КАК “ОСУ” ОТУЧИЛИ “ЖАЛИТЬ” НА ХОДУ

Более 30 лет стоит на вооружении зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) “Оса”. Небо самых разных стран охраняют около 400 таких “Ос” – их поставляли в Алжир, Анголу, Чехословакию, ГДР, Гвинею-Бисау, Венгрию, Индию, Ирак и другие горячие точки или более менее спокойные места. Уникальность этого комплекса состоит в том, что все оборудование – и радары (обнаружения, сопровождения цели, ракет), и сами ракеты расположены на одной автомашине.

КАК -ОСУ- ОТУЧИЛИ -ЖАЛИТЬ- НА ХОДУ

Правда, первоначально предполагалось, что, кроме прочего, комплекс будет способен будет поражать средства воздушного нападения и на ходу. И вроде бы замысел был близок к воплощению, но… вмешалась интрига. Понадобился повод для замены руководства Научно-исследовательского электромеханического института (НИЭМИ), где разрабатывалась “Оса”. Повод нашли… и заодно потеряли исключительное боевое качество – стрельбу на ходу. Разработка зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) “Оса” началась в октябре 1960 года, согласно постановлениям ЦК и Совмина. Комплекс предназначался для защиты войск и их объектов от налетов авиации. В частности, во время марша мотострелковых и танковых колон, а также в различных формах боя. Основным разработчиком был определен НИЭМИ – он разрабатывал комплекс в целом, а также почти всю радиотехническую часть, за исключением ряда специфических устройств. К примеру, таких, как аппаратура “свой-чужой”, радиовзрыватель ракеты и т.п. Саму ракету поручили делать КБ-82 Тушинского машиностроительного завода, а самоходное шасси – Кутаисскому автозаводу. Был привлечен и ряд других смежников. Главным конструктором “Осы” был назначен Михаил Косичкин, имевший богатый опыт разработки радиолокационных станций орудийной наводки. Одновременно по заданию ВМФ проводилась разработка корабельного варианта ЗКР – “Оса-М”. В США также разрабатывали нечто подобное – комплекс “Маулер”. В итоге, затратив более 20 млн. долл., проект закрыли. И ни Америке, ни Европе не удалось разместить ЗРК такого класса на одной автомашине. Евгений Сударев, главный конструктор боевого вертолета Ка-52, так объяснил наш успех: “Да какая же западная фирма могла бы посвятить 30 лет разработке такой схемы и не прогореть? Это возможно было только в бывшем Союзе”. Конечно, на разработку “Осы” ушло гораздо меньше времени – 10 лет. Тем не менее для любой фирмы это срок немалый, и тем более что при создании комплекса пришлось преодолеть немало трудностей, которых западные фирмы избежали за счет размещения ЗРК на нескольких транспортных единицах. Поначалу “Оса” должна была быть представлена на государственные испытания в четвертом квартале 1963 года. Но не удалось создать ракету с заданными тактико-техническими требованиями (ТТТ). В сентябре 1964 года специальным решением правительства были установлены новые реально достижимые на то время ТТТ на ракету и определен ее новый разработчик – МКБ “Факел”. Главным конструктором ракеты стал Петр Грушин. Также был установлен новый срок предъявления на государственные испытания – второй квартал 1967 года. В ноябре 1964 года Михаил Косичкин был назначен директором НИЭМИ, и разработку “Осы” возглавил “человек со стороны”, специалист с большим опытом, Валентин Шишов. Как руководитель он имел серьезный недостаток – был слишком мягким и интеллигентным и даже в самые критические минуты никогда не повышал голоса. Однажды на Эмбенском полигоне ГРАУ в Казахстане, где испытывалась “Оса”, произошел весьма показательный случай. Когда неожиданно на экране пропал сигнал от цели-мишени, то выпущенная в результате ракета, конечно, промазала – мишень прошла еще около 200 километров и упала недалеко от населенного пункта. Хорошо, что никого не задело. А ведь тогда каждый пуск имел политическое значение, неудачи старательно суммировались. Как потом выяснилось, произошел небольшой бросок по питанию, и вылетел предохранитель приемника. Другой главный закатил бы “сцену” приемщикам, вина которых очевидна: и предохранитель не тот поставили, и не смогли сразу определить неисправность, а Шишов только и сказал: “Как же вы так работаете?” Много времени было потрачено на исследование режимов работы по низколетящим целям. И когда, худо-бедно, заводские испытания были завершены, в 1967 году начались государственные. В том же году закончились госиспытания морского варианта – “Осы-М”, и она была принята для вооружения кораблей ВМФ. А сухопутной “Осе” не повезло, – отказы следовали один за другим. Стало очевидно, что ресурс опытного образца исчерпан, а нового образца, который собирался на серийном заводе в Свердловске и вот-вот должен был быть готов, военные дожидаться не стали. Да и отношения у директора с сухопутным заказчиком были неважные. В итоге летом 1968 года испытания были приостановлены. Как и следовало ожидать, последовали оргвыводы. Руководителем предприятия и главным конструктором “Осы” назначили Вениамина Ефремова, за плечами которого была разработка принятого на вооружение в 1964 году ЗРК “Круг”. Пусковые установки “Круга” вместе с внушительными ракетами 3М8 разработки Свердловского машиностроительного завода (главный конструктор Л.В. Люльев) на протяжении нескольких лет участвовали в парадах на Красной площади. Благодаря этой разработке Ефремов сразу стал доктором технических наук. Кроме того, к Ефремову благоволил всесильный куратор оборонки Дмитрий Устинов. Непосредственно руководить разработкой “Осы” Ефремов поручил своему ближайшему заместителю по “Кругу” Иосифу Матвеевичу Дризе. Соответственно в тематический отдел №15, который вел “Осу”, на ключевые должности были расставлены люди из бывшего отдела Ефремова. Чтобы оправдать кадровую замену, новая команда должна была предложить что-то кардинальное. И она предложила – была затеяна перекомпоновка “Осы”. Пусковая установка, которая находилась перед антенным постом, была объединена с ним. Ракеты же были убраны из поля зрения антенн. Это был один из козырей новой компоновки: пусковая теперь не затеняет антенну, что в обратном случае сказалось бы при работе по низколетящим целям. И чтобы подчеркнуть этот якобы имевшийся недостаток прежнего варианта “Осы”, ее неизменно показывали в экстремальной позе с задранной на максимальной угол старта пусковой установкой, – мол, смотрите и делайте выводы: должна пусковая затенять целевую антенну под малыми углами места. Правда, этот внешне убедительный довод был скорее адресован непосвященным. На практике влияния пусковой установки отмечено так и не было. Другим новшеством был отказ от кутаисского восьмиколесного алюминиевого самохода и переход на брянский шестиколесный из тонкой стали. И не без оснований: действительно, машина, сотворенная в Кутаиси, имела много недостатков. Вдобавок ко всему один из образцов при испытаниях на плавучесть утопили в море. Однако прежнее руководство заказа уже прорабатывало вопрос замены боевого вездехода, и был предложен ряд других изменений, которые планировалось осуществить. Еще одним из аргументов новой команды стало превышение веса комплекса, заданного в ТТТ. Об этом говорилось на первых страницах проекта новой “Осы”. Любопытно, что в том же проекте в итоговой части комплекс стал еще более тяжелым. Но это уже, видимо, было не важно, главное – обосновать перемены. В результате “Оса” потеряла уникальнейшее свойство – возможность стрельбы на ходу, – в современном быстротечном бое это немаловажно. Дело в том, что раньше антенный пост находился на стабилизированной платформе, в новом же варианте с совмещенным антенно-пусковым устройством прямая стабилизация стала невозможной. Слишком уж большую массу пришлось бы удерживать. И в конце концов заказчик вынужден был смириться с потерей этого качества. А между тем на полигон приехал Главком Сухопутных войск генерал армии Иван Павловский. Он решил лично посмотреть боевую технику, которую покажут министру обороны маршалу Андрею Гречко. Увы, и “Куб”, и “Шилка”, и другое оружие выступили крайне неудачно. И тут Главком обратил внимание на зачехленную машину. “А это что такое?” – спросил Павловский. “Ефремовские” люди стали объяснять, что это, мол, опытный образец, и он не готов к стрельбам, да и вообще для его демонстрации надо разрешение из Москвы. Но Главком был неумолим: “Стреляйте! Ответственность беру на себя!” А под чехлом скрывался первый серийный образец “Осы”, который совсем недавно пришел из Свердловска. Подняли мишени. “Оса” с ними великолепно расправилась. “Вот такая техника нам нужна!” – воскликнул довольный Главком. Но не тут-то было. Руководитель экспедиции поспешил срочно звонить в Москву. А там Ефремов связался со всемогущим Устиновым. Результат было нетрудно предвидеть, – к приезду Гречко “Осу” убрали с глаз долой, а ее экипаж все дни показа “загорал” в гостинице, за 30 км от испытательной площадки. В итоге стоящий на вооружении ЗРК “Оса”, за который Вениамин Ефремов получил звезду Героя Социалистического Труда, а Иосиф Дризе – орден Ленина, стреляет только с установок. Эта история – одна из ста случаев, когда благодаря личным связям с сильными мира сего под сукном оказывались разработки, опередившие свое время. И от их прихоти порой зависит, что будет стоять на вооружении. Но благодаря самоотверженному труду именно инженеров и техников, годами пропадавших на полигоне в казахстанских степях и доводивших до ума “Осу” ценой своего здоровья, на лацканах пиджаков их руководителей засияли высокие награды. Валерий Родиков

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля