КРУПНЕЙШАЯ МОРСКАЯ ТРАГЕДИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ: помните “Армению”, люди !

75 лет назад в результате атаки немецких торпедоносцев Heinkel-111 был потоплен теплоход “Армения” на борту которого по разным оценкам находилось от 4 до 7 тыс. человек, преимущественно раненые эвакуируемые из Крыма и врачи севастопольских госпиталей.Спаслось всего 8 человек. И по сей день нет полной ясности о том, сколько там погибло людей, почему капитан корабля несмотря на приказ вышел в море и где именно был потоплен корабль. Но это уже скорее исторические частности, которые не отменяют факта масштабной трагедии, коими так богат был 1941 год.

КРУПНЕЙШАЯ МОРСКАЯ ТРАГЕДИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ: помните -Армению-, люди !


Это был малоизвестный и, пожалуй, самый трагичный эпизод той войны на море. Транспорт”Армения” эвакуировал раненых и беженцев из Ялты, когда к городу уже подходили немецкие войска и был атакован фашистским торпедоносцем на траверзе Гурзуфа в районе горы Аю-даг. В результате прямого попадания торпеды судно переломилось и затонуло. Погибли практически все 7000 человек, находившихся на борту. Гибель 7 ноября 1941 года транспорта «Армения» является одним из самых трагичных случаев гибели пассажирских судов. Для сравнения можно упомянуть катастрофу «Титаника» — 1503 погибших, гибель торпедированной «Лузитании».— 1198 погибших.

Официальная информация о гибели «Армении» весьма скудна. Более интересную информацию дает «Итоговый отчет по боевой деятельности ЧФ в ВОВ 1941 — 1945 годов». Третий том этого закрытого документа оперативного отдела штаба Черноморского Флота сообщает, что «7 ноября 1941 года на санитарном транспорте «Армения» полностью погибли: «Севастопольский морской госпиталь» на 700 коек, военно-морской госпиталь ЧФ и его имущество, 5-й медико-санитарный отряд, базовый лазарет и так далее… число погибших — около 7000 человек, спаслось — 8 человек. После гибели «Армении», ЧФ остался без медицинского обеспечения, и пришлось создавать главный госпиталь ЧФ №40, базовые лазареты, призвав врачей из запаса. Погрузка на один сантранспорт всего состава нескольких лечебно-санитарных учреждений стала тяжелой ошибкой»…

Командиром судна был капитан-лейтенант В.Я. Плаушевский. Штатная эвакоемкость судна — 400 человек, имелась одна операционная и 4 перевязочных на 11 столов. Медперсонал судна: 9 врачей, 29 медсестер и 75 санитаров.

Всего до момента гибели «Армения» успела совершить 15 эвакорейсов (в основном — из Одессы и Севастополя) и доставила на Кавказ более 15 000 человек (в среднем — 1000 человек за рейс).
Судно было не столь велико (водоизмещением 6700 тонн), и рассчитано на перевозку 980 человек. Но в тот день людей на “Армению” набилось буквально как сельдей в бочке. Очевидцы вспоминают, что пассажиры стояли на палубе, тесно прижавшись друг к другу.
В конце октября – ноябре в Севастополе царила паника. Утром 6 ноября в Севастополе началась посадка на теплоход “Армения”. На нем разместили несколько сотен раненых бойцов, а также эвакуируемых граждан. Погрузка шла в полном беспорядке, никто не только по фамилиям не переписывал садившихся на теплоход, не было даже точно известно их число. Затем судно направилось в Ялту, где взяло на борт еще большее число эвакуируемых.

Во время стоянки в Ялте был получен приказ командующего флотом, что в связи с отсутствием авиационного прикрытия выход “Армении” из порта запрещается до 19 часов, то есть до наступления темноты. Командир транспорта Плаушевский приказ получил, но в 8.00 7 ноября вывел судно из Ялты. В море “Армению” сопровождали два сторожевых катера (всего четыре 45-мм пушки), а в воздухе на высоте 500 м барражировали два истребителя И-153 “Чайка”.

В 11 часов 25 минут теплоход был атакован одиночным немецким торпедоносцем Не-111, принадлежавшим к 1-й эскадрилье авиагруппы I/KG28. Самолет зашел со стороны берега и с дистанции 600 м сбросил две торпеды. Одна прошла мимо, а вторая попала в носовую часть теплохода. Взрывом разворотило пространство посередине судна. Судно было разделено на отсеки, поэтому корабль мог остаться на плаву. Но люки между отсеками, похоже, открыли – судно было переполнено ранеными, и для них следовало обеспечить хорошую вентиляцию. Только этим можно объяснить тот факт, что уже через четыре минуты после взрыва “Армения” затонула. Погибли 7 тысяч человек. После сброса торпед Не-111 ушел в облака и скрылся. Истребители прикрытия даже не успели среагировать на происходящее.

Спасти удалось только восьмерых – их подобрал небольшой сторожевой катер, сопровождавший “Армению”. Среди уцелевших не было ни одного медика – они погибли вместе со своими пациентами. На “Армении” были только тяжелораненые бойцы, которые не могли перемещаться самостоятельно. Ходячих раненых тогда эвакуировали через узкий Керченский пролив. Гибель “Армении” стала самой крупной трагедией на море за годы Второй мировой войны со стороны антигитлеровской коалиции.
Возможно, военфельдшер Джавад Муратханов и мог бы спастись, но как медик, солдат и просто мужчина он предпочел не бросать раненых. Вероятно, еще и подумал – а что я скажу нашим ребятам с Малой Крепостной?

Технические данные пассажирского теплохода “Армения”:

Длина – 112,1 м;
Ширина – 15,5 м;
Высота борта – 7,7 м;
Водоизмещение – 5770 тонн;
Силовая установка – два дизельных двигателя мощностью 4000 л. с.;
Скорость – 14,5 узлов (около 27 км/ч);
Количество пассажиров – до 980 человек;
Экипаж – 96 человек;

Официальная информация о гибели теплохода “Армения” такова:

“В 11 ч. 25 м. (7 ноября 1941 года) ТР “Армения”, шедший в охранении двух сторожевых катеров из Ялты в Туапсе с ранеными и пассажирами, был атакован самолетом-торпедопосцем противника. Одна из двух сброшенных торпед попала в носовую часть корабля и в 11 ч. 29 м. он затонул в ш = 44 гр.15 мин. 5сек., д = 34 гр.17 мин. Спасено восемь человек, погибло около 5000 человек.”

В 2006 году к работам по просьбе украинской стороны подключился Институт океанографии и океанологии США под руководством Роберта Балларда . Американцы нашли в предполагаемом районе гибели судна множество интересных объектов, однако “Армения” так и не была найдена. Роберт Баллард – известная личность в мировой морской археологии, директор института океанографии штата Массачусетс, США. Человек нашедший “Титаник”, линкор “Бисмарк”, авианосец “Йорктаун”. Получив информацию о “Армении” приостановил поиски Атлантиды на острове Санторин и отправляется в Черное море на своем научно-исследовательское судне “Эндевер”, оборудованным современными гидролокаторами и телеуправляемыми роботами. Экспедиция обошлась американской стороне в 2,5 миллиона долларов.
Итак, “Армению” не нашли. А там ли искали? Что нам известно?

“Только в 08:00 7 ноября 1941 года медицинское судно смогло выйти и взять курс на Туапсе,…”
“Только в 8 часов утра теплоход прекратил загрузку и командир “Армении” капитан 3 ранга В.Я.Плаушевский приказал отдать швартовые.”

То есть выход “Армении” в море произошел в 08-00 7 ноября 1941 года из Ялты. Что дальше? Что говорят очевидцы?
Обратимся к свидетельству катерника с морского охотника МО-04 М.М. Яковлева.

“7 ноября, около 10 часов утра, в районе мыса Сарыч над нами пролетел немецкий разведчик, а через непродолжительное время над водой, на бреющем полете, едва не касаясь гребней волн (погода была штормовой, и нас болтало основательно), в наш район вышли два вражеских торпедоносца. Один из них начал делать разворот для торпедной атаки, а второй пошел в сторону Ялты. Открыть огонь мы не могли, так как крен катера достигал 45 градусов. Торпедоносец сбросил две торпеды, но промазал, и они взорвались в прибрежных камнях мыса Айя. Нас поразила сила взрыва — не видели мы до этого более мощного, и почти все разом сказали, что если второй торпедоносец достанет “Армению”, то ей несдобровать… Так оно и получилось”.

На форуме “Цусима” http://wap.tsushima4.borda.ru/?1-9-0-00000001-000-0-0 дается несколько другая цитата воспоминаний М.М.Яковлева (либо ее пересказ?):

“Дальше воспоминания катерника с МО-04 М. М. Яковлева: “7 ноября в 10 часов утра по пути в Туапсе теплоход был атакован двумя “Хейнкель-111” в районе мыса Сарыч. МО вести огонь не мог, море было очень свежее, крен достигал 45 градусов. Зашли на “Армению” с двух сторон: один He-111 со стороны Ялты, а другой со стороны моря. Первый торпедоносец промахнулся. Второй – попал. Примерно за четыре минуты корабль ушел под воду.”Уцелели лишь 8 человек.”

И в том и в другом варианте фигурирует мыс Сарыч. Мыс Сарыч находится примерно в 40 километрах от Ялты – если мерить расстояние по суше, и примерно в 50-55 километрах, если идти морем. За два часа полным ходом (2 часа х 27 км/ч = 54 км ) “Армения” вполне могла достигнуть мыса Сарыч. Только вот мыс Сарыч, находится к ЗАПАДУ от Ялты! А “Армения должна была идти НА ВОСТОК – в Туапсе или Новороссийск. Или не должна? Вслед за мысом Сарыч, М.М.Яковлев упоминает мыс Айя, который расположен ЕЩЕ ЗАПАДНЕЕ от Ялты! Именно о его камни взорвались торпеды первого торпедоносца. На торпедоносцах типа “Не-111” применялись торпеды типа “F 5w” калибром 450 мм. Их боевая часть включала в себя 170 килограмм ВВ. Дальность хода составляла 3000 метров. Для того, чтобы такая торпеда попала в камни у мыса Айя, “Армения” должна находиться между точкой сброса торпед и мысом Айя. При этом точка сброса торпед не должна быть далее 3000 метров от мыса, иначе торпеда затонет, не дойдя до него.
То есть “Армения” должна находиться примерно в 2500-2000 метрах от мыса Айя.

Что дальше? Если верить цитате с форума “Цусима”, то второй торпедоносец атаковал практически сразу же после первого, либо одновременно с ним. Если это так – то
“Армения” затонула в районе Ласпи. Примерно в 2-3 километрах от берега.

А если нет?

Командующий Черноморским Флотом адмирал Ф.С.Октябрьский:

“Когда мне стало известно, что транспорт собирается выходить из Ялты днём, я сам лично передал приказание командиру, ни в коем случае из Ялты не выходить до 19.00, то есть до темноты. Мы не имели средств хорошо обеспечить прикрытие транспорта с воздуха и моря. Связь работала надёжно, командир приказание получил и, не смотря на это, вышел из Ялты в 08.00. В 11.00, он был атакован самолётами торпедоносцами и потоплен. После попадания торпеды “Армения” находилась на плаву четыре минуты”.

В 11-00, если исходить из того, что после 10-00 “Армения” следовала из Ялты все с той же скоростью в 14 узлов, она должна была находиться в районе мыса Фиолент, либо несколько северо-западнее.
Ну и наконец, 11-25. При той же скорости в 14 узлов получаем место гибели “Армении” примерно в районе мыса Херсонес (севернее, западнее или южнее).
Таким образом, мы имеем три возможных места гибели “Армении”. Все они расположены ЗАПАДНЕЕ ЯЛТЫ И МЫСА САРЫЧ. То есть, совершенно не там, где искал Роберт Баллард.
Почему “Армения” оказалась на пути в Севастополь, а не в Туапсе? Вероятнее всего, ее капитан получил приказ из серии “дым в трубу, пельмени раскатать” – вернуть персонал севастопольских госпиталей обратно. Вероятнее всего во исполнение следующей директивы:

“ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК N 004433 КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ КРЫМА, ЧЕРНОМОРСКИМ ФЛОТОМ О МЕРАХ ПО УСИЛЕНИЮ ОБОРОНЫ КРЫМА

Копия: народному комиссару Военно-Морского Флота. 7 ноября 1941 г. 02 ч 00 мин
С целью сковывания сил противника в Крыму и недопуска его на Кавказ через Таманский полуостров Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1.Главной задачей ЧФ считать активную оборону Севастополя и Керченского полуострова всеми силами.
2.Севастополя не сдавать ни в коем случае и оборонять его всеми силами.
3.Все три старых крейсера и старые миноносцы держать в Севастополе. Из этого состава сформировать маневренный отряд для действий в Феодосийском заливе по поддержке войск, занимающих Ак-Монайские позиции.
4.Отряду Азовской флотилии поддерживать войска Ак-Монайской позиции с севера.
5.Линкоры, новые крейсера базировать в Новороссийске, используя для операции против берега, занятого противником, и усиления отряда старых кораблей. Базирование эсминцев по Вашему усмотрению.
6.Часть ЗА из оставленных районов использовать на усиление ПВО Новороссийска.
7.Организовать и обеспечить перевозку в Севастополь и Керчь войск, отходящих в Ялту, Алушту и Судак.
8.Истребители, штурмовики и часть самолетов МБР оставить в Севастополе и Керчи, остальную авиацию использовать с аэродромов СКВО для ночных ударов по аэродромам, базам и войскам противника в Крыму.
9.Эвакуировать из Севастополя и Керчи на Кавказ все ценное, но не нужное для обороны.
10.Руководство обороной Севастополя возложить на командующего ЧФ т. Октябрьского с подчинением Вам. Заместителем командующего ЧФ иметь в Туапсе наштафлота.
11.Вам находиться в Керчи.
12.Для непосредственного руководства обороной Керченского полуострова назначить генерал-лейтенанта Батова.

И. СТАЛИН Б. ШАПОШНИКОВ Н. КУЗНЕЦОВ”

Других логических объяснений возврата “Армении” нет. Всякие версии про “золото в слитках”, “сотрудников НКВД” – для сирых и убогих, которых недолечили галоперидолом, либо выпустили из “Дома-2” за образцово-идиотское поведение.
Поскольку “Армения” не дошла до Севастополя – приказ “зажилили”. А может, в письменном виде его и не было. Довольно часто отдаются устные приказания, и в случае гибели получившего устное приказание, отдавший приказание может и не сознаться в том, что такое приказание было. Особенно, если найдутся люди, которые начнут настойчиво задавать вопросы.

Так или иначе, но и Ласпи, и Фиолент, и Казачка – три известных пляжа Крыма – могут быть, по сути, окраиной братской могилы на несколько тысяч человек. Впрочем, и Казачка и Фиолент таковыми уже являются – это если вспомнить последние дни обороны Севастополя в июле 1942 года. В этом отношении гораздо этичными, хотя и, менее безопасными, в санитарном отношении являются городские пляжи, расположенные внутри Севастопольской бухты. Но тема пляжей – не тема данной статьи, просто так получается, что место гибели “Армении” вероятнее всего находится недалеко от берега.

Чем объяснить малое число спасенных? Ветер от берега в сторону моря и минных полей, холодная вода (7 ноября) и большое волнение на море (“…крен катера достигал 45 градусов …”). Чем объяснить быстрое время гибели теплохода – 4 минуты? Его конструкцией. Большое количество пассажирских кают вдоль всего борта корабля, предусматривает наличие длинных коридоров вдоль всего корабля. С учетом волнения на море, а также того, что немецкие торпеды часто не держали глубины и выскакивали на поверхность, пробоина от торпеды могла оказаться на уровне или выше ватерлинии, что способствовало не только затоплению носовых трюмов, но быстрому распространению воды по всему теплоходу. Перегруз пассажиров в несколько раз выше нормы наверняка создал трудности для экипажа при борьбе за живучесть.
Нужно ли продолжать искать “Армению” или точное местоположение ее гибели должно по-прежнему оставаться неизвестным? Это вопрос больше политики, чем этики. Если мы по-прежнему хотим превращаться в жвачное быдло, поедающее попкорн и созерцающее очередного “супермена” в обтягивающем голубом трико – нет никакого смысла искать погибший теплоход. Если же нам важна наша история и мы ей дорожим – “Армения” должна быть найдена.

Ольга Тонина

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
captcha
Генерация пароля