Крот завелся… Милицейская байка

С самого начала операция не задалась. Едва группы выдвинулись по точкам наркопритонов, как от них стали поступать сведения, что там никого уже нет. Торгаши «белым» и прочего ассортимента наркоты дружно легли на дно. Места их осиротевших точек выдавали только грустные сборища наркоманов, лишенных кайфа. — Походу, крот у нас завелся, — засопел начальник городской наркополиции, сумрачно глядя на своих подчиненных оперов. Те сидели, скучно почесывая задницы. Было 5 утра и всем адски хотелось все это поскорее закончить и валить отсыпаться домой, под теплую сиську родной жены

Крот завелся... Милицейская байка


 — Крот, не иначе, — согласился его зам. И тоже сумрачно окинул взглядом оперов. @бать вас всех и без вазелина, расшифровали опера его тяжеловесную мысль. Уже третий раз они устраивали поздней ночью в самый глухой час попытку скрутить на месте выявленных наркодиллеров и нате вам… опять провал! — Ладно, че делать-то будем? — вернулся к конструктиву опер Иванов, которому до пенсии оставалось совсем ничего и @бал он в рот все начальство, что выражал всем своим видом. — Спецназ я уже вызвал, едут. — Да х@р его знает, — сознался начальник. Иванов отошел на время, связался со стукачком-наводчиком и после некоторого времени вернулся повеселевший. — Короче, есть железная наводка, там азербайджанские цыгане рулят. Им инфа про нашу беспезды секретную операцию не пришла, но они и так всех правоохранителей на х@ю вертели. Говорят, у них во дворе собака бешенный алабай чуть что с цепи срывается и охранник — чемпион по борьбе всея Айзербайджана. Ни адын спеснас-шмецнас не пройдет. В общем, забурели чучмечные жулики, надо им устроить. — Ну так давай, дуй и вяжи их, мы чуть позже подскочим, — буркнуло начальство. — А с кротом надо чета решать. П@здец, меня уже третий раз наверху @бут за показатели. Скоро выпнут к х@ям. Надо хоть отчет вменяемый состряпать. Иванов сказал «есть», сунул подмышку неизменную оперско-следаковскую папочку и устремился на выход, встречать областной спецназ. 




2. — В общем, как выезжаем из города, коттеджные поселки будут. Там баба такая со свиньей стоит, улыбается. — Свинья улыбается? — усмехнулся водитель. — Ну не баба же, — отвечал Иванов. — Попробуй на руки хрюкана взять и еще полыбиться. Они ж сука не кошки — вырываются. Он катил на микроавтобусе вместе с группой спецназа Госнаркоконтроля брать наглых цыган. Миновали упомянутую арт-композицию времен СССР со ржавой свинаркой и поросенком, с жизнерадостными буквами: «Добро пожаловать в наш зверосовхоз!» Свернули в пригород. По указанному адресу стоял приличный домик с высоким забором. Внутри угадывался силуэт собачьей будки и автомобиль ржавой марки ВАЗ. — Будьте осторожны, — предупредил командира спецназовской группы опер. — У них там в охране какой-то вольник и собака алабай. — Отсосут, — кротко ответил командир. — Меня пугает только наличие у них транспорта. — «Семерка»? — брезгливо сморщился водитель их микроавтобуса гордой марки БМВ. — Знаем мы эти «семерки», — сказал опытный командир. — Бывает, так рвет с места… А он точно знал, что ВАЗ может выжать. 




3. Было это еще когда он служил срочку в бердском спецназе ГРУ. Их учили на диверсантов, причем, как положено, с выпускными экзаменами. Но если обычных студентов ждала учеба, «халява приди» и прочая классика жанра, студентам-диверсантам требовалось условно завалить условную колонну противника. Дали им отрезок пустынной дороги, где никто не ездит, пустили по ней грузовик как бы с военным грузом, а с ним джип с принимателями экзаменов, которых также надо было завалить. Условно. И вот группа выдвинулась, заложила взрывпакеты, красиво разлеглась на обочине и стала ждать. И надо же было какому то @бнутому «подснежнику»-пенсионеру на своем ржавом корыте притарахтеть по той же дороге и пристроиться как раз между грузовиком и джипом. Ему и бибикают и машут, и уступают, мол, п@здуй по холодку, пока не рассыпался, уважаемый у@бок. Нифига. Как приклеенный @бошит между военными и в х@й не дует. Да пошел ты нах@й, из-за тебя экзамен срывать, подумал командир учебной группы. Своим же зловеще сообщил: — Если дедушко хочет шоу, он таки его дождался. После чего просигналил захват. Бабахнули взрывпакеты перед колонной. Потом началась пальба холостыми со всех стволов. Далее, как положено у диверсантов, требовалось подбежать к угандошенным ворогам, обшарить их на предмет документов, а кого недобили, дострелить. Сидит пенсионер в своем корытце и тихо обоссывает штаны со всего происходящего. А кто не обоссыца от такенного шоу? Вот перед ним останавливается джип, перед которым вздыбается взрыв. Джип с обочины обрабатывают автоматно-пулеметным способом. Потом выходят чуваки с автоматами все такие из себя диверсанты и начинают шмон с показательным дострелом сидящих в нем офицеров в бошки. — Уже когда всех условно ликвидировали, командир вспомнил про этого пенсионера, указывает на него и говорит мне: «Неловко как то получилось. Пойди, успокой его». И то ли фраза «успокой его» была пенсионером понята неправильно, то ли в сочетании с идущим к нему чуваком с дымящимся автоматом как-то не успокаивала. Но рванул он с места на своем гнилом ВАЗике так, что за считанные секунды ушел на горизонте в точку. И все уверовали — наш автопром, это сила. Просто не до конца реализовавшая свой потенциал. — Хорошо, — согласился опер Иванов. — Машину я сам постерегу, чтоб на ней никто не сбежал. 




4. Раньше с областными спецназовцами оперу не приходилось работать, все с родным ОМОНом. Потому после начала захвата он некоторое время пребывал в ступоре. Командир группы только дал сигнал, как все рванули через забор, будто лошади в конкуре или бессоновские Ямакаси. В доме что-то лениво заворочалось. «Вольник!», вспомнил опер Иванов. Огроменная детина рванула засов, открывая дверь. Видно, принял спецназ за гопоту, и решил надавать им по сракам за дерзость. Едва он открыл, как командир группы в одном прыжке оказался с ним рядом, всадив в пухлую морду с поломанными ушами приклад автомата. Удар отшвырнул охранника вглубь дома, туда же влетели спецназовцы. «Лежать!!!» «На пол!!!» «На пол, я сказал!!!» Визг, грохот, треск. Потом все мгновенно стихло. «Собака-алабай!», похолодев, вспомнил предупреждение стучака опер Иванов, пристраиваясь у гнилого вазика. Почему цыганы при своих ахуенных нетрудовых доходах юзают такое дерьмо, для него было загадкой. Ну цыганы, хуле с них взять. Быть сожранным страшной сторожевой зверюгой совсем не хотелось. Опер стал внимательно осматриваться по сторонам в поисках собаки. За домом что-то взвизгнуло, звякнуло и он увидел, как в предрассветной полутьме огородами прочь от них скачет лихим галопом огромная псина, а за ней, болтаясь на цепи, прыгает по земле сорванная с мясом будка. Охреневший вид собакена ясно говорил, что в рот он ебал разборки со спецназами а вписываться за ебанутых хозяев и не думает. — Бл@дь, где понятые? — опомнился от зрелища опер, взявшись за свои непосредственные дела. 




5. Точка оказалась богатой на наркоту: взяли всего и по-многу. В том числе огромный пресс налички. Хотя держать таки суммы денег в доме это пиздец, как авторитетно сообщил опер главному цыгану. Тот в ответ только повращал выпученными глазами, лежа с завернутыми ластами на полу, попутно напомнив про некого Захарченко у которого стока что ни ему, ни всему цыганскому народу и не снилось. Далее принялся обсуждать со своими сыновьями, кто возьмет все на себя и станет тянуть срок. Подтянулись еще спецы, опера. Надели перчатки, стали перед понятыми вытаскивать на свет божий улов в виде порошков и тестообразной субстанции. Опер Иванов вышел во двор, там уже был начальник городского отдела, матерящий своего водителя: тот умудрился спустить по дороге все масло с мотора и наотрез отказывался куда-то ехать, пока не починится и не зальется опять. Дело то житейское, но походу начальника жесско ментально оттрахали наверху, потому он вымещал злость на водиле. — Да харош, — зевнул опер. — Погнали на такси. Они были в штатском, а чтобы не пугать таксиста, даже немного отошли от места обыска. Машина прибыла очень быстро, сели, погнали. — Тоже не выспался? — участливо спросил таксиста опер Иванов, заметив, что у того красные глаза и сонный вид. — Да х@й тут заснешь, — пробурчал таксист. — Эти долбо@бы с ментуры опять решили сегодня ночью секретную облаву на наркоточки устроить. Диллеры сыпанули, как тараканы. Полночи их вывозил. Начальник хотел что-то по-начальственному рявкнуть, но Иванов его остановил и спросил водителя с невинным видом. — Чего ж за операция такая секретная, если о ней любой таксист знает? — А чего тут не знать? — посмотрел на него, как на дурака таксист. — Четыре часа ночи, а в здании наркополиции все окна горят. Я туда еще пару оперов в три ночи доставил. Последнему @блану понятно, операцию «Багратион» расписывают. Ну а торгаши, ясенх@й, их пасут. Как завидели свет в окнах, сразу подняли шухер. Некоторое время в салоне царила убитая тишина. — Останови машину, — тихим безжизненным голосом проговорил начальник наркополиции города. Так, словно ему только что на телефон поступила инфа, будто на территорию кинологического центра пробрался Панин и до смерти перетрахал всех служебных собак. Таксист послушался, быстро свернув к обочине. Начальник медленно направился к ближайшему дереву, воткнулся в него головой и только тут дал волю эмоциям. — Крот, бл@дь завелся!!! Крооот!!! Сукааа!!! Ааа!!! Крооот!!! Крики перемежались ударами начальственного лба об ствол сосны.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля