черт побери
чертовски развлекательный сайт

МНЕ ЛЕНКА НРАВИТСЯ ДОЯРКА

В ту пору я работал начальником отдела снабжения на заводе медицинской техники. В отделе кроме мужиков были и женщины – все замужние. Жили мы дружно, работа спорилась,  да и с юмором, приколами и розыгрышами недостатков не было. Женщины часто острили по поводу моей холостяцкой жизни и очень хотели, чтобы она, наконец, устроилась, и заодно погулять на свадьбе. Директором завода тогда был Иван Петрович – человек с большой буквы,  мужик жесткий и требовательный. Ненавидел  лентяев и бездельников лютой ненавистью. Он их сначала перевоспитывать пытался, а не получалось – шугал и гнобил по-страшному, и боялись они его как огня на всем заводе. Они даже своих ленивых детей им пугали, рассказывая про Петровича людоедские истории, а уж новых сотрудников пугать начальником сам бог велел.

МНЕ ЛЕНКА НРАВИТСЯ ДОЯРКА

Запуганная таким образом Ленка, только-только устроившаяся в наш отдел, совсем не удивилась, когда какой-то «шутник» заявил ей, что на заводе  существует график, по которому все женщины коллектива ездят в подшефный колхоз доить коров, и что завтра ее очередь.

Мол, Петрович в хороших отношениях с председателем колхоза, а тот де, пользуясь хорошим отношением, барщину  устроил. Ленка вообще-то девка боевая, себя в обиду не даст,  но в деревне никогда не была и живых коров не видела. Но поверила окончательно после того, когда поговорила с женщинами, которые уже были в курсе этого розыгрыша. Сметчица Зойка посоветовала  сходить к Степану (так звали кладовщика),  получить портативный доильный аппарат, униформу, и завтра утром заводской автобус отвезет их в колхоз.Возмущённая Ленка подошла ко мне и с волнением выдала, – что за безобразия творятся у нас на заводе, что это средневековье, – при этом грудь ее, колышась, чуть приподнималась, мешая мне сосредоточиться и понять смысл сложившейся ситуации. Да, какие груди бог ей дал, мне б такую, – пришли на ум строчки из известной песни.     Я ответил, что не в курсе, но если есть график, то его надо выполнять. Ленке ничего не оставалось делать, и она отправилась на склад. Степка – парень не промах, еще тот ловелас, тоже был в курсе прикола, – доильным аппаратом у нас называли медицинский электроотсос. Он поставил на стол аппарат, потом достал резиновые сапоги и  перчатки для электриков, рентгеновский фартук, подумав, добавил респиратор и медицинский чепчик,
– А это зачем? – удивилась Ленка.
– Не на французскую фабрику косметики едешь, а на колхозную ферму – там навозная жижа кругом, а для экологической  дойки коров принята такая форма.
Ну ладно, давай примерять и напялил на Ленку  рентгеновский фартук.

У Ленки подкосились ноги.
– Ничего,  ничего, – поддержал ее Степа, – зато,  когда корова лягнет,  совсем не больно будет.
Ленке совсем поплохело. Когда с примеркой было покончено:
– Ну теперь с доильным аппаратом разберемся, покажу как молоко отсасывать – продолжал Степа, и вожделенно смотря на ее груди, предложил ей оголиться, и для начала обработать соски,  чтобы на практике показать, как работает доильный аппарат.
Ленка стала заливаться краской, – такого поворота и такой наглости она не ожидала. К ней вернулась ее боевитость,
– А ты на себе покажи, – съязвила Ленка, бросив взгляд немного выше колен Степки, и сняв с головы чепчик, бросила его на стол. – Да, – уходя, обернулась Ленка, – и не забудь обработать перед дойкой и чепчик надеть.
Собрав все остатки мужества, Ленка отправилась к директору завода, если не протестовать, то хотя бы сказать, что коров она доить не умеет.
– Иван  Петрович! – начала Ленка с порога кабинета, но фразу не закончила и неожиданно для себя заплакала.
Петрович, который если что не любит больше лентяев, так это женских слез, встал из-за своего начальственного стола, Ленку от двери отвел, усадил, всучил свой белый накрахмаленный платок, водички в стакан налил. Самому любопытно, конечно, чего это новая сотрудница к нему поплакаться пришла, но видит, что толку не будет, пока не успокоится.
– Иван  Пииитровииич! – говорит, Ленка сквозь слезы и всхлипывания, – Я не умею доить коров.
Петрович давно начальником. К нему люди со всякими проблемами приходили. Он даже и не удивился совсем, зная, что мы постоянно оказываем помощь подшефному колхозу.

– Ничего, – говорит он успокаивающе ласково, – дело несложное, научишься. Не стоит так переживать-то.
– Иван Пииитрович! – продолжает плакать Ленка, понимая, что ей не отвертеться от дойки и от этого расстраиваясь, – я никогда не научусь доить коров.
Петрович по селектору вызвал меня и посоветовал, – раз в колхозе такая критическая ситуация с доярками, то для начало нужно бы отправить Ленку на три дня постажироваться.
Ленка, которой совсем не улыбалась «доярочная» работа по совместительству, постепенно успокаивалась, вытирала слезы, но начинала злиться.
– Иван Петрович! – заявила она неожиданно твердым голосом, – я не умею обрабатывать соски и отсасывать, и не буду этого делать.
– Что, что делаттть…, – заикаясь, произнес Петрович.
– Да, да. Да еще в бронежилете и в дурацком чепчике, – ответила Ленка.
В это время зазвонил телефон: «Легок на помине, – произнес Петрович в трубку, что у тебя там за бардак с доярками, не злоупотребляешь ли ты нашими добрыми отношениями», – выяснив, что такой просьбы не было, Петрович усмехнулся.
– Теперь понятно, – фыркнул Петрович, – просьбы нет. Графика тоже нет. Шутники есть. Кто, говоришь, тебе про график сказал? Хотя, неважно. Делаем так. – Петрович отошел от Ленки и уселся в свое кресло, – завтра нужно отправить людей помочь очистить ферму от навоза, вот в первую очередь и отправь шутников, а тебя я лишу квартальной премии за то, что не знаешь, что творится в отделе. Можете идти.
Через два месяца Петрович поинтересовался как там молодая доярка:
– Да все нормально через месяц у нас свадьба, – Петрович удивленно поднял глаза, – даже так, тогда зайди в бухгалтерию получи квартальную премию, да, и не забудь на свадьбу пригласить. Свадьба была в самом разгаре и проходила на природе в подшефном колхозе. С поздравительным словом выступал председатель колхоза, и когда речь зашла о подарке, к взору  молодожёнов и гостей  под звуки духового оркестра  вывели буренку с бантом.
Щечки Ленки стали розоветь, ее рука сжала мою, я уже и сам не понимал – это розыгрыш или правда.
– Корову можно держать в колхозе, – продолжал председатель, – надо только приезжать доить, – свадьба долго ржала и хлопала,  у Ленки от смеха поплыла тушь на ресницах. Когда все успокоились, Петрович тоже напутствовал нас и вручил ключи от новой квартиры.

Анатолий Буга

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2457Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях