Летчикам больше не наливать !

Забайкалье, аэродром Борзя, редкий теплый денек. Никто не летает и на стоянках обоих полков (189 ИБАшного (истребительно-бомбардировочного) на Су-17м и 101 ОРАПовского (отдельного разведовательного) на Су-17м3р) лениво несли службы ДСЧ (дежурные по стоянкам части) – чего ловить, гарнизон в 15 км от аэродрома, все там и о попытке какого-либо начальства проверить службу можно было узнать заранее и даже слегка протрезветь.

Летчикам больше не наливать !

В это время на аэродроме Степь народ ярко выражено тревожился уже пятый час и готовился разбомбить врага на полигоне Тасырхой, что под Борзей. Командир АП полковник Мазепа в затеянной им же самим суматохе под бдительным оком дивизии (которая, не только выглядывала из окон, но и еще звонила по телефону), пытался руководить всем и вся, что пока удавалось и весьма неплохо.

Окинув командирским оком плановую таблицу полетов, его внимание привлекла фамилия командира звена прибывшего недавно по замене – капитан Пужай-Череда, не он, ни его ведомый на этот полигон еще не летали, фамилия была на слух как то не очень летная и червячок сомнений принялся за свое дело.

Боевая зарядка по 4хОФАБ-250-270 была уже подвешена и дергать уже порядком задрюченный ИТС (инженерно-технический состав) не хотелось. А червячок знал свое дело и активно работал. Наконец командир созрел и дал команду на КП ИАС (КП инженерно-авиационной службы) снять нафиг 4хОФАБ-250-270 (тип осколочно-фугасной бомбы) и повесить на эту пару по 2хП-50-75 (практическая бомба весом 50 кг). Зам по ИАС сразу эту идею взял в штыки и пытался уговорить командира, выдав слоган – «мол, коней на переправе не меняют», чем изрядно посеял сомнение в командирском мозгу – может и в правду ничего не менять. В это время червячок все достиг нужной точки и укусил командира за нежное место. Червячок был свой, родной и до этого командира не разу не подводил, поэтому зам по ИАС вновь услышал командирский голос – «меняй подвеску и все». ИАС выматерилась и пошла на самолет, перевешивать АБ и менять данные в ПРНК (прицельный радио-навикационный комплекс).

Время “Ч” наступило, и самолеты понеслись в небо на полигон, благо недалеко – 100км туда и столько же обратно.

Полигон активно принимал самолеты, которые работали с ходу, затем принимал АБ в землю близко или далеко от цели, а наш РПП (руководитель полетов на полигоне) этим руководил. Поэтому, когда очередная пара, запросила подход, с легкой душой дал в эфир «Подходите». В это время в эфире прозвучало, что полигон отгрохали как настоящий, не фуфлы, мурлы, на что ведомый ответил коротко и понятно «Ага», не расстроил душу РПП

«На боевом цель наблюдаю, работу», ничего не подозревающий РПП вякнул стандартное «…шаю». Пара свалила на БК и начала целиться, ведомый правда сосал крыло и не утруждал себя обозреванием земной поверхности, на которой четко видно было кусок БВПП и стоянки самолетов с ЖБУ (железо-бетонными укрытиями).

«Сброс, вывод», «Работу закончил, на точку», РПП как то вяловато, ибо не видно было не самолетов, не разрывов, сказал коротко – ага, мол летите.

В это время ДСЧ на стоянке разведполка с одурелами глазами на выкат наблюдает два разрыва и визг осколков, причем один из разрывов ровно в рулежке перед укрытием, далее грохот самолетов, которые левым разворотом со снижением на малую высоту улетают в никуда (т.е. в сторону Китая).

Пришло наконец время исполнить воинский долг, о котором так долго и упорно говорили замполиты. ДСЧ рывком сдав нормативы по всем видам спорта сразу, залетев в дежурный домик, звонит командиру АП и «радостно» докладывает, что неизвестная пара самолетов, только что отбомбилась по стоянке его родного полка и улетела обратно в Китай !!!!!!!!

Командир, сразу приторчал от доклада и рванул на газике на аэродром, где его взору предстала картина, из которой было видно, что воронки есть, и личный состав явно трезв, а самое главное, есть две пробоины в ЖБУ (посекло).

Блин, может и в правду все так и было, размышлял командир и решил, пусть командующий думает, наше дело доложить, а пока в полку объявить тревогу. Так как ГГС (громко-говорящая связь) в домах и штабах была одна у всех, тут вообще крышу начало срывать у народа, когда из ГГС начали верещать, что объявлена «БОЕВАЯ ТРЕВОГА» с повторением, что это не учебная тревога!
Толи на войну бежать, толи семью на поезд впихивать – мыслей было много….
Доклад в Читу командующему 23-ей воздушной армии был краток и в точности повторял то, что сказал ДСЧ. Выяснив, что командир АП не перегрелся и без перегара, доклад теперь полетел в Москву.

Наша радостная пара в это время делилась впечатлениями о вылете – мол, что тут все зажрались, полигон вообще как живой аэродром, тут и слепой попадет и тому подобное. Ага, новички, думалось многим, попробовали они наконец забайкальского полигона, правда какую-то фигню…. несут про полигон, но чего с них взять.

Итогом разборки стало списание обоих летчиков с летной работы, один пошел на РСП (радиолокационная система посадки), другой заведовать тренажером. Пужай-Череда получил новую кличку-фамилию – Пужай–Чиндант ибо Чиндант – это поселок около аэродрома Борзя, и аэродром Борзя в авиационных сборниках идет как Чиндант).

До полигона они не долетели каких-то 15 км. А командирский червячек спокойно лег спать

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
captcha
Генерация пароля