Мавритания – последняя страна рабов?

Последней страной в мире, отменившей рабство, была Мавритания. Лишь в 1981 году, на 33 года позже, чем запрет на рабство был внесен во Всеобщею декларацию прав человека, правительство этой африканской страны законодательно запретило рабовладение и объявило всех рабов свободными. Вернее, попыталось запретить: никакого наказания за несоблюдение закона не предусматривалось, и рабство в Мавритании никуда не исчезло. На сегодняшний день рабами остаются 600 000 (20%) жителей Мавритании – цифра, не сопоставимая ни с одной страной мира.

Мавритания - последняя страна рабов?


Рабство в Мавритании этнически окрашено: как и множество поколений назад, рабами остаются негры, составляющие касту харатим (40% населения), господами – арабы и берберы, управляющие страной (их каста называется бейданнес, в буквальном переводе “белые”, 30% населения). Третья каста – это свободные чернокожие, они составляют оставшиеся 30% мавританцев. Каждая знатная арабская семья владеет несколькими семьями африканцев, которые передаются по наследству из поколения в поколение. Кроме того, ряды рабов продолжает регулярно пополняться, поскольку когда у чернокожих родителей нет возможности прокормить ребёнка, они зачастую продают его в рабство. Когда же у самого раба родится ребенок, он уже будет считаться собственностью его господина.

Рабство было частью мавританского образа жизни в течение многих столетий. 800 лет назад арабские и берберские племена начали спускаться со средиземноморского побережья и совершать набеги на местное африканское население, похищая женщин и детей и превращая их в рабов. Порабощенных обращали в ислам, им внушали, что их религиозная обязанность состоит в том, чтобы искренне служить их владельцам. Рабам объясняли, что из-за их нечистой темной кожи им запрещено касаться Корана, молиться в мечети и посещать школу.

«Искореним рабство во имя добра», – под таким лозунгом шел на выборы в 2007 году экс-президент Мавритании Сиди Ульд Шейх Абдаллахи, и само по себе то, что подобные требования могут оставаться актуальными в начале XXI века, подчеркивает, насколько же плохо дела обстоят в этой африканской стране. В 2007 году победивший на выборах, несмотря на противодействие берберской элиты, Абдаллахи впервые вводит в Мавритании наказание за рабовладение: 10 лет тюрьмы и штраф от 2000 до 4000 долларов. Увы, это мало, что изменило: исламские суда крайне неохотно выносят наказание по этой статье, и рабовладельцы могли по прежнему чувствовать себя в полной безопасности. Даже такие, неработающие, реформы оказались для страны слишком радикальны: Мавританию захлестывают бунты за сохранение традиционного уклада, кроме того, на территории страны активизируется “Аль-Каида”, и всего через год Абдаллахи оказывается смещён в результате военного переворота.

Сегодняшние мавританские власти проблему рабства научились успешно игнорировать. Раз не получается бороться с рабством законодательными запретами, они запретили использовать в СМИ слово “раб”, и преспокойно делают вид, что никаких рабов в стране не осталось.

Стоимость малолетнего раба составляет около 500 долларов – это огромные по мавританским меркам деньги, примерно 8-месячный средний заработок в стране. Стоимость 18-20-летнего квалифицированного раба, к примеру, обученного ткать или разбирающегося в ремонте механизмов, достигает уже 2500 долларов. Затраты на содержание раба составляют в среднем 15$ ежемесячно, между тем, как заработать с его помощью предприимчивый рабовладелец может намного больше. Рабы не могут жениться без разрешения владельца, а ребенка у них в любой момент можно отобрать. Женщин-рабынь часто насилуют рабовладельцы и члены их семьи. Рабов можно продавать, дарить, разводить и женить, передавать по наследству, отдавать в приданое и даже дарить беднякам (господствующая религия в Мавритании ислам, и такая форма искупления грехов практикуется достаточно часто). Надо признать, что выжить в Мавритании нелегко не только рабам, но и некоторым рабовладельцам: 44% людей живут здесь меньше, чем на 2$ в день, уровень безработицы составляет 30%. Африканское государство Мавритания является одной из беднейших стран мира.

Типичное времяпрепровождение, когда вы попали в рабство — это работа в поле, уход за скотом или прислуживание в доме. В сельской местности рабы используются, как сельскохозяйственные чернорабочие, обрабатывая зерновые плантации своих владельцев. В городах они могут быть слугами в домах или строителями, вынужденными работать каждый день. В любом случае рабам приходится выполнять всю тяжелую работу, поскольку Бейданнес считают позорным осквернять свои руки физическим трудом. Также именно рабы в Мавритании обычно занимаются торговлей пресной водой (эта сфера деятельности очень важна, поскольку лишь 40% городских зданий в Мавритании имеют водопровод.).

“Билал просыпается каждый день на рассвете. Он ест отходы пищи, оставшиеся после трапезы его хозяина, это всё, что перепадет его растушему 20-летнему организму. Когда солнце восходит, он уже ведет телегу, запряженную ослом. Он заполняет водой два 60-литровых контейнера и развозит её местным жителям. Работа продолжается до заката. Билалу не позволяют делать перерыв. Работая при высокой температуре, под знойным солнцем пустыни, он делает до десяти поездок, проходя многие мили, чтобы поставить воду тем, кто может себе это позволить. Ему платят на каждой остановке. Деньги, однако, он передаёт своему хозяину. После заката солнца Билал продолжает работу, убирая и служа своему хозяину. И только в полночь ему, наконец, разрешают отдохнуть. Каждый его день походит на предыдущий. Билал родился рабом. Он умрет рабом”, – примерно так выглядит безрадостная жизнь мавританского раба-водовоза.

С рабством борется несколько организаций, включая «Аль-хор», «Инитак», «SOS-эсклав» и небольшая политическая партия Action pour le Changement, а правительство США, по сообщениям президента аболиционистской организации Free the Slaves Кевина Бейлза, напротив, стремится замалчивать данную проблему. Правительство создало в 1999 году Комиссариат по правам человека, однако не известно ни об одном случае каких-либо действий со стороны этого органа. Сообщается о пособничестве рабству со стороны полиции, а также о заключении в тюрьмы активистов негосударственных организаций, занимающихся вопросами принудительного труда и рабовладения.

Сами рабы, по сообщению лидера «SOS-эксклав», Абдела Нассера Оулда Этмана, который в прошлом тоже был рабовладельцам, противятся освобождению, так как считают свою долю предопределённой ещё до рождения и не верят, что в ней можно что-то изменить. Кроме того, даже если раб и получит формальную свободу, без денег ему ничего не останется, кроме как снова наниматься к господину в финансовую кабалу. Подавляющее большинство рабов верит, что попадёт в рай только, если будет слушаться своего господина и исполнять все его приказания. Как объяснила мавританская рабыня, проинтервьюированная Нью-Йорк Таймс: “Аллах сотворил меня для того, чтобы я была рабой, так же как Он сотворил верблюда, чтобы он был верблюдом”. Психологами для подобного состояния психики давно придумано название – “Синдром дяди Тома” в честь знаменитого негра-раба из аболиционистской книжки. Другая сторона проблемы заключается в том, что большинство рабов изолированы от литературы и прессы и не знают географии: они даже не понимают того, что жизнь без рабства возможна и остальной мир живёт по-другому.

Благодаря такому менталитету харатим побеги рабов – явление редкое. Тех же, кто все-таки пытается сопротивляться или бежать, забивают до смерти. Отчёты о правах человека описывают изощренные и ужасные пытки, которым подвергают рабов, включая заполнение насекомыми внутренностей человека и разрывание тел. Арабские рабовладельцы убеждены, что наказания дисциплинируют рабов и предотвращают любые признаки их неповиновения.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля