черт побери
чертовски развлекательный сайт

Мария Бочкарёва или как большевики “изнасиловали” весь женский батальон Смерти.

 

Будущая героиня российско-американского блокбастера “Батальон”, который с придыханием смотрят наши современные “патриоты”, Мария Бочкарёва родилась в 1889 года в семье крестьян деревни Никольское Новгородской губернии Леонтия и Ольги Фролковых. Семья, спасаясь от нищеты и голода, перебралась в Сибирь, где пятнадцатилетнюю Марию выдали замуж за местного пьяницу. Бочкарева через какое-то время ушла от мужа к мяснику Якову Буку, который руководил местной бандой грабителей. В мае 1912 года Бук был арестован и отправлен отбывать наказание в Якутск. Бочкарёва пешком последовала за Яшей в Восточную Сибирь, где они вдвоём для отвода глаз опять открыли мясную лавку, хотя на самом деле Бук при участии своей любовницы организовал банду хунхузов и промышлял привычным разбоем на большой дороге. Вскоре на след банды вышла полиция, Бука и Бочкарёву арестовали и перевели на поселение в глухой таёжный посёлок Амга, где грабить уже было некого.

Мария Бочкарёва или как большевики

Суженый Бочкарёвой от такого горя и невозможности заниматься любимым делом, а именно разбойничать, как водится на Руси, запил и стал тренироваться в мордобитии любовницы. В это время разразилась Первая мировая война, и Бочкарёва решила закончить свой таёжно-разбойничий этап жизни и пойти на фронт, тем более, что Яшка всё более и более озверел от тоски. Только запись добровольцем в армию позволяла Марии покинуть место поселения, определённое полицией. Записать девушку в 24-й резервный батальон военные мужескаго полу отказались и посоветовали ей идти на фронт сестрой милосердия. Бочкарёва, не желая таскать раненных и стирать бинты, отправила телеграмму царю с просьбой дать ей возможность вдоволь пострелять немцев. Телеграмма дошла до адресата, и от царя неожиданно последовал положительный ответ. Так любовница сибирского разбойника попала на фронт.

Поначалу женщина в погонах вызывала насмешки и приставания сослуживцев, однако её храбрость в бою принесла ей всеобщее уважение, Георгиевский крест и три медали. В те годы за ней закрепилось прозвище «Яшка», в память о её незадачливом спутнике жизни. После двух ранений и бесчисленных боёв Бочкарёва была произведена в старшие унтер-офицеры.

М. В. Родзянко, приехавший в апреле с агитационной поездкой на Западный фронт, где служила Бочкарёва забрал её с собой в Петроград для агитации «войны до победного конца» в войсках Петроградского гарнизона и среди делегатов съезда солдатских депутатов Петросовета.

После ряда выступлений Бочкарёвой Керенский в приступе очередного пропагандистского авантюризма обратился к ней с предложением организовать «женский батальон смерти». К участию в этом псевдопатриотическом проекте были привлечены и жена Керенского, и петербургские институтки, общим числом до 2000 девушек. В необычной воинской части царил произвол, к которому Бочкарёва привыкла в действующей армии: подчинённые жаловались начальству, что Бочкарёва «бьет морды, как заправский вахмистр старого режима». Не многие выдержали такое обхождение: за короткий срок количество женщин-добровольцев сократилось до 300.

Но тем не менее, 21 июня 1917 года на площади у Исаакиевского Собора Петрограда состоялась торжественная церемония вручения новой воинской части белого знамени с надписью «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкарёвой». Военный совет 29 июня утвердил положение «О формировании воинских частей из женщин-добровольцев». Появление отряда Бочкарёвой послужило импульсом к формированию женских отрядов в других городах страны (Киев, Минск, Полтава, Харьков, Симбирск, Вятка, Смоленск, Иркутск, Баку, Одесса, Мариуполь), но в связи с историческим развитием событий, создание этих женских ударных частей так и не было завершено.

В женских батальонах была установлена жесткая дисциплина: подъем в пять утра, занятия до десяти вечера и простая солдатская еда. Женщин стригли наголо. Черные погоны с красной полосой и эмблема в виде черепа и двух скрещенных костей символизировали «нежелание жить, если погибнет Россия».

М. Бочкарева запретила в своем батальоне любую партийную пропаганду и организацию каких-либо советов и комитетов. Из-за суровой дисциплины в еще формируемом батальоне произошел раскол. Часть женщин предприняли попытку образовать солдатский комитет и выступили с резкой критикой зверских методов управления Бочкарёвой. В батальоне произошел раскол. М. Бочкарева была вызвана поочередно к командующему округом генералу Половцеву и Керенскому. Оба разговора происходили бурно, но Бочкарева стояла на своем: у ней никаких комитетов не будет!

Она переформировала свой батальон. В нем осталось примерно 300 женщин, и он стал 1-м Петроградским ударным батальоном. А из остальных женщин, несогласных с методами командования Бочкарёвой, был образован 2-й Московский ударный батальон.

Боевое крещение 1-й батальон принял 9 июля 1917 года. Женщины попали под сильный артиллерийский и пулеметный обстрел. Хотя в донесениях говорилось, что «отряд Бочкаревой вел себя в бою геройски», стало ясно, что эффективной боевой силой женские военные подразделения стать не могут. После боя в строю осталось 200 женщин-солдат. Потери составляли 30 человек убитыми и 70 ранеными. М. Бочкарева была произведена в чин подпоручика, а впоследствии — в поручики. Такие тяжёлые потери доброволиц имели и иные последствия для женских батальонов — 14 августа новый Главковерх Л. Г. Корнилов своим Приказом запретил создание новых женских «батальонов смерти» для боевого применения, а уже созданные части предписывалось использовать только на вспомогательных участках (охранные функции, связь, санитарные организации). Это привело к тому, что многие доброволицы, желавшие сражаться за Россию с оружием в руках, написали заявления с просьбой уволить их из «частей смерти».

Второму Московскому батальону, ушедшему из-под командования Бочкарёвой, выпал жребий оказаться в числе последних защитников Временного правительства в дни Октябрьского переворота. Только эту единственную воинскую частью Керенскому удалось проинспектировать за день до переворота. В результате для охраны Зимнего дворца была отобрана лишь вторая рота, но не весь батальон. Защита Зимнего дворца, как мы знаем, закончилась плачевно. Непосредственно после взятия Зимнего дворца в антибольшевистской прессе распространились самые сенсационные истории об ужасной судьбе женского батальона, защищавшего дворец. Говорилось, что некоторые женщины-солдаты были выкинуты на мостовую из окон, почти все остальные были изнасилованы, а многие сами покончили с собою, не будучи в состоянии пережить все эти ужасы.

Городская дума назначила для расследования дела особую комиссию. 16(3) ноября эта комиссия вернулась из Левашова, где квартировал женский батальон. Депутат Тыркова сообщила: «Все эти 140 девушек не только живы, не только не ранены, но и не подвергались тем ужасным оскорблениям, о которых мы слышали и читали». После взятия Зимнего женщины были сначала отправлены в Павловские казармы, где с некоторыми из них солдаты действительно обращались дурно, но что теперь большая часть их находится в Левашове, а остальные рассеяны по частным домам в Петрограде. Другой член комиссии засвидетельствовал, что из окон Зимнего дворца не было выброшено ни одной женщины, что изнасилованы были трое, но уже в Павловских казармах, и что самоубийством путём выпрыгивания из окна покончила одна доброволица, причем она оставила записку, в которой пишет, что «разочаровалась в своих идеалах».

Клеветники были разоблачены и самими доброволицами. «Ввиду того, что в целом ряде мест злонамеренными лицами распространяются ложные ни на чём не обоснованные слухи о том, что якобы при разоружении женского батальона матросами и красногвардейцами были произведены насилия и бесчинства, мы нижеподписавшиеся, — говорилось в письме солдат бывшего женского батальона, — считаем своим гражданским долгом заявить, что ничего подобного не было, что это все ложь и клевета» (4 ноября 1917 года)

В январе 1918 года женские батальоны формально были распущены, но многие их участницы продолжили службу в частях белогвардейских армий.

Сама Мария Бочкарева приняла активное участие в Белом движении. По поручению генерала Корнилова ездила в гости к лучшим “друзьям” России – к американцам – просить помощи для борьбы с большевиками. Примерно тоже самое мы наблюдаем сегодня, когда различные Парубии и Семенченки ездят в ту же Америку просить денег для войны с Донбассом и Россией. Тогда, в 1919 году, помощь Бочкарёвой, как и сегодняшним эмиссарам киевской хунты, была американскими сенаторами обещана. По возвращении в Россию 10 ноября 1919 года Бочкарёва встретилась с адмиралом Колчаком. По его поручению сформировала женский санитарный отряд в 200 человек. Но в том же ноябре 1919 года после взятия Омска Красной Армией была арестована и расстреляна.

Так закончился “славный” путь нового кумира нашей патриотически настроенной публики.



Автор публикации

не в сети 20 часов

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18695Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях