все действия Советской власти в отношении церкви производились в соответствии с коммунистической теорией и интересов народа.

В качестве «страшного» аргумента в пользу якобы имевшихся гонений верующих приводят тот факт, что членство в Коммунистической партии было доступно только для атеистов. Да, это действительно так. Но компартия это общественная организация, членство в которой было добровольным. И как всякая партия, она вольна выдвигать к своим членам любые требования, которые сочтёт нужными.

4 сентября 1943 года состоялось совещание руководства СССР во главе со И. В. Сталиным с иерархами РПЦ. РПЦ было разрешено издание собственного журнала, открытие церквей и приобретение у государства транспорта для патриархии. Были также урегулированы вопросы религиозной практики, касающиеся легализации церковного образования, упорядочения налогообложения церковнослужителей, созыва Архиерейских соборов и избрания патриарха. В тоже время церковь впервые сделала вклад в фонд обороны, хотя он действовал уже с лета 1941 года. В сентябре 1946 года была основана Ленинградская духовная академия, в которой, кстати, начал свою «карьеру» нынешний главпоп Гундяев. Согласитесь, что это как то не вяжется с мифами о «притеснении и уничтожении церкви коммунистами».

Советская власть активно боролась с религией, как с вредным пережитком, но методы этой борьбы никогда не были репрессивными. Ликвидация безграмотности, безработицы, рост благосостояния народа, ликвидация класса угнетателей, уверенность в завтрашнем дне, просветительская работа и – вот те факторы, которые помогли народу отвернуться от церкви.

Вот что говорил Ленин о борьбе с религией:

«Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться».
– В.И.Ленин, ПСС, Том 38, Стр 118.

Фактов опровергающих либеральный миф о притеснении/уничтожении церкви большевиками великое множество. Но даже если нет желания искать, то на помощь придет простая логика. Если, по словам обличителей, большевики только тем и занимались, что расстреливали попов и сносили церкви, а верующих поголовно сажали, то откуда в российских городах столько старинных церквей? Да и сам факт существования священнослужителей не смущает? Или к нам их в виде гуманитарной помощи завезли в лихие 90-ые?

Ильдар Ильясов

Автор публикации

не в сети 1 день

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18579Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях