черт побери
чертовски развлекательный сайт

Не числом, а умением. Пять «тридцатьчетвёрок» в Кёнигсберге

 

Милитаризм и Восточная Пруссия были единым целым на протяжении многих веков. Только весной 1945 года, под занавес Великой Отечественной войны, на истории самой воинственной немецкой провинции был поставлен жирный крест. Сделали это войска 3-го Белорусского фронта под командованием маршала А. Василевского. Красная армия осадила главную прусскую твердыню, Кёнигсберг, в последний день января. Но биться лбом в прекрасно укреплённый город со 130-тысячным гарнизоном советские войска не спешили. Два месяца Кёнигсберг держали в окружении, обстреливали и бомбили. 6 апреля Красная армия пошла на штурм, и вскоре сражения вспыхнули уже на улицах древнего города.
На участке наступления 43-й советской армии в город вместе с пехотой первыми ворвались пять Т-34–85 из состава 153-й танковой бригады. История их битвы рассказана далее.

Не числом, а умением. Пять «тридцатьчетвёрок» в Кёнигсберге

Не числом, а умением. Пять «тридцатьчетвёрок» в Кёнигсберге

Командная работа

153-я бригада наступала на Кёнигсберг с северо-запада вместе с пехотой 84-го гвардейского стрелкового полка. Немцы хорошо подготовились к обороне: заминировали дороги и мосты, расставили на укреплённых позициях противотанковые пушки, перегородили улицы баррикадами. Прорвавшись сквозь эти заслоны, пять «тридцатьчетвёрок» и пехота двинулись к центру города, где они должны были встретиться с частями 11-й гвардейской армии, штурмующей Кёнигсберг с юга.

Старший лейтенант П. Сучков разделил свои пять танков на две пары, каждая из которых должна была поддерживать огнём и бронёй наступление одного стрелкового батальона. Из пятого танка Сучков должен был управлять наступающими отрядами. Чтобы не терять времени на координацию действий, к нему в машину сел и командир 84-го полка, гвардии майор В. Тимошенко. За каждым танком в помощь командирам и наводчикам закрепили по два человека с сигнальными ракетами. Их задачей было, заметив немецкие орудия или пулемётные точки, запустить в их сторону ракеты, указав точное направление стрельбы.

В 10:00 утра 8 апреля две группы танков вместе с пехотой пошли в атаку. Они с боями продвигались по параллельным улицам по направлению к центру кёнигсбергского района Амалиенау. Немцы ожесточённо оборонялись, встречая советских бойцов орудийным и пулемётным огнём. Доходило до того, что расчёты немецких орудий быстро выкатывали те из укрытий и дворов прямо на улицу и пытались бить по «тридцатьчетвёркам» в упор.

Наши пехотинцы изо всех сил помогали танкистам. Прижимаясь к домам и осторожно продвигаясь вдоль улиц, они шли перед танками. Увидев цель, быстро указывали на неё сигнальными ракетами. Танкисты, идущие позади пехоты, открывали огонь по противнику, уничтожая его.
Когда «тридцатьчетвёрки» остановились перед противотанковым рвом, пехота сразу пришла на выручку. Прямо под немецким огнём бойцы стали ломать и разбирать близлежащую баррикаду. Брёвна полетели в ров, прокладывая танкам путь. Т-34–85 в это время не стояли без дела — они прикрывали пехоту, стреляя по ближним домам, где прятались немцы, и не давая тем вести прицельную стрельбу.

Бросок к реке

Ров завалили, и танки пошли вперёд. Едва они пересекли препятствие, как на них напали более ста немецких солдат, вооружённых фаустпатронами. Немецкая атака была скорее отчаянной, нежели продуманной. Противники пытались выйти на дистанцию стрельбы, чтобы сжечь танки, но напоролись на плотный пулемётный огонь из «тридцатьчетвёрок» и в основном были перебиты. Те, кто выжил под свинцовым ливнем, бросились за дома.

Две «тридцатьчетвёрки» с пехотой продолжали вести уличные бои в районе Амиленау. Прикрывая и поддерживая друг друга, танки и пехота зачищали квартал за кварталом. Экипажи советских боевых машин действовали находчиво и смело. Сказывался боевой опыт, накопленный танкистами ранее. Излишних потерь советские бойцы не несли.

Когда с одного из перекрёстков ударило три противотанковых орудия, командир «тридцатьчетвёрки» Николай Кузьминский решил уничтожить опасного врага самостоятельно. Он провёл свой танк в обход по соседней улице и вышел на позицию немецких противотанкистов с фланга. Этот манёвр оказался настолько неожиданным, что противник не успел ничего сделать. Выстрелом в упор Кузьминский разбил одно из орудий, а его расчёт расстрелял из пулемёта. Прислуга двух других пушек бросилась бежать, скрываясь между зданий. Впоследствии Кузьминского наградили за городские бои в Кёнигсберге орденом Отечественной войны I степени.
Два других Т-34–85 с десантом прорвались к железной дороге в тылу немцев и перерезали её. При этом в скоротечном бою гитлеровцы потеряли два самоходных орудия. Немцы, защищавшие железную дорогу, и без того подвергались жестоким советским атакам. А когда они увидели позади себя советские танки, то стали отходить с тех улиц, по которым двигались боевые машины. Вскоре все пять «тридцатьчетвёрок» снова собрались в один бронированный кулак.

Схватка на берегу Прегеля

Посоветовавшись, командир танкистов Сучков и пехотный командир Тимошенко решили воспользоваться моментом и прорваться к реке Прегель. Пехотинцев, оказавшихся рядом, снова приняли на броню, как десант. Стремительным броском пять Т-34 и шестьдесят солдат выскочили к Прегелю возле вагоностроительных мастерских. Это был действительно успех, потому что таким образом советские войска рассекли немецкую оборону между центром и окраинами города. Но район мало было захватить — надо было его удержать. А в том, что последуют немецкие контратаки, советские командиры не сомневались.

Бойцов и танки распределили по выгодным позициям. Экипажи «тридцатьчетвёрок» взяли под прицел перекрёстки ближайших улиц, пехотинцы укрылись в домах, контролируя участки, выходящие к реке. Часть бойцов прикрывали подходы к танкам, чтобы немцы не могли подобраться дворами на дистанцию броска гранаты или выстрела из фаустпатрона.

Долго ждать не пришлось: вскоре последовали две вражеских контратаки. Немцы, имея не менее чем пятикратное превосходство в силах, при поддержке 5−7 орудий и нескольких танков попытались выдавить советские войска с берега реки. Наши танки и пехота оказывали ожесточённое сопротивление, нанося противнику большие потери. Советские танки подбили два немецких, не понеся потерь. Один из них записал на личный счёт старший лейтенант Сучков. Немецкий удар захлебнулся, не достигнув цели, противник стал отходить к центру Кёнигсберга. Вскоре к позициям на берегу Прегеля вышли передовые части 11-й гвардейской армии. Немецкий гарнизон оказался рассечён пополам, дальше его можно было громить по частям.
Пять танков 153-й бригады в боях 8 апреля записали на свой счёт два немецких танка, восемь орудий и много пехоты. Ни одна «тридцатьчетвёрка» при этом не была подбита или повреждена. П. Сучков и В. Тимошенко заслуженно получили ордена Красного Знамени. А уже на следующий день Кёнигсберг, одна из главных немецких твердынь, сдался Красной армии по приказу коменданта Отто Ляша.

Автор публикации

не в сети 8 часов

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18855Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях