черт побери
чертовски развлекательный сайт

«На войне как на войне». Повесть и реальность

«24 декабря1943 года Первый Украинский фронт перешёл в наступление. На участке Радомышль — Брусилов оборону немцев прорывала 3-я гвардейская танковая армия. Первые три дня самоходный полк полковника Басова находился в резерве начальника артиллерии 6-го гвардейского танкового корпуса».

«На войне как на войне». Повесть и реальность

Это не строки из учебника или монографии по истории Великой Отечественной. Так начинается одно из лучших советских произведений, ей посвящённых, — повесть Виктора Александровича Курочкина «На войне как на войне». Впервые опубликованная в 1965 году, повесть стремительно обрела широкую популярность, а три года спустя была экранизирована. При этом мало кто из читателей и зрителей подозревал, насколько точно события в произведении соответствуют автобиографии автора и реальным событиям, случившимся в 1943 году.

Утром 24 декабря 1943 года части 3-й гвардейской танковой армии вошли в прорыв и уже к 14:00 обогнали наступавшие стрелковые дивизии. В наши дни там, около села Ставище, пролегает широкая автомобильная трасса Е40. А в сорок третьем году танки 6-го гвардейского танкового корпуса генерал-майора А. Панфилова грызли гусеницами снежную целину, изрытую воронками. Вместе с корпусом шёл на запад 1893-й самоходно-артиллерийский полк подполковника Ф. Басова — 16 противотанковых САУ СУ-85. Одной из этих самоходок командовал молодой лейтенант Виктор Курочкин. Несколькими десятилетиями позже писатель Курочкин превратит самого себя в лейтенанта Малешкина — героя военной повести.

Основным противником корпуса Панфилова стала эсэсовская танковая дивизия Leibstandarte SS Adolf Hitler (LAH). В ноябре противник спешно перебросил её на Восточный фронт из солнечной Италии. К середине декабря «Лейбштандарт» успел изрядно «сточиться» во время немецкого контрнаступления под Фастовом. Поэтому основные надежды по выбиванию русских танков командование дивизии связывало с «Тиграми».
Командование ваффен-СС давно мечтало обзавестись собственными тяжелотанковыми батальонами. Летом 1943 года, находясь в Италии, «Лейбштандарт» получил 27 «Тигров» для формирования 101-го батальона. Но советское наступление сломало немецкие планы, и танки убыли на восток в составе «тяжёлой» 13-й роты танкового полка дивизии.

Опыта в обороне эсэсовцам было не занимать. Как отмечалось в документах, «для прикрытия своего отхода [противник] оставил танки и самоходные пушки, противотанковую артиллерию и перекатами оказывал сопротивление, создавая упорные узлы сопротивления в населённых пунктах и водных рубежах». Основной задачей «Лейбштандарта» было не допустить выхода советских войск на шоссе и железную дорогу Житомир — Бердичев. Но на дворе был декабрь 1943-го, так что советские командиры уже хорошо знали, как бороться с немцами, засевшими в сёлах.

«Ночью село Высокая Печь ничем не отличалось от других сёл. Только сейчас Саня увидел, как Высокую Печь расколошматили. Погоревших хат было не много, лишь кое-где чернели пятна пожарищ. Большинство хат было расстреляно. Саня безошибочно определял, где хату поцеловал снаряд, а где шарнула мина. От снарядов в стенах чернели сквозные дыры. Мина накрывала хату сверху. В крышах зияли провалы и торчали расщепленные жерди. Попадались хаты без углов, без стен, или вообще на месте дома лежала бесформенная куча глины и соломы. На самой окраине села крошечная, как скворечник, хатёнка уткнулась окнами в снег». (В. Курочкин, «На войне как на войне»).

Литературное преуменьшение

В художественной литературе подвиги героев, как правило, преувеличены. Курочкин сделал ровно наоборот: его повесть менее героична, чем реальный боевой путь писателя. На самом деле 1893-й самоходно-артиллерийский полк не стоял в резерве, а уже 25 декабря вместе с 53-й гвардейской танковой бригадой вёл бой за деревню Озеряны. Эту деревню и находящуюся за ней Приворотье взяли в тот же день. Немцы откатывались назад — на следующий день 3-я батарея, приданная 52-й гвардейской танковой бригаде, уже штурмовала хутор Выдумку в двух десятках километров западнее.

27 декабря самоходчики вместе с танкистами 53-й бригады подошли к деревне Харитоновке. Немцы пытались превратить её в мощный опорный пункт, но советский обходной манёвр заставил их покинуть деревню. 53-я танковая бригада доложила об уничтожении трёх вражеских танков и двух самоходок при собственных потерях в две машины. Однако бой за следующий рубеж обещал быть значительно сложнее…

«Прощаясь, комбат сказал, что завтра одну из батарей придадут танковому полку Дея.
— Чью?— спросил Теленков.
— Пока неизвестно, — ответил комбат.
— Не завидую этим ребятам,— сказал Пашка.
— Почему? — удивился Саня.— Все говорят, что Дей — самый боевой командир в корпусе.
Теленков усмехнулся:
— Ещё говорят, что в бою он не щадит ни себя, ни своих солдат.
Комбат вздохнул и ничего не сказал. Лиловым утром четвёртая батарея лейтенанта Беззубцева отбыла в распоряжение 193-го отдельного танкового полка». (В. Курочкин, «На войне как на войне»).

193-й отдельный тяжёлый танковый полк существовал в реальности. Правда, воевал он гораздо севернее, в Белоруссии, и его боевой путь никогда не пересекался с 1893-м самоходно-артиллерийским полком.

Кого Курочкин использовал в качестве прототипа Героя Советского Союза полковника Дея? На роль его реальных прототипов больше всего подходят командир 51-й гвардейской танковой бригады Михаил Степанович Новохатько и комбриг 53-й — Василий Сергеевич Архипов. Оба командира к моменту описываемых событий уже были Героями Советского Союза. Но в свой главный бой Курочкин с ними не ходил, его самоходку придали 52-й бригаде корпуса.

Советские документы говорят: «22.12.43 г. в 23.00 бригада согласно боевого приказа 6 ГККТК изменила район боевых действий и к 7.00 ч. 29.12.43 г. сосредоточилась в районе юго-вост. окраина Стар. Курильни, имея задачу быть готовой к наступлению в направлении: Антополь Боярка, Раскопана Могила, захватить Старый Солотвин и прочно его удерживать. 29.12.43 г. бригада выступила на Антополь-Боярка где встретила сильное огневое сопротивление противника, завязался сильный бой в результате которого бригада к 19.00 овладела Антополь-Боярка. Продолжая выполнять поставленную задачу бригада выступила на Лиховцы и в течение дня вела сильный бой по овладению С.Солотвин, но успеха не имела. После бригада отошла в лес, имея в своем составе 4 исправных танка. … Ущерб нанесенный противнику: Сожжено 2 танка типа «Тигр», 2 самоходных орудия, 5 автомашин, до 85 солдат и офицеров противника. Потери: Сгорело 7 танков «Т-34», подбито 4 танка «Т-34», убито 18 человек, ранено 63 человека».

В немецких документах эти бои выглядят даже более эпичными. В «Лейбштандарте» к вечеру 28 декабря 1943 года числилось боеспособными 4 «Тигра», 8 «Пантер», 17 Pz. IV, 15 САУ «Штуг» и 4 САУ «Мардер». Численность вполне сравнима с наступавшим 6-м гвардейским танковым корпусом, который тем же вечером насчитывал: 52-я гвардейская танковая бригада — 12 танков, 3 самоходки; 51-я гвардейская танковая бригада — 6 танков, 3 самоходки; 53-я гвардейская танковая бригада — 28 танков. Плюс приданные части: 1442 САП — 5 САУ СУ-85; 1893 САП — 14 САУ СУ-85.

Бой с «Тиграми» в Антополь-Боярке

По немецким данным, 29 декабря на рассвете деревню Антополь-Боярку атаковали 30–40 Т-34. Находившаяся в селе рота «Штугов» под командованием гауптмана Хенке уничтожила 12 из них (За этот бой Хенке впоследствии получил Рыцарский крест). Но русские танки всё не кончались, и тогда на помощь самоходкам Хенке отправили все четыре «Тигра». За предыдущие дни «тигриные асы» изрядно подрастили свои счета. Настолько, что в штабе «Лейбштандарта» запросто мог бы возникнуть вопрос: а могут ли русские наступать после таких потерь? Но поле боя всё время оставалось за Красной армией, проверить цифры было невозможно, так что, в полном соответствии с анекдотом, «джентльменам верили на слово». В Антополь-Боярку «Тигры» прибыли как раз вовремя, чтобы записать на свой счёт ещё восемь советских танков.

В повести Курочкин писал: «В бой вступили внезапно, с ходу за село Антополь-Боярка. Село раскинулось на снегу серым огромным треугольником. Полк двигался походной колонной, и когда колонна вышла из леса, боевое охранение уже скрылось в селе за крайними хатами. Раздался треск, как будто переломили сухую палку. И в центре треугольника заклубился смолистый дым. Взлетела красная ракета, и танки стали стремительно разворачиваться».

В книге и фильме ярко и очень подробно рассказывалось, как самоходка лейтенанта Малешкина, прикрываясь дымом от горевших «тридцатьчетвёрок», прорвалась в село и вступила в бой с двумя «Тиграми». Документы, посвящённые реальному бою, описывают события более кратко и без литературных «украшательств».

Из наградного листа на командира СУ-85 лейтенанта В.А.Курочкина: «Т. Курочкин умело и бесстрашно руководит своим экипажем. В бою с немецкими захватчиками за освобождение нас.пункта Антополь-Боярка принял бой с двумя немецкими «Тиграми». Умелым маневром зайдя с фланга уничтожил один немецкий танк типа «Тигр» с его расчетом и до взвода живой силы противника. Своим умением руководить экипажем в бою удержал достигнутый рубеж и сохранил свою машину не смотря на сильный огонь противника. За все время боев в проводимой операции машина лейтенанта Курочкина не имела вынужденных остановок и поломок. Достоин правительственной награды орден «Красное Знамя». Командир 1893-его Фастовского самоходного арт.полка подполковник Басов. 8 января 1944 г».

29 декабря «тигриная» рота «Лейбштандарта» списала два из четырёх своих танков: машину унтершарфюрера Г. Кунце (тяжело ранен) и Г. Стаака (ранен).

«— Комбат, доложите в свой штаб, чтобы Малешкина представили к Герою, а экипаж — к орденам. — И, уловив в глазах комбата удивление, еще жёстче проскрипел: — Да, именно к Герою. Если б не Малешкин, бог знает, чем бы все это кончилось;
Полковник Дей резко повернулся и пошел своей прыгающей, птичьей походкой.
…Саня бессмысленно улыбался и ничего не понимал. Прибежали Чегничка с Зиминым. Они набросились на Саню, обнимали, мяли, называли молодчиной и прочими приятными словами. И Малешкину казалось, что это необычайно удивительный и легкий сон. Он никак не мог представить себе все это реальностью. Так же как не мог понять, как он стал героем. Ведь он не думал о героизме, когда бежал впереди самоходки, когда стрелял по фашистским танкам. Просто так надо было делать». (В. Курочкин, «На войне как на войне»).

Скорее всего, так было и на самом деле. Молодой лейтенант Курочкин, не верящий в своё счастье — около двух подбитых «Тигров», один из которых — точно его добыча! И, действительно, за такое можно было представлять к званию Героя. Можно даже предположить, что командир этого не сделал из опасения, что столь высокую награду могут «завернуть». «Красное Знамя» было более реалистичным. Однако «батя» ошибся: лейтенанту Курочкину вручили орден Отечественной войны II степени.

Виктор Курочкин продолжал воевать. 31 января 1945 года он, уже гвардии лейтенант из 1-го гвардейского самоходного-артиллерийского полка, был тяжело ранен при форсировании Одера, получив за этот бой свой третий орден. А после войны — написал книгу, вошедшую в золотой фонд советской литературы о Великой Отечественной

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Karina

Комментарии: 0Публикации: 6099Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях